yakutia-daily.ru

Владимир Федоров: от Калуги до Аляски

Недавно в Якутск приезжал поэт, писатель, драматург и фотограф, а в прошлом – геолог и главный редактор нашей газеты Владимир Николаевич Федоров. Приезжал, как водится, не с пустыми руками. С чем именно – об этом и был наш разговор.

«Аэродром» на сцене

— Одной из главных целей моего нынешнего приезда были переговоры о постановке в Русском театре новой пьесы с условным названием «Аэродром». Это история, которая предшествовала «Двум берегам одной Победы». В итоге премьеру запланировали на весну.

— О чем эта пьеса?

— О людях, строивших аэродромы перегоночной авиатрассы. Когда мой друг-писатель Егор Неймохов был пресс-секретарем Дорожного управления, мы с ним побывали у якутских дорожников до самого океана, выпустили две фотокниги.

Проезжая по «Колыме», я общался с её бывшими строителями, в том числе — и заключенными. С одним даже побывал в заброшенном лагере, где он сидел. А в Якутске на протяжении двух месяцев каждую субботу ходил в гости к женщине, которая провела в лагере десять лет. Только расшифровка записей наших с ней разговоров заняла 300 страниц.

Потом я переписывался с бывшим начальником лагеря, у которого сидели Русланова, жена Бухарина и другие известные женщины… Так что материала собралось немало. Конечно, для года 75-летия Победы такая интонация не совсем празднична, но люди отдавали всё для победы даже в лагерях.

Ломая стереотипы

— Согласна, не слишком праздничная тема…

— Про спектакль «Два берега одной Победы» поначалу тоже говорили: «Как можно сегодня утверждать с российской сцены, что американцы – хорошие!» Но без их помощи, без американских самолетов, без героизма наших якутских летчиков-перегонщиков в первые годы войны было бы просто невозможно воевать с немцами в воздухе на равных.

В итоге получился один из самых необычных спектаклей о войне в нынешнем театральном мире России. Неслучайно он по голосованию зрителей стал лауреатом Всероссийского фестиваля в Сочи, да и жюри поставило его на второе место среди постановок 12 лучших театров страны. Кстати, это был единственный случай за всю историю фестиваля, когда ни один зритель не бросил «черный шар» в вазу для голосования.

«Мелодия дождя»

– Что для Вас интереснее – писать рассказы или пьесы? 

– Так уж случилось, что Бог дал мне какие-то способности во всех литературных жанрах, и поэтому я могу не «тормозиться», к примеру, на поэзии, когда она по каким-то причинам «не идёт», а тут же переключаюсь на рассказы, пьесу или роман, сохраняя эмоциональный интерес к работе и получая от неё удовольствие. К тому же есть ещё моя давняя любовь – фотография.

Как у фотографа у меня с годами появились два особых места на планете – Африка и Камчатка, где я побывал по нескольку раз. Наверное, потому, что только там ещё можно ощутить дикую природу во всей её изначальной щедрости – увидеть (и заснять) разом полтора десятка медведей или такой же прайд львов в их естественной среде.

Африка подарила мне, помимо редких кадров, ещё и три десятка стихотворений. Московский молодежный театр им. Лермонтова поставил по этому циклу поэтический спектакль «Африканское сафари», сопроводив его моей фотовыставкой.

А Камчатка в последние годы, кроме колоритных медвежьих портретов, дарит вдохновение для нового романа, который станет продолжением «Сезона зверя». Таким образом удаётся постоянно жить в положительном эмоциональном поле и не заставлять себя делать что-то через силу.

— Получается творчество для Вас — это радость, а не муки?

— Любое творчество должно быть в радость, иначе оно сразу теряет крылья – и это всегда заметно по результату. Что касается востребованности жанров, то, к примеру, рассказы сегодня довольно охотно печатают в литературных журналах, которых в России не один десяток. Издательствам больше по вкусу романы, желательно – остросюжетные.

А для драматургии нужно найти «свой» театр, «своего» режиссёра, что довольно непросто. Мне повезло – я их нашёл. Хуже всего живётся в наше непоэтическое время стихам – тиражи их мизерные и большая часть книг выходит за счёт авторов.

— Свой режиссер – это Андрей Борисов или Александр Лобанов?

— Оба. После того, как Андрей Борисов поставил третий спектакль по моей пьесе, я в шутку сказал, что на этом надо заканчивать. Но потом были четвертый, пятый. «Аэродром», надеюсь, станет шестым. Мы с Андреем встретились перед самой его поездкой в Чечню на театральный фестиваль «Федерация», и, похоже, история аэродрома зажгла его по-настоящему.

Конечно, в этом была немалая роль директора Русского театра Александра Лобанова, который счастливо соединяет в себе качества творческого и делового человека, активно откликается на новые веяния и генерирует современные идеи. С ним очень приятно работать, как и со всей труппой Русского театра, где сегодня очень много талантливых актёров, причём в большинстве своём – молодых.

— Несмотря на непоэтическое время, Ваши стихи даже переводятся на другие языки… 

— Да, это так. В книге «Мелодия дождя» мои стихи вышли на двух языках – русском и армянском, на который их перевел поэт из Абхазии Артавазд Сарецян. К слову, он живет в Сухуми – городе, где родился композитор Грант Григорян, и с большим уважением относится к своему великому земляку.

Так что, помимо самих стихов, Сарецяна очень тронуло, что в Якутии Григоряна не забывают и недавно отметили его 100-летие. Поэтому «музыкальное» название сборника не случайно. Как и неслучайной была презентация «Русалки» и «Мелодии» в Доме дружбы народов им. Кулаковского.

К слову, недавно на Украине, несмотря на то, что у нас сейчас не лучшие отношения, издали мою книгу рассказов «Русалка». Переводчик – Елена Добровольская из города Винницы, а автором обложки стала Ольга Эпова, которая в свое время была художником-дизайнером газеты «Якутия».

– Как Вам удалось найти азербайджанских, абхазских, украинских переводчиков ваших книг?

– Я заметил, что в последние годы мои произведения начали жить собственной жизнью, не зависимой от меня самого. Знакомые между собой редакторы литературных изданий или их коллеги-писатели стали пересылать друг другу мои стихи и рассказы и печатать их, а я – неожиданно получать по почте журналы со своими публикациями.

Видимо, нынешнее непростое существование литературы в России (да и не только в ней) невольно родило какую-то внутреннюю форму поддержки среди писателей. Так получилось и с моими последними книгами за границей.

Выпустив повесть для детей в Германии «Приключения барона Мюнхгаузена на Полюсе холода» (которая в России так и не вышла), немецкий издатель попросил у меня рассказы для взрослых и тут же отправил их своим коллегам в Азербайджан и Украину, где они и были переведены и изданы.

Что касается поэтической книжки на армянском языке, переведённой поэтом из Абхазии Артаваздом Сарецяном, то мои стихи ему дала почитать «для знакомства» одна писательница-москвичка, приехавшая на Кавказ. И неожиданно попала в цель: Артавазд не расстался с моим сборником даже в больнице, попав туда с сердечным приступом. Интересно, что никого из этих переводчиков и издателей я никогда не видел вживую, но, конечно же, благодарен им до глубины души.

Точно так же я никогда не был знаком с литературным шеф-редактором «Российской газеты» Михаилом Визелем, который поставил в топ пяти лучших книг августа «Остров Аграфены», только что вышедший в Якутске. Тайной для меня остаётся и то, кто передал или отправил эту книгу Визелю. Вернувшись в Москву, постараюсь его отыскать и поблагодарить.

Об «Острове Аграфены» и Юрии Чертове

— А можно поподробнее, что это за «топ пять»?

— Это проект «Российской газеты», который ведёт Михаил Визель. Так вот, под рубрикой «Выбор шеф-редактора» он опубликовал топ «Пять книг для холодного августа». На четвёртом месте, к моему удивлению, оказался «Остров Аграфены».

— Для чего Вы приехали в Якутск в этом году?

— В Якутск я приехал на несколько дней, но всё же успел встретиться с читателями «Книги-03» – это святое. А в «Библиотеке 3D» мы с Ольгой Пашкевич и преподавателями филфака СВФУ провели вечер памяти Юрия Чертова, который в начале 80-х был заместителем редактора «Социалистической Якутии».

13 сентября Юрию Алексеевичу исполнилось бы 85 лет. В 1983 году именно он предложил мне перейти из газеты в журнал «Полярная звезда», где я, по сути, и стал писателем, а после ухода Чертова в «Розовую чайку» в 1989-м возглавил «Полярку».

Чертов и в Русском театре был моим предшественником. Насколько я знаю, Юрий Алексеевич – первый местный русский писатель, пьесу которого поставили в нашем театре. Это был «Июньский снег».

«Мои любимые Прончищевы»

— Наведался я и в Департамент по охране культурных объектов, чтобы состыковать наших хранителей  истории с калужанами – земляками моих литературных героев Прончищевых из «Созвездия Марии».

— Кстати, Вы видели фильм «Первые»?

— Фильм «Первые», снятый по мотивам этой пьесы, при всех своих спорных качествах сыграл немаловажную роль – всколыхнул историческую память в Калужской области, и там была принята двухлетняя губернаторская программа по увековечению памяти Прончищевых.

В Тарусе уже выбрали место для памятника, начали восстанавливать родовое имение Богимово. Давно пора и облагородить и могилу Прончищевых в Усть-Оленьке. Это же наша земля, и надо, чтобы якутяне обязательно в этом участвовали.

Порадовало меня то, что в канун моего приезда директор Русского театра Александр Лобанов провел успешные переговоры с Калужским областным театром по обменным гастролям в 2021 году. А это значит, что «Созвездие Марии» увидят на родине Прончищевых.

Теперь бы осуществить другую мечту – вывезти «Два берега одной Победы» на Аляску. Берегов было два, а постановку увидели только на одном нашем…

— А есть такая возможность?

— Основания для такой мечты есть – на том берегу уже много лет живет наша соотечественница и коллега-журналистка из Магадана Анна Верная, которая создала на Аляске Русский культурный центр и активно занимается не только историей прошлого Русской Америки, но и современными проектами, соединяющими две нынешних нации вопреки непростым политическим веяниям. В городе Анкоридже, где живет Анна, существует большой музей-ангар, в котором собраны самолеты времён Второй мировой войны, так что сценическая площадка с самыми подлинным «реквизитами», по сути, уже есть. И жители Анкориджа готовы с радостью встретить и принять наших артистов – об этом мы с Анной Верной уже не раз говорили. К слову, в эти дни Русский драматический театр успешно гастролирует в Магадане, и среди нескольких спектаклей в его афише – «Два берега одной Победы». Так что первый символический шаг ко второму берегу через Магадан сделан…

О «Вере и Слове»

– В последний день нынешнего приезда на малую родину состоялась очень важная для меня встреча, на которой архиепископ Якутский и Ленский Роман вручил мне премию «Вера и Слово», учреждённую епархией несколько лет назад в память нашего коллеги, трагически ушедшего из жизни журналиста Олега Емельянова – одного из бывших редакторов «Якутии».

Признаюсь, я испытал непростые чувства, поскольку Олег ещё совсем недавно был одним из самых близких моих друзей. Да и погиб он, можно сказать, на моих глазах… Но Слава Богу, что его имя теперь будет жить в этой награде и молитвенно поминаться в главном храме родной Якутии.

Хочется сказать большое спасибо архиерею Роману и за эту память, и за внимание к нашим литературным делам: в епархии регулярно проходят встречи с местными писателями, а когда я начал работать над пьесой, посвящённой Святителю Иннокентию, то владыка был первым её читателем, критиком и советчиком.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top