Не сахар, а мёд! Репортаж с якутской пасеки

Не сахар, а мёд! Репортаж с якутской пасеки

Известный в Якутии пасечник Анатолий Иванович Гаевой раскрывает секреты мастерства.
Читайте нас на

Пчела нахально купалась в мёде. «Ой, а в бочке пчёлки!» – воскликнула я, обращаясь к известному в Якутии пасечнику Анатолию Ивановичу Гаевому. Он улыбнулся: «Это осы. Обратите внимание, они летят только на запах настоящего мёда!»

Падевый мед

Вместе с Анатолием Ивановичем мы приехали к нему на дачу. Здесь настоящий медово-пасечный рай. Вот и собаки встречают нас, доброжелательно виляя хвостами: хозяин пришёл, значит, будет корм.

– Видите, какие липкие стали, цвет уже меняется, – говорит он, разминая листочки тальника во дворе. – Значит, будет падевый мед. Он такой же полезный.

– Пчелы из листьев тоже собирают мед? – удивляюсь я.

– Да, – смеется он. – Смотрите, воон летают, это они собирают нектар с листьев деревьев.

И точно, на верхушках берез, на одуванчиках внизу – везде трудяги-пчелки. Вжик, как маленькие самолетики, шустро пролетают мимо. Как объяснил Анатолий Иванович, падь – медвяная роса, сок растений, который появляется из-за перепада температур. Раньше считалось, что падевый мед относится к второсортному, сейчас его продают везде, и все прекрасно знают о его целебных свойствах. Он темного цвета, имеет характерную горчинку, и его могут употреблять диабетики.
Анатолий Иванович уточняет, что пчелы работают не только у него во дворе на даче, а стремятся лететь подальше, на заливные луга, на острова.

Ульи от Юрия Лужкова

В прихожей дачного дома витает чудесный, сладкий, терпкий аромат мёда.

– Это мы вчера откачивали мёд. Вот эти рамки вставляем в медогонку, вот в этот механизм, крутим его вручную, а центробежная сила выбрасывает мёд на стенки. Летом хорошо, сейчас похолодало, и уже труднее качать его, застывает мёд, – объясняет Гаевой. – Сейчас дам попробовать.

Я вся в предвкушении. Ммм, вкуснотища! Мёдом хозяин угощает и пчел. А как же, им ещё работать и работать. «А на зиму даем им сахар, кроме того, что запасаемся мёдом для них тоже. Не всё идет на продажу, трудяг моих тоже кормить надо, – говорит он. – Айда на пасеку. Только шляпку-накомарник наденьте!».
Пасека прямо тут, во дворе, 100 ульев. Поднять один ящик улея – дело затруднительное, ящики увесистые, тяжелые, килограммов эдак под 30. Значит, мёда полно! К слову, в своё время Юрий Лужков, мэр Москвы, подарил якутянину 12 ульев. Было дело.

– Ой, мамочки! – кричу я и хочу убежать. Рой пчел вьётся вокруг меня, но не трогают. Это молодые пчелки летают.

– Смотрите, сколько тут мёда! Работают молодые пчёлки, собирают мёд. Вот трутни ползают, – показывает пасечник других особей. Он вытаскивает сетку, она тяжеленная от мёда и вся в пчёлках.

– Хотите пчелиным духом подышать? – вдруг спрашивает Анатолий Иванович.

– Это как? – снова удивляюсь.

– Пошли, – и ведёт меня к ульям.

Открывает улей, машет рукой, мол, дышите, дышите, ниже, ниже наклоняйтесь. Ароматы, я вам скажу, специфические, ну, то есть, медовые, вкусные, сладкие.
Замечаю, что щели в ульях в нескольких местах заткнуты тканью.

– Чтобы им тепло было. Ночью уже холодно, – объясняет Анатолий Иванович. Такая забота!

Отдельно в контейнерах хранится забрус. Это, оказывается, тоже продукт пчеловодства, который остается после того, как срезается верхняя часть запечатанных сот. Такая вот медовая печатка, тоже, к слову, отличное профилактическое средство от простудных заболеваний. По-простому это то, что находится за бруском рамки улья. После удаления восковых крышечек жидкий мёд беспрепятственно вытекает в медогонку.

– Забрус можно жевать, он содержит воск, все вылечит: горло, нос, кишечник, печень, попробуйте, – протягивает мне ложку Анатолий Иванович. Послушно пробую, жую. Вкусно! Действительно, остается натуральный воск.

Зимуют пчёлы в павильоне, омшаник называется, при температуре 6-7 градусов. А пока тепло, пчела продолжает приносить нектар. Остались считанные дни, когда они ещё могут добывать мёд, а потом – на зимовку. В апреле их снова выпустят на волю.

– Весной им сперва надо облететься: избавиться от шлаков, набранных за зиму. А потом начнётся работа, – говорит Анатолий Иванович.

Колхоз «25-й партсъезд»

– О, чешет мой колхоз «25-й партсъезд» с Зелёного луга! Летят мои пчёлки, видите? – смотрит он вдаль. – Пчела живёт 42 дня, но не каждая доживает до такого возраста, как и человек. Болеют, становятся жертвами птиц, пауков, тонут в реке из-за чрезмерного груза – набирают слишком много меда от жадности, что взлететь не могут, залетают в дома, где их могут шлепнуть, да мало ли что с ними может случиться. Но, слава богу, рождаемость перекрывает смертность.

– А как пчёлы понимают, что вот это их дом, как находят дорогу обратно?

– Они знают его. Вы же тоже сначала на новом месте осматриваетесь, что рядом да около, так и пчёлки поступают, – комментирует поведение своих тружениц-«колхозниц» Гаевой.

А мог стать артистом!

Чем только не приходилось заниматься Анатолию Ивановичу, прежде чем он увлёкся пчеловодством! Был и циркачом, и преподавателем, и даже первым стюардом Якутии. К слову, мечтал стать …артистом и даже поступал в театральный. Пройдя успешно некоторые этапы творческого конкурса, срезался на баснях. От волнения разом все вылетели из головы! Летать на самолётах тоже не понравилось. «Рождённый ползать – летать не может!» – шутит Гаевой. Но, кроме шуток, считает, что всё предопределено свыше.

Его родители родом из Донецкой области, занимались пчеловодством, так что дело знакомое, хоть и не хотел поначалу идти по их стопам.

– Я родом из Союза Советских Социалистических Республик! Приехал строить БАМ, да так и остался тут. Впервые на сенокосе увидел якутское разнотравье, такого многообразия я нигде не видел! Вот так и понял, что стану пчеловодом, поступил в Красноярский сельскохозяйственный техникум. Так что занимаюсь пчеловодством не абы как, а профессионально, – рассказывает Анатолий Иванович.

Но прежде чем выйти на рентабельное производство, много проб и ошибок было – в Якутии своя специфика. Хотя, когда говорят о том, что у нас на Севере априори нет столько цветов, и якутский мёд содержит скорее сахар, чем цветочную пыльцу, Гаевой искренне возмущается:
– Посмотрите, сколько разных цветов растет у нас на лугах, да и световой день в Якутии длится долго. Мои пчелки трудятся до двух часов ночи, чтобы собрать весь этот нектар! Кроме того, здесь надо по-другому работать, я нашел свою изюминку. Никаким неликвидом я не занимаюсь, – утверждает пчеловод.

Пчелиная элита

Честно говоря, я не знала, что у нас в Якутии живут, в основном, осы, шмели да земляные пчелы, а вовсе не элитные медоносные дальневосточные, которых Анатолий Гаевой приобрел в Хабаровском крае. Оказывается, их ещё через каждые пять лет надо обновлять, то есть закупать новую партию.

По словам Гаевого, пчёлы на луга зря летать не будут. Сперва разведывают, где есть нектар, а где его мало, и только потом принимаются за работу. Наберут его побольше и в процессе полёта перерабатывают в мёд. Если набирают слишком много нектара, сбрасывают лишнюю ношу, а то могут не долететь до своего улья.

Мед сдают молодой пчеле-приёмщице, которая по-умному разложит его по разным ячейкам. А летают за нектаром старые опытные пчёлки. За летний день они добывают до 7-10 кг мёда. Правда, в этом году им удавалось добыть максимум 5-6 кг в день.

У Гаевого в ульях живут 100 семей, а в одной семье – порядка 170-200 тысяч пчёл.

Он показывает мне альбом с добрыми пожеланиями людей, которых вылечил при помощи своего волшебного мёда. Люди искренне благодарят его за действенную помощь.

Французское бордо

В свое время Гаевой помог шестилетней девочке, которой ушибли глаз пластмассовой пулькой из пистолета. Врачи развели руками, а Анатолий Иванович вернул ей зрение. Девочка давно выросла, стала врачом, вышла замуж за француза и уехала во Францию, а спасителя своего не забыла. Каждый год из далекой Франции под Новый год прибывает гостинец: бутылка чудесного вина бордо и коробка шоколада.

Своих дачных соседей пчеловод часто угощает мёдом. Нравится ему доставлять людям радость. Поделиться секретами разведения пчел, лечения Гаевого просят представители Китая, Таиланда, приглашают его на семинары, выставки, звонят из разных регионов России.

– А мне бы своих якутян выучить, помочь им. Я не жадный до денег, цель моего бизнеса – здоровье людей, – говорит он.

Рядом вертится внук Славка, шестиклассник, помогает дедушке:

– Качаю мёд, разжигаю дымарь… О, меня уже много раз жалили пчёлы! Больно ли? Ну, так себе, неприятно. А мёд я люблю, вырасту, тоже буду пчеловодством заниматься, – говорит он.

С удовольствием помогает и шестилетняя внучка Лера. А дед и рад. Ведь это семейный бизнес, и здорово, когда близкие понимают это и всегда рядом.

За 37 лет работы Анатолий Иванович обучил 12 человек, которые также занимаются этим интересным делом. Готов и дальше помогать в развитии пчеловодства, обучать, делиться знаниями, опытом. Он утверждает, что даже по истечении такого срока он не может сказать, что полностью изучил повадки пчел.

– Пчела, как и женщина. Сколько живешь, столько и будешь изучать! Вот и изучаю! – улыбается он.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
17 августа
  • 14°
  • Ощущается: 14°Влажность: 87% Скорость ветра: 0 м/с