Заслуженный геолог ЯАССР Георгий Балакшин: «Нужно найти 100 кимберлитовых трубок, чтобы на одной из них стали добывать алмазы»

Заслуженный геолог ЯАССР Георгий Балакшин: «Нужно найти 100 кимберлитовых трубок, чтобы на одной из них стали добывать алмазы»

15:08
03 апреля 2023
Георгий Балакшин в год своего 80-летия в Нюрбе, на родном Вилюе. Фото предоставлено героем материала.
Читайте нас

Работа геологов, у которых имеется собственный профессиональный праздник, отмечаемый в первое воскресенье апреля, всегда была окружена ореолом романтики. Этому еще в советское время во многом способствовали писатели и кинематографисты. Ведь сколько мальчишек и девчонок, прочитав книжку или посмотрев художественный фильм, мечтали отправиться в настоящую полевую экспедицию! Геологический молоточек, компас, рулетка, лупа, пропыленный рюкзак, впитавший запах костра и дикой природы. Чувствуете это? Одним из таких очарованных геологией парней стал Георгий Дмитриевич Балакшин, который пришел в профессию еще в середине 1950-ых. В дни своего 90-летия он поделился с нами своей историей.

«Видимо, на роду у меня было написано стать геологом-геофизиком», — прокомментировал дату своего рождения в День геолога Георгий Дмитриевич.

Родился наш собеседник 2 апреля 1933 года в п. Нюрба Ленинского района Якутской АССР. С алмазами жизнь свела его дважды. С 1956 по 1968 годы в Амакинской геологоразведочной экспедиции с его участием были открыты две первые кимберлитовые трубки на Алданском щите и 80 кимберлитовых трубок в Анабарском алмазоносном районе. А внедренные им новые геофизические методы и технологии при поисках кимберлитовых трубок помогли открытию известных месторождений алмазов: трубок Юбилейная, Краснопресненская, Дачная.

Студент МГРИ Георгий Балакшин на практике в Нюрбе, 1954 год. Фото предоставлено героем материала.

А с 1998 по 2018 годы Георгия Дмитриевича, уже пенсионера, привлекли к работе в Амакинской и Ботуобинской геологоразведочных экспедициях АЛРОСА. Его огромный опыт и знания в течение 20 лет помогали в поисках и разведке алмазных месторождений в Западной Якутии.

— Расскажите о пути вашего становления в качестве геолога.

— В 1951 году с золотой медалью я окончил Нюрбинскую СОШ №1, и к тому времени я твердо знал, куда поступать. Так, с 1951 по 1956 годы я проучился в Московском геологоразведочном институте по специальности «Горный инженер-геофизик».

Тогда меня распределили в один закрытый рудник, но я хотел вернуться на малую родину и трудиться здесь, заниматься поисками алмазов. Поэтому я обратился в Министерство геологии с просьбой распределить в родной поселок, где находилась центральная контора знаменитой Амакинской экспедиции Якутского геологического управления. Мое прошение утвердили, и в последующие 12 лет с коллегами мы избороздили тайгу, мари, верховья рек в поисках кимберлитовых трубок.

На магниторазведке с Евгением Газелериди, на Вилюе, близ порога «Улахан Хан», 1961 год.

Начинал я инженером-геофизиком, был начальником геофизической партии. Параллельно я учился в аспирантуре, защитил диссертацию по поиску кимберлитовых трубок и стал кандидатом геолого-минералогических наук. В 1957 году меня вызвали в Якутск, и я стал начальником опытно-методической партии Центральной комплексной геофизической экспедиции ЯТГУ. В 1969 году был назначен главным геофизиком Якутского территориального геологического управления и ПГО «Якутскгеология». Там я проработал 22 года, за это время я успел позаниматься всем: алмазами, золотом, углем, нефтью, газом – в общем, всеми полезными ископаемыми.

— Раньше ведь работа геолога была неразрывно связана с тайгой, полевыми работами. Была в этом какая-то романтика, а с индустриализацией, говорят, все ушло. Так ли это?

Наше время было золотым веком геологии, это период многочисленных открытий. Возможно, стало меньше романтики, больше офисной работы, но чего не отнять у геологии, то это ее инновационный характер. Многие думают, что это сегодня геология изменилась, больше используются ИТ-технологии, но это не так. Геология всегда была инновационной – в этой сфере внедряли новейшее и передовое оборудование. А 1950-80-е годы прошлого века – это период бурного развития геологии алмазов и поисково-разведочных работ. Тогда геология всегда была в центре общественного внимания, государство делало все возможное для ее развития. Именно таким образом в Якутии были сделаны геологические открытия мирового уровня. И открытия эти зачастую делали «в поле».

Георгий Балакшин во главе отряда Амакинской экспедиции к трубкам в районе г. Мирного, 1960 год. Фото предоставлено героем материала.

Справка:

Георгий Балакшин проработал в отрасли 58 лет. За этот период ему было присвоено звание Заслуженный геолог Якутской АССР «За заслуги в области развития минерально-сырьевой базы Республики», вручен ряд государственных и ведомственных наград, в том числе Премия Совета Министров СССР, Знак отличия «Гражданская доблесть», Знак «Отличник разведки недр».

— С наступлением 90-х годов геологии стали уделять меньше внимания?

— С распадом СССР в алмазной промышленности и геологии наступили тяжелые времена. Но все же работа не останавливалась. В этот период геофизические эксперименты проводились только в тресте «Якуталмаз». Позже появилась АЛРОСА. Создание этой компании, дало импульс дальнейшему развитию алмазной промышленности, которая было жизненно важной для республики.

Это период установления рыночных отношений в России, экономических связей с окружающим миром. Происходили большие изменения. Но АЛРОСА не стала походить на другие транснациональные компании. Она и сегодня опирается на давние традиции, оставшись якутской компанией с глубокими и крепкими корнями. Компания вносит большой вклад в бюджет Якутии, поэтому ее справедливо называют «локомотивом» социально-экономического развития нашей республики.

— Вы сказали, что защитили диссертацию по поиску кимберлитовых трубок. Устроившись уже в АЛРОСА, использовали ли эти методы?

— Почти все проекты, представленные в диссертации, были реализованы. В качестве главного геофизика «Якутскгеологии» я возглавлял секцию геофизики министерства геологии СССР. Там мы проделали большую работу по алмазной геологии – «Методические указания по поискам коренных месторождений алмазов на Сибирской платформе (Якутская алмазоносная провинция)». Эта работа стала директивным документом для всех геологов и геофизиков Советского Союза. Это комплекс геолого-геофизических методов, в число которых включена сейсморазведка – дорогостоящая технология, которая требует применения сложного оборудования, но это самый надежный поисково-разведочный метод в геологии.

Главный геофизик ЯТГУ Балакшин Г.Д. и главный геолог Ботуобинской экспедиции Богатых И.Я. совершают облет заполярных алмазоносных площадей, 1978 год. Фото предоставлено героем матераила.

Я проработал в АЛРОСА с 1998 по 2018 годы, и в это время эти наработки активно использовались. В настоящее время сейсмические методы в АЛРОСА проводятся на достаточно высоком уровне, с улучшенной технологией.

— А сколько всего кимберлитовых трубок открыто в Якутии, сколько из них рентабельных?

— Алмазные месторождения очень разнообразны и трудны для поисков. В Якутии открыто более 1100 кимберлитовых трубок, из них только 15 промышленно алмазоносных. Рентабельность остальных трубок будет улучшаться по мере совершенствования способов их разработки. Также будут появляться новые формы залегания кимберлитовых тел.

Кстати, недавно было открыто месторождение алмазов так называемого «даечного» типа – кимберлитовое тело «Майская». В таком типе алмазный пласт залегает в вытянутой вертикальной форме небольшой ширины. В числе первооткрывателей есть мои друзья-геологи – Александр Толстов и Григорий Копылов. Также когда-то обязательно будут открыты и новые пластово-горизонтальные алмазоносные тела. Да и новые перспективные для поисков алмазов площади на территории Якутии имеются.

Во главе отряда электроразведки на Нежданинском золоторудном месторождении, 1868 год. Фото предоставлено героем материала.

— Какие минералы добываются попутно с алмазами?

— Попутно с алмазами добываются такие минералы, как пироп (красного цвета), оливин (зеленого цвета), пикроильменит (черного цвета). Они могут использоваться в ювелирном деле, но интереса к ним у промышленников и предпринимателей пока нет.

— Какое у вас самое яркое воспоминание с работы, может открытие месторождений?

— В 1964-1968 годы мы работали на Анабаре, тогда я был начальником геофизической партии. В тот период мы с коллегами – геологами, буровиками – открыли 80 кимберлитовых трубок, но только пять из них были алмазоносными, а вот промышленных среди них не было.

По статистике, нужно найти 100 кимберлитовых трубок, чтобы одна стала промышленно алмазоносной.

— В этом году День геолога выпадает на 2 апреля. А какие традиции есть у геологов в АЛРОСА?

— Возможно, это прозвучит совсем банально и просто, но это – дружба. Все, кто трудятся в геологии, остаются друзьями на всю жизнь. Вот и мы в компании все всегда на связи.

Интересный факт:

Георгий Балакшин дружил с известным российским поэтому Евгением Евтушенко, который совершил по Якутии пять творческих экспедиций по северным рекам. В трех из них участвовал Георгий Дмитриевич. Он издал книгу «Алмазы и слезы», в которой собрал воедино все стихотворения Евтушенко якутского цикла.

Андрей Шилов.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
Поделись новостью:
13 июля
  • 30°
  • Ощущается: 29°Влажность: 37% Скорость ветра: 3 м/с

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: