yakutia-daily.ru

Пантелеймон Егоров: «Инклюзивное образование не должно внедряться формально»

Как часто в обычной жизни вы замечаете вокруг себя людей с ограниченными возможностями? Не ошибусь, если предположу, что очень и очень редко. И это не случайно – бороться им приходится не только со своими недугами, но и с теми сложностями, что ставит перед ними окружающая действительность. Сегодняшний гость газеты «Якутия» – Пантелеймон Егоров, ученый с мировым именем, автор более ста научных работ по инклюзивному образованию, знает обо всех проблемах, что ставит жизнь перед слепыми людьми, не понаслышке. Ему самому приходилось бороться за право учиться и работать, а сегодня он пытается научить этому якутских ребят.

Дали поверить в мечту

Пантелеймон Романович родился в Якутске в многодетной семье. В своей автобиографической книге «И мечты сбываются» он с теплотой вспоминает своё детство.

Школьные годы он провел в Республиканской школе для слепых и слабовидящих детей в поселке Геологов.

– Я был очень подвижным и любознательным учеником. Любил играть в шашки, пел в хоре, был в восторге от спортивной гимнастики. И за всё это я хочу сказать большое сердечное спасибо моим учителям и воспитателям.

Первым учителем был Георгий Алексеевич Слепцов, который своим мягким характером, чутким отношением к людям, отеческой теплотой оставил о себе в моей душе неизгладимый след. Позже он проработал более 20 лет председателем Якутского правления Всероссийского общества слепых и, находясь на почетном посту, всегда меня поддерживал во всех моих помыслах и стремлениях.

Музыке нас учил один из первых незрячих мелодистов Якутии – Владимир Сергеевич Ким. Наш хор регулярно занимал первые места на городских смотрах художественной самодеятельности, ведь мы пели на четыре голоса. Владимир Сергеевич был у нас не только учителем музыки, но и воспитателем. Он великолепно ориентировался и ходил без трости, хотя у него было лишь светоощущение.

Вообще, хочу сказать, что каждый мой школьный учитель заслуживает того, чтобы о нем была написана отдельная книга. Именно они дали поверить простому незрячему мальчишке, что границы мира можно расширить, можно заниматься абсолютно всем в своей ограниченной недугом жизни. И я им поверил.

Очень важно, чтобы нынешние школьные учителя были чуткими к своим ученикам. Смогли показать, что ребенок особенный не только по своему здоровью, а особенный, потому что у него есть силы и данные достигать поставленных целей несмотря ни на что.

«Автомат» от декана

Пантелеймон Романович осуществил первую свою мечту, когда стал студентом вуза. Студенческая жизнь была настолько насыщенной, что к концу первого курса он чуть не бросил университет из-за пропусков лекций.

– На лекциях я писал по Брайлю, и, конечно, рука очень уставала. Тогда я стал приносить с собой магнитофон. Во время сессий я просил кого-нибудь из однокурсников готовиться вместе. Приводил его домой и целыми днями он вслух читал мне весь учебник. Первую сессию я сдал на “отлично”. Хотя на первых порах ребята с неохотой соглашались заниматься со мной, кому интересно весь день сидеть за учебником и читать вслух, когда рядом бурлит весёлая студенческая жизнь.

Однажды во втором семестре с однокурсником Олегом Борисовым мы услышали космические звуки электрооргана, который в ту пору был гордостью любого оркестра. Это шла репетиция вокально-инструментального ансамбля нашего физико-математического факультета. Мы робко постучались. Дверь нам открыл весёлый паренёк. Это был Володя Егоров, руководитель ВИА. Он спросил, что нам надо, мы ответили, что хотим играть в ансамбле.

С тех пор началась еще более веселая жизнь, я стал играть на саксофоне, иногда подменяя ударника. Репетиции продолжались с пяти вечера до одиннадцати ночи ежедневно. Мы играли на всех факультетских вечерах и каждую среду и субботу на танцах, которые проводились на первом этаже главного корпуса ЯГУ.

Пришло время сессии. Меня вызвал декан факультета Егор Трофимович Софронов и спросил, когда я буду сдавать ему зачёт по дифференциальным уравнениям? Я рассказал декану всю правду, признался, что не готов сдавать летнюю сессию и собираюсь бросать учёбу.

Егор Трофимович знал о моих гастролях и концертах. Он попросил мою зачётную книжку, поставил «автомат» по своему предмету и сказал, чтобы я не паниковал, а хорошенько подготовился к следующим зачётам. «Автомат» декана меня окрылил и, как по мановению волшебной палочки, по всем зачётам остальные преподаватели также поставили мне «автомат».

Так я получил допуск к экзаменам. В этой нелёгкой для меня ситуации мне очень помог известный в нашей республике первый незрячий мелодист, лауреат премии Ленинского комсомола, солист хора Республиканского радио и телевидения Фёдор Матвеевич Лобанов. Он пригласил меня к себе домой, где провёл профилактическую беседу, разъясняя, что без высшего образования я в этой жизни не достигну больших результатов. Спасибо, Фёдор Матвеевич!

Незаметно пролетели пять прекрасных студенческих лет, у меня в руках диплом об окончании физико-математического факультета ЯГУ. Сбылась ещё одна моя мечта. Я получил заветное высшее образование.

Уникальное детище

После окончания вуза Пантелеймон Романович долго не мог найти себе работу. По велению случая вернулся в родную школу для слепых и слабовидящих детей. Но уже тогда зародилась новая мечта.

– Каждый год я летом приходил в родной университет к однокурсникам, которые остались работать в вычислительной лаборатории, и просился к ним на работу не потому, что не любил учить детей математике, а потому, что меня очень привлекали программирование и научная деятельность. Но ребята мне отвечали, мол, приходи на следующий год, так как нынче вакансии программиста нет.

Так я ходил в университет четыре года, в последний мой приход мне сказали: что ты ходишь сюда, как ты со своим плохим зрением будешь работать программистом? Мне оставалось только развернуться и уйти не солоно хлебавши. Но и после таких слов я ни на йоту не отступил от своей мечты стать программистом, – вспоминает ученый.

К этой мечте пришлось идти очень долго. Но и она сбылась.

Сегодня Пантелеймон Романович возглавляет Северо-Восточный научно-инновационный центр развития инклюзивного образования, который вырос из Учебно-научной лаборатории адаптивных компьютерных технологий, равной которой не было ни в одном вузе.

– Учебно-научная лаборатория адаптивных компьютерных технологий, уникальная по своему статусу и оснащению современным оборудованием по мировым стандартам, была создана 29 октября 2010 года решением Учёного Совета СВФУ. Мы тогда закупили оборудование на 14 миллионов рублей. Ни один российский или европейский вуз на инклюзивное образование таких средств не выделял в один год. Сколько я ездил по вузам мира, аналогов нашему центру я не видел, только прообразы. А стало это возможным благодаря тогдашнему ректору Евгении Исаевне Михайловой.

Она мне сказала: «Вы 20 лет пытаетесь создать лабораторию и Центр в университете. Понятно, что вас совсем не поддерживают. Как, остались ли у вас силы, можете ли вы создать что-то уникальное?»

Тогда и появилась наша лаборатория.

Сейчас в СВФУ учится около двухсот студентов с особыми образовательными потребностями. 29 из них с проблемами зрения (трое незрячих), 27 – с проблемами опорно-двигательного аппарата (четыре колясочника), 22 – с проблемами слуха (половина из них вообще не слышит), остальные по общим соматическим заболеваниям.

И вот таким ребятишкам-студентам, благодаря Евгении Исаевне, мы создали условия, хотя многие тогда были против работы подобной лаборатории. Были и такие, кто говорил, что я «достал» всех темой инклюзивного образования.

В 2013 году, опять же благодаря ректору СВФУ Евгении Исаевне Михайловой, на Ученом Совете я защитил проект «Северо-Восточный научно-инновационный центр развития инклюзивного образования» и стал его директором. Мы занимаемся сейчас не только учебной, но и научной деятельностью.

Каждый ребенок с особыми образовательными потребностями из любого села нашей республики может не только поступить наравне с другими ребятами в СВФУ, но и получить специальные условия обучения и социализации в студенческую среду. Хочу отметить, что все наши студенты учатся только на «четверки» и «пятерки». Ведь выбор у них осознанный, мотивация высокая, если он вылетит – то куда поступит?

Если на весы истории не брать тот вклад, который внесла Евгения Исаевна Михайлова, работая на многих руководящих постах, вплоть до второго официального лица – вице-президента Якутии, а положить лишь 10 лет работы ректором СВФУ, во время которых были созданы специальные условия обучения студентов с особыми образовательными потребностями, то только за это ей надо ставить памятник уже прижизненно!

А с работой – проблемы

– Как обстоят дела в будущем у ваших выпускников? Все ли трудоустраиваются?

– А вот с этим проблемы. С приходом нового министра труда республики Елены Волковой оживилась работа Совета по делам инвалидов, были созданы рабочие группы, куда вошли представители Общества слепых, Общества глухих и других общественных организаций.

Когда я был студентом, меня сразу привлекли к работе в Обществе слепых, так как основной задачей общества тех лет было оказание содействия в трудоустройстве, улучшении социально-бытовых условий, обеспечении жильем, а дальше уже шла образовательная и культурно-массовая деятельность.

Кстати, раньше членом Общества слепых можно было стать с 14 лет. Сегодня – только с 18 лет.

– Что делают выпускники университета?

– Своих мы стараемся трудоустроить, например, в коммерческие фирмы, школы. Бывает, что они отказываются от работы, мотивируя это низкой заработной платой, стараются самостоятельно что-то найти, но не выходит. Работодатели с трудом идут им навстречу. Чтобы трудоустроиться сегодня, выпускник вуза должен владеть IT-технологиями на высоком уровне. Мы нашим студентам говорим, что работодатель берет на работу не балласт, а профессионала, который сумеет чем-то помочь, будет работать самостоятельно, никого не прося.

Быть самостоятельным

– Вы на своем примере показываете, что всего можно в этой жизни достичь. Вы полностью самостоятельный человек?

– Я работаю на компьютере. Использую два способа – говорящую программу и систему Брайля. Последнюю читаю с помощью брайлевской строки, то есть текст на мониторе выводится на нее. Кстати, такое оборудование доступно для наших студентов. У нас в центре 40 брайлевских строк. Мы раздаем оборудование студентам на время учебы, чтобы учились и пользовались.

Но и тут есть загвоздка. Из всех наших нынешних студентов знают рельефно-точечный тактильный шрифт Брайля только трое. Поэтому я настаиваю на том, чтобы школа учила слабовидящих этой системе. Сейчас в школе преподают по «зрячей системе», они пишут большими буквами, а читают «носом», то есть обычные учебники читают. И только полностью слепых обучают системе Брайля.

– После окончания вуза выпускники могут приобрести для себя брайлевскую строку?

– Это очень дорого. Но есть гранты, куда они могут написать заявку и получить оборудование. Также имеется федеральный список технических средств реабилитации, куда входят эти средства. Также есть республиканский перечень технических средств обучения. Так что получить можно, было бы желание.

– Пантелеймон Романович, в начале нашей беседы вы меня сразу поправили, что корректно говорить не школьники и студенты с ограниченными возможностями, а школьники и студенты с особыми образовательными потребностями. Это принципиально?

– Я, как ученый, против термина «инвалид», потому что он переводится как «непригодный». Новый термин, который ввело Минпросвещения, «человек с ограниченными возможностями здоровья» – тоже неграмотный. Все педагоги, ученые против этого термина. Когда говорят «школьники с ограниченными возможностями», то мне слышится «с ограниченными умственными возможностями».

Поэтому я придерживаюсь цивилизационного термина «обучающийся с особыми образовательными потребностями». Это очень гуманное словосочетание, не оскорбляющее, а подчеркивающее особенности детей и людей.

– Вы всегда следуете за своей мечтой. Хочу спросить, а какая у вас мечта сегодня?

– Инклюзивное образование не должно внедряться формально. Любая мама имеет право устроить своего ребёнка с проблемами здоровья в любой садик и школу без всякого унижения.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top