Зинаида Максимова: ранняя помощь не приводит к инвалидизации детей

Зинаида Максимова: ранняя помощь не приводит к инвалидизации детей

Фото из личного архива
Читайте нас

В конце августа 1993 года на базе якутского филиала Всесоюзного научного центра аудиологии и слухопротезирования был организован Республиканский центр реабилитации слуха и речи. Это был первый в России центр такого профиля. У истоков его создания стояла кандидат философских наук, заслуженный работник социальной защиты населения республики, ныне директор Республиканского реабилитационного центра для детей и подростков с ограниченными возможностями здоровья Зинаида Максимова. Сегодня, в День социального работника, Зинаида Семеновна – наш гость.

В профессию –по семейным обстоятельствам

Зинаида Семеновна, мы знаем, что ваша первая специальность не связана с социальной службой. О какой профессии вы мечтали в детстве?

– Сначала я мечтала стать врачом (у всех моих кукол имелись следы от уколов в определенном месте), устраивала концерты с участием своих подруг. А затем благодаря своей старшей сестре Елизавете Егоровне Поповой появилась страсть к театру. С большим воодушевлением я стала заниматься в театральном кружке, исполняла главные роли, мы ездили на гастроли. Всё это позволило мне по-настоящему почувствовать себя актрисой. И после школы поступила в Якутское культурно-просветительское училище (ЯРКПУ).

После окончания по распределению  работала директором Дома культуры в селе Усун-Кюель (Сылан) Чурапчинского района. А в 1980 году поступила в Челябинский государственный институт культуры на методиста-организатора клубной работы.

– Были все задатки для успешной карьеры в области культуры: два образования, практика в сельском клубе.  Но в одночасье всё изменилось…

– Да, тогда казалось, что жизнь – это сплошной праздник. Во время учёбы встретила свою вторую половину Михаила Ивановича Максимова, вышла замуж. Весной родился Ваня. Мы, молодые родители, нянчились, как умели. Сын рос активным и здоровым ребёнком. Жили в Якутске, где Михаил работал экономистом в Госкомитете по занятости населения.

В 1985 году, когда ему предложили должность руководителя отдела по труду Нерюнгринского горисполкома, мы переехали в этот строящийся город. Познакомились с новыми людьми, обрели новых друзей. Я стала работать организатором концертов при Филармонии РС(Я).

А в жизни всё менялось… Ваня стал ходить в детский сад, и воспитатель попросила нас учить его разговаривать на русском.  Он очень много лепетал, даже любил забираться на лестницу и изображать докладчика. Был бойким, подвижным ребёнком. Но тут мы стали замечать, что он не слышит. Ребёнку было уже три года.

Раз пять ходила на приём к лор-врачу, но не осмелилась зайти в кабинет. Так боялась вердикта врача – умом понимала, что сын не слышит, но материнское сердце отказывалось верить в это. В голову приходил образ Герасима из «Муму»…

Но всё же зашли на приём, и нас отправили в Якутск, где поставили диагноз: нейросенсорная тугоухость 4 степени, глухота под вопросом. Это, конечно, было большим ударом для нас. В моём тогдашнем понимании, если инвалид, значит, во всем ограниченный, беспомощный человек. Тогда в нашем окружении и не было глухого человека, и я понятия не имела, что мы должны делать, как быть. Но со временем стала понимать, что помочь сыну можем только мы, родители. Человек в любой момент может поменять свой образ жизни.

Инициативная группа

– Как вы начали помогать своему ребёнку?

– Оказалось, что в городе мы не одни – есть и другие родители с детьми с проблемами слуха. Объединившись, смело взялись за дело. По инициативе родителей Насти Калюжной в детском саду «Жаворонок» открыли группу для детей с нарушениями слуха.  Из Якутска приехала сурдопедагог Лия Юрьевна Никольская. Ваню определили в этот садик. Мы ездили в Москву на обследование, купили слуховые аппараты.

Тем временем Калюжные с Настей съездили в Загреб. По приезду Мария Николаевна рассказала про чудесный верботональный метод реабилитации нарушения слуха и речи, и что можно пройти обучение и реабилитировать ребёнка по этому методу. В апреле 1990 года мы, две мамы, три специалиста, поехали в Загреб на трёхмесячные курсы.  Нас там встретил профессор господин Младен Ловрич – прекрасный человек, наш педагог, учитель не только по наукам, но ещё и по жизни. Потом он несколько раз приезжал к нам.

По специализации мне посоветовали курсы по фонетической ритмике, так как я окончила институт культуры. Моими педагогами-наставниками были профессора Весна Пинтер, Грета Милошевич. Мария Николаевна Калюжная специализировалась по функциональной СУВАГ-диагностике, Галина Васильевна Головина, Лия Юрьевна – по индивидуальной реабилитации развития слухового восприятия, восприятия звуков речи, слов, понимания устной речи через слух с помощью специальной реабилитационной аппаратуры.

– В чем состоит суть верботонального метода?

– Верботональный метод – это авторская методика профессора лингвистики Петара Губерина. Основной принцип верботонального метода заключается в том, что ребёнок с нарушенным слухом должен пройти те же стадии формирования речи, что и слышащий: реакция на звук, игра голосом, гуление, лепет, первые слова, фразы. Коррекционная работа основана на развитии слухового, тактильно-вибрационного восприятия речевых и неречевых звуков, максимальном использовании остаточного слуха. Другими словами, сначала должны развивать восприятие звука, голоса, а потом только индивидуально подбирать аппарат, пройти адаптацию. А это достигается путём большого труда специалистов и родителей.

Цель реабилитационной работы Центра – развитие речевых коммуникативных способностей детей и интегрирование их в общество слышащих. Верботональная система применяет точные и проверенные методы в выборе слухового аппарата, который позволяет человеку дать оптимальное слушание, максимальную разборчивость и хороший социальный контакт.

Верботональная реабилитация

– Таким образом, вы вернулись домой, вооружившись знаниями, готовые взяться за совсем новую для вас работу.

– Приехав из Загреба, мы организовали кабинет по верботональной реабилитации в детском саду «Жаворонок», где каждый по своей полученной специальности очень эффективно начал работу по верботональной реабилитации. Ваня тоже стал заниматься в этом кабинете.

В сентябре провели Всесоюзную конференцию, куда приехали специалисты почти со всех союзных республик СССР. Метод был принят профессиональным сообществом. Осенью открыли первый класс для 6 глухих детей в СОШ № 24, где мы с Галиной Васильевной и стали работать.

В итоге постоянных занятий по верботональной методике сын научился говорить, носил слуховой аппарат.

И в I класс пошел в общеобразовательную школу. Он сам по себе человек очень добрый. Ходил в разные кружки, танцевал – ничем не отличался от своих сверстников.

А дочка родилась, когда Ваня был ещё маленький?

– Да, она младше его на три года. Конечно, были большие страхи – а если она тоже родится с врожденными проблемами…

Фото из личного архива

Мы были на седьмом небе от счастья, когда поняли, что она слышит. И в тот же день мы на радостях купили новенькое фортепиано! Потом она на нём играла. Дети вдвоём росли самостоятельными, во всем нам помогали.

– А Центр тем временем развивался.

– Наш первый директор Дмитрий Иннокентьевич добился того, что мы стали филиалом Всесоюзного научного центра аудиологии и слухопротезирования с 127 штатными единицами! Стали набирать работников, без конца проводили обучение вновь поступающих специалистов.  Получили здание бывшего детского сада по ул. Ойунского, 1/1.

Но в 1991 году случился путч, и СССР не стало. Было непонятно, что и как быть дальше. Стали задерживать заработную плату.

Первый в России

– Кто помог центру в те трудные времена?

– Весной 1993 г. в Нерюнгри приехал наш первый Президент Республики Саха (Якутия) Михаил Ефимович Николаев, была организована встреча с представителями якутской диаспоры. Я выступила с предложением о передаче Центра в введение республики. Михаил Ефимович, как мудрый, прозорливый человек, одобрил и посоветовал обратиться в Министерство соцзащиты или здравоохранения. Через несколько дней я выехала в Якутск. Тогдашний министр социальной защиты РС (Я) Александр Константинович Акимов дал согласие принять Центр в ведомство. За две недели обошла все нужные ведомства, прошла согласование о переходе.  Дальше этим вопросом занимался наш директор. И в конце августа 1993 года на базе филиала Научного центра аудиологии и слухопротезирования был организован Республиканский центр реабилитации слуха и речи. Это был первый в России центр такого профиля.

Фото из личного архива героини

Дети стали приезжать из разных районов нашей республики. Люди приезжали надолго или  переезжали жить в Нерюнгри.

Чтобы углубленно изучить теоретические основы, я поступила на заочное отделение дефектологического факультета Московского открытого педагогического университета. Через пять лет получила диплом.

Тем временем мы переехали в просторное двухэтажное здание. Проводили конференции разного уровня, организовывали курсы повышения квалификации для педагогов. Центром был выпущен ряд сборников статей о методах воспитания, реабилитации детей с ограниченными возможностями здоровья. Были защищены несколько кандидатских диссертаций.

С целью диагностики и консультирования детей с ограниченными возможностями здоровья специалисты Центра выезжали в улусы. В результате работы выездной бригады в Нюрбинском улусе был открыт Центр реабилитации слуха и речи, в Амгинском улусе два лета подряд была организована летняя школа для детей с ограниченными возможностями здоровья и их родителей. Разносторонней работы проведено было много.

– После окончания школы Ваня куда поступил учиться?

– За время нашей работы в СУВАГе более 100 детишек было интегрировано в общество, все они прошли инклюзивное образование. В их числе и наш Ваня. После школы из их выпуска 7 поступили в в учебные заведения Новосибирска. Ваня стал студентом Новосибирского государственного технического университета. Остальные – Института социальной реабилитации (ИСР). Я много раз ездила к ним с гостинцами. Заодно читала лекции по сурдопедагогике на кафедре дошкольной дефектологии Новосибирского государственного педагогического университета, принимала участие в конференциях, проводила семинары.

Получив специальность программиста, Ваня вернулся в Нерюнгри. Сначала работал на птицефабрике, потом долгое время – в военкомате. Был женат. У нас есть замечательная внучка Софийка.

В октябре 2014 года министр труда и социального развития РС (Я) Александр Николаевич Дружинин пригласил меня заместителем в министерство. Позже и Ваня переехал в Якутск. С того времени успешно работает по специальности в одном из учреждений города. Я очень рада, что все наши выпускники социально адаптированы – все работают. Постоянно общаемся, время от времени встречаемся.

– Вы 17 лет руководили Центром СУВАГ в Нерюнгри, работали в администрации заместителем главы по социальным вопросам. И в министерстве курировали строительство Детского реабилитационного центра.

– Министр дал задание курировать строительство Детского реабилитационного центра. В декабре 2014 года вбили первую сваю будущего центра.  Началось строительство, и завершилось оно в конце лета 2017 года. 29 августа вышел приказ о моём назначении директором РРЦ для детей и подростков с ОВЗ. В январе 2018 года приняли первых детишек.

Фото из личного архива героини

В настоящее время Центр по роду его основной деятельности представляют пять отделений: отделение ранней помощи, социально психолого-педагогическое отделение, отделение социально-средовой реабилитации, социально-медицинское отделение, методический центр.

Ежедневно в наш Центр приходят около 200 детей и столько же родителей или законных представителей.

Советы родителям

– Что бы вы посоветовали родителям, воспитывающим детей с ограниченными возможностями здоровья?

– Всегда говорю, что в семье нужно много разговаривать с ребёнком и между собой. Ребёнок должен видеть разговаривающих людей, а не тех, кто постоянно сидит, уткнувшись в телефоны. В наших реалиях общение заменено гаджетами. Это одна из причин задержки развития речи у большинства детей. Ведь для того, чтобы речь развивалась полноценно и становилась богаче и сложнее, ею нужно регулярно пользоваться, она должна быть необходима в общении.

Родителям советую дома постоянно заниматься с ребёнком, а чтобы научиться с ним общаться, заниматься, они посещают занятия в нашем Центре. Каждый наш специалист с большим удовольствием отвечает на вопросы родителей.

Фото из личного архива

Надо жить и заботиться о ребёнке. В пример привожу родителей вундеркиндов, которые столько силы, времени уделяют своему ребёнку, везде их возят, занимаются с ними. Только при таком постоянном контакте можно чего-то достичь. И родителям с детьми с ОВЗ тоже.

– И это надо начинать уже с раннего возраста.

– Да, вот почему мы стараемся развивать раннюю помощь. Выявить какие-то нарушения в раннем возрасте, провести реабилитационные мероприятия, чтобы не довести ребёнка до инвалидизации.

– Откуда черпаете силы и энергию?

– Черпаю силы от работы – благодаря нашим занятиям любой ребёнок становится лучше. Для нас большая радость – увидеть результаты своего труда.

Коллектив у нас молодой. Специалисты профессионально растут. Это тоже здорово.

 

 

Мария Решетникова.

Фото из семейного архива Максимовых.

 

 

 

 

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
Поделись новостью:
16 июля
  • 27°
  • Ощущается: 27°Влажность: 44% Скорость ветра: 4 м/с

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: