yakutia-daily.ru

Жизнь после пандемии

Эксперты по-разному составляют свои прогнозы о том, как изменится наша жизнь после пандемии. Возможно, мы надолго потеряем интерес к зарубежным поездкам, абитуриенты не захотят учиться в столичных вузах, а жители городов будут мечтать о домике в деревне. Свое мнение по этому вопросу для «Якутии» высказала кандидат политических наук, руководитель Центра этносоциологических исследований Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН Ольга Васильева.

– Ольга Валерьевна, как изменится наша жизнь после пандемии?

– Первая фаза эйфории после того, как люди наконец выйдут из изоляции, пройдет быстро. Статистика прошлых лет указывала, что у нас в стране около 38 млн человек самозанятые либо работают без официального оформления. Сейчас они находятся в наиболее неблагоприятном положении. Скажется на ситуации и то, что цены на нефть упали, что спровоцировало девальвацию рубля. Товары дорожают, покупательская способность падает, таким образом можно прогнозировать усиление социальной напряженности. Последняя может повлечь за собой конфликты, например, ухудшится отношение населения к мигрантам. Еще до наступления пандемии мы проводили исследования на эту тему и фиксировали, что субъективная оценка своего материального положения как неблагополучного коррелировалась декларацией более негативного отношения к мигрантам. Схожие тенденции были выявлены и всероссийскими опросами общественного мнения, которые проводили крупные центры его изучения.

– Сейчас многие поняли, что жить в частном доме со своим двором, где можно погулять, гораздо лучше. Можно ли предположить, что люди возвратятся в села?

– Нет, люди привязаны к своему месту работы, в селе возможность получать доходы гораздо ниже. Другое дело, что сейчас многие могут задуматься о строительстве частного дома, дачи. Возможно, такой вариант привлечет многих. В этом контексте интересными выглядят взгляды Первого Президента Республики Саха (Якутия) Михаила Николаева, который всегда говорил о том, что необходимо поддерживать и стимулировать строительство индивидуального жилья усадебного типа. Именно такая форма позволит не только преодолеть современные центростремительные демографические процессы, но за счет иной формы организации местного самоуправления позволит развить гражданскую ответственность. Безусловно, такие проекты не могут быть реализованы без существенных финансовых вливаний со стороны государства как в формирование инфраструктуры, так и стимулирование населения. Однако сама мысль о необходимости изменений в пространственном развитии уже возникла и, скорее всего, проявит себя в долгосрочной перспективе.

– Ведутся ли исследования по поводу изменений отношений между людьми? Например, мы перестанем обниматься, здороваться за руку?

– Считаю, что бытовые ритуалы взаимодействия людей вряд ли подвергнутся изменениям. Снижение тактильного контакта – вынужденная мера во время карантина. В основе практик взаимодействия заложены культурные факторы. Именно культурные факторы сыграли свою роль в подавлении пандемии в странах Юго-Восточной Азии, Японии, Южной Корее. Дисциплинированность, социальное дистанцирование, отсутствие тактильных контактов относятся к культурной норме в данных странах.

Новые привычки

– Могут ли появиться у нас новые привычки?

– Сложно судить об этом. За короткое время вряд ли они появятся и, если даже появились, то, скорее, не закрепятся. Такое возможно при длительном сохранении ситуации. Безусловно, все это останется в коллективной памяти, но не сможет существенным образом повлиять на наши бытовые привычки, практику взаимодействия, сложившиеся в течение предшествующего длительного времени.

– А потребительские привычки изменятся?

– Хотелось бы, чтобы изменились, поскольку современные глобальные экологические вызовы связаны с деятельностью человечества, высоким уровнем потребления. Но думаю, что люди вернутся к своим привычкам. Кроме того, хочется отметить, что пандемия у нас, в сравнительно отдаленной от мировых центров и мегаполисов местности, все же проходит не с такими явными изменениями в образе и темпе жизни, чтобы люди переосмыслили свои потребительские привычки. Торговые организации, столкнувшиеся со спадом продаж, после пандемии будут заинтересованы, чтобы люди пришли к ним, купили продукцию. Уже сейчас они предлагают масштабные скидки, придумывают различные акции, чтобы привлечь людей, активно переходят в онлайн.

Поколение Covid-19

– Можем ли мы говорить о том, что вырастет новое поколение Covid-19?

– Сложный вопрос. У меня ребенок – дошкольник. По всей видимости, при повторении таких ситуаций для поколения его сверстников это может стать нормой. Для него уже сейчас наше нынешнее состояние – не чрезвычайное, как представляется нам, а нормальное. Считает, что так и должно быть. Если такие ситуации будут возникать чаще, а вирусы выходить из-под контроля, то, возможно, и вырастет поколение Covid. А единичные случаи, думаю, не отразятся на формировании молодого поколения.

– Но мы можем прогнозировать, что людей-интровертов станет больше?

– На самом деле личностные характеристики сложно изменить даже под влиянием таких социальных потрясений, это скорее аскриптивные черты, над которыми сами люди не властны. Единственное могу сказать, что интровертам сейчас более комфортно находиться в данных условиях, чем экстравертам. Они и вне опасностей пандемии нуждаются в определенной доле социального дистанцирования, соответственно, жизнь в таких условиях для них представляет меньший стресс.

– Если приживется система дистанционного взаимодействия, не станет ли это ущемлять какие-то категории людей, тех же пенсионеров, людей, живущих в отдаленных районах?

– Цифровое неравенство в данном случае, конечно, присутствует, но оно было и до пандемии. В северных районах Интернет есть не везде, кроме того, его скорость низкая, что не позволяет использовать его возможности в полной мере.

Что касается образования, оно будет меняться. Не скажу, что в краткосрочной перспективе, но предпосылки для развития онлайн-образования были еще до пандемии. Сейчас оно было апробировано в широком масштабе и будет постепенно внедряться. По крайней мере, для обучения в вузах – это один из вариантов. Но мне кажется, что школьное образование пока не готово полностью перейти к такой форме обучения. Многие столкнулись с трудностями, дети не могут усвоить материал, воспроизводимый исключительно из динамика. Это действительно сложно даже просто с физиологической точки зрения. Еще два года назад научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ, один из реформаторов современного образования в России Исак Фрумин сказал, что система онлайн-образования в настоящее время не настолько хороша, чтобы охватить всех учеников средних школ. По его словам, к такому образованию готовы только высокомотивированные ученики, которые имеют какие-то результаты в учебе, остальным же будет крайне сложно.

Важные уроки

– Какие важные уроки мы должны усвоить из всей этой ситуации?

– Такие сферы общества, как здравоохранение и образование, не могут быть отданы на откуп рынку. Как показала пандемия, частная медицина не способна справиться с чрезвычайными масштабными событиями. Думаю, что сейчас все страны будут искать новый баланс между рынком и государством.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top Яндекс.Метрика