yakutia-daily.ru

Храмы Приленья: Экспедиции отца Анатолия

Наш герой в Якутии любит все. Любит реку Лену, любит тайгу, любит людей. Даже наши суровые морозы и те любит. А еще он любит детей и историю. Замешав все это на любви к Богу, отец Анатолий (Анатолий Астафьев) начал проводить школьные православно-краеведческие экспедиции. Об этих экспедициях и не только мы с ним и поговорили.

КОРЕННОЙ РУССКИЙ ЯКУТЯНИН

Первые Астафьевы на Енисее появились в начале XVII века. Уже потом их старинный род распространился по всей Сибири. Первым в Якутию приехал дедушка нашего собеседника — бежал в 30-е годы из Красноярского края от коллективизации. С тех пор тут и живут.

— Якутия — наша Родина! Настолько мы связаны с этой землей, что и мысли уехать отсюда у нас даже не возникает. Для русского человека я очень коренной якутянин. Супруга у меня тоже коренная сибирячка, тоже очень любит наш край.

По первому образованию отец Анатолий — историк. Еще в советское время закончил исторический факультет ЯГУ. Застал там многих корифеев нашей исторической науки.

— Я всегда любил историю. Для меня история — это пространство для мыслей. Это было первой причиной начать наши православно-краеведческие экспедиции.

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

А как священнику отцу Анатолию хотелось говорить с молодежью о самом главном, очень важных, очень значимых для них вещах. Не с позиции авторитета, не занудным языком нравоучений, а на равных.

— Экспедиции мы организуем с 2011 года. Всего у нас было их 11. Я всегда с сожалением смотрю, что происходит с нашей молодежью, и понимаю, что это не вина самих ребят, а окружающих их обстоятельств, в которых они живут. Так родилась идея — ходить с детьми в походы и там с ними общаться. Мы никогда ничего не навязываем детям, просто ребята общаются со священником, задают свои вопросы и понимают, что верующие — это нормальные, добрые люди, которые также думают о смысле жизни, ищут ответы, которые ищут все мыслящие люди, также любят свою Родину.

Когда отец Анатолий был ребенком, он жил в Якутске в 17-ом квартале. У них была соседка тетя Феня. Глубоко верующая женщина, она ходила регулярно в храм, соблюдала все посты, в общем, жила по церковному уставу. А для 70-х годов такие люди были большой редкостью. Да и наш герой не знал других православных, кроме тети Фени, и то только потому, что с ней общалась его мама. Тетю Феню люди сторонились, смотрели как на сумасшедшую.

— Мне хотелось показать детям, что верующий человек — это не дикарь, не какое-то инородное тело в обществе, а нормальный человек, имеющий нормальную рефлексию, может, даже более нормальную, чем те, кто о Боге не думает.

Повезло отцу Анатолию и с единомышленниками.

— У нас как-то сразу сложилась хорошая команда. Учительница русского языка и литературы Татьяна Максимовна, моя правая рука, без которой у меня ничего бы не получилось. Позже Лена Платонова в нашу команду влилась. Она работает в Управлении культуры Ленского района, занимается этнографией, рукоделием, народными ремеслами. Есть еще несколько крепких мужичков, которые ходят с нами в экспедиции. У нас две задачи: изучать историю родного края и вложить в детей что-то хорошее.

ЗАРИСОВКИ С МЕСТ

Первые экспедиции отца Анатолия были по Ленскому району. Искали заброшенные деревни, даже те, где и домика не осталось. А когда находили, делали зарисовки, искали место, где был храм, откапывали его фундамент, делали замеры. Потом пытались найти старожилов этих мест, проводя многие часы работы в архивах. И по каждой такой деревне появлялась статья. А уже из статей — сборник-журнал «Возрождение».

— О тех деревнях и селах, что мы нашли, никто никогда не будет писать, потому что профессиональным историкам это не интересно. А ведь там жили люди, любили, пахали, воевали, веселились, охотились, рыбу ловили, а потом раз — и как будто ничего и не было. Мне от таких мыслей всегда становилось очень обидно.
За 11 экспедиций успели побывать и исследовать свыше 150 населенных пунктов. Проделали колоссальный объем работы. Большое везение, что во многих местах находится хотя бы один энтузиаст, умный, добрый человек, который держит всю эту старину вокруг себя, хранит, бережет ее. А после нашей встречи прокатывается волна работ по краеведению.

Отец Анатолий говорит, что про экспедицию по Лене будет издана отдельная книга.

— Планируем издать отдельную книгу-энциклопедию «Храмы Приленья» со статьями о каждой церкви, фотографиями и рисунками, воспоминаниями старожилов и координатами на карте.

Мы уже издали несколько сопутствующих книг по истории Восточной Сибири. Одна связана с путешествием епископа Евгения Зернова 1913 года, там есть подробное описание населенных пунктов Ленского района. Другая принадлежит перу митрополита Нестора Анисимова, который был проповедником на Камчатке, у него там есть очерк по истории Восточной Сибири, редкая работа.

ПОЙТИ В ЭКСПЕДИЦИЮ МОЖЕТ ЛЮБОЙ ЖЕЛАЮЩИЙ

Чтобы пойти в православно-краеведческую экспедицию, вовсе не обязательно быть крещеным, верить в Бога. Наоборот, в экспедицию организаторы всегда старались брать самых обычных, можно сказать, случайных ребят, даже тех, что считает себя атеистами. С такими ребятами отцу Анатолию даже как-то проще общаться. Ведь для тех, кто ходит в церковь, священник уже обладает авторитетом, из-за чего на первых порах возникает барьер в общении.

— В наших экспедициях мы стремимся привить не веру в Бога, а вкладывать в ребят основы нравственности. Ведь нравственным человеком может быть и тот, кто не ходит в церковь. А дальше все уже от человека зависит.

Чтобы поучаствовать в экспедиции, к отцу Анатолию в Ленск приезжают школьники со всего Ленского района, из других городов Якутии, были даже ребята из Иркутска. Единственным ограничением для участия в поездке могут стать проблемы со здоровьем, слабое физическое здоровье.

Берут в поход и совсем проблемных ребят. Из социально неблагополучных семей, трудных, неуправляемых подростков. Это очень сложно психологически и морально.

— У нас разные формы экспедиции — бывает, всего на две недели по Ленскому району идем. И, конечно, с трудным подростком поработать за столь короткое время очень тяжело. Не успеешь познакомиться, а нужно расставаться. Вливаются такие подростки по-разному, когда хорошо, а когда и нет. Был случай — взяли трудного подростка, и все мы с ним так измучились. Нас было четыре педагога, а все вымотались из-за одного. Очень я жалел, что взял его и испортил всю экспедицию, ведь столько хорошего можно было успеть сделать. Но самое интересное, что этот парень после поездки очень сильно поменялся. Стал к нам в храм заходить, по-другому вести себя в обществе, иначе общаться с мамой. Не сразу видно, но хорошее откладывается в душе ребенка.

Или еще был один парень из неполной семьи. У него — типичное женское воспитание: бабушка, мама, тетушки совсем избаловали мальчишку. Взяли с собой в экспедицию. Там он впервые понял, что такое ответственность. Потом звонила его мама, благодарила, рассказывала, что начал с ней уважительно общаться, стал проявлять заботу о близких. Эгоизм его за время экспедиции испарился.

В Ленске большая проблема — много молодежи уезжает оттуда насовсем. И не может отец Анатолий знать, как сложилась судьба того или иного подростка, побывавшего когда-то у них в экспедиции. Но все же верит, что бесследно та поездка не прошла и оставила свой след в душе ребенка.

ПОРА УЧИТЬСЯ

С большим удовольствием отец Анатолий брал бы с собой в экспедицию краеведов, преподавателей истории и обществоведения. Ведь за годы экспедиций накоплен колоссальный опыт, который они могли бы перенять, а потом у себя в селе или городе организовывать свои экспедиции.

— Прежде чем мы со своими экспедициями встали на «твердые лыжи», у нас были и ошибки, и сложности с документами. Сейчас ведь проще ничего не делать. В том же СССР к любому ЧП относились с понимаем, учитывались все обстоятельства, которые ты не мог предусмотреть, сейчас же все стало значительно сложнее. А у нас уже есть методические наработки. Мы эту тему уже обкатали и готовы делиться своими наработками с другими.

Мы проплыли с детьми в общей сложности более 4,5 тысяч км, а река разная — от верховья, где воды по щиколотку, и заканчивая низовьем, где река, как море, тут же шторм и грозы, и многое другое. Такой опыт наработали, и с учителями могли бы отработать. У нас много энтузиастов, но не хватает нужных знаний и опыта.

История насыщена событиями и их нужно искать, раскапывать, зарисовывать, описывать, книжки издавать. Время проходит, старики умирают, история уходит с ними в мир иной. Некоторые люди, встреченные нами в поездках, даже претензии предъявляли: почему вы раньше не приехали, в 90-е старожилов еще было много живых! Поэтому, кроме нашей, должны появиться и другие экспедиции.

МЕЧТА И ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ

— Ездили мы и за пределы Якутии. По верхней Лене в Иркутскую область: Качугский район, Жигаловский район, Киренский район проплывали. Было желание по Киренге сплавиться, пособирать там сведения и артефакты. Места там дикие, никто давно не ходил.

— Зовут организовать такую же экспедицию, как мы делали по Лене, по другим рекам — Алдану и Вилюю, и написать очерки по православию в населенных пунктах по берегам этих рек. Это будет комплексная экспедиция РГО, сам являюсь его активистом, которое всегда организационно нам помогает. Есть мечта пройти путем Ерофея Хабарова от города Киренска до Хабаровска. Но это очень сложный маршрут, не для школьников, а для взрослых, крепких мужиков. По Тунгуске хочется сплавиться, она в освоении Якутии сыграла свою роль. Надеюсь, что нам удастся реализовать все наши планы.

Материалы по теме: 

Владимир Федоров: от Аляски до Камчатки 

Что таят в себе старые здания… 

Загадка города-призрака 

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top