yakutia-daily.ru

«Я не оправдал ваших ожиданий…»

Статистика утверждает: в большинстве стран за последние десятилетия заметно возросло количество юношеских самоубийств. Каждые 40 секунд в мире кто-то пытается покончить с собой. Говорить на эту тему, работать с родственниками погибших людей – крайне сложно, но необходимо. Об этом постоянно говорят психологи, однако наши люди пока очень сложно идут на контакт. Зачастую в семье, пережившей подобную трагедию, на тему самоубийства накладывается табу. Так произошло и в семье нашей нынешней героини Валентины. Однако женщина сделала свои выводы из случившегося и сегодня делится ими с читателями газеты «Якутия».
Валентина со своей болью живет уже более десяти лет. Родители так и не узнали, почему их Борька, всегда такой общительный, веселый, решился на такой отчаянный шаг. Говорят, накануне он поругался с пацанами. Но это была обычная ссора, какие у подростков случаются не раз.
— Мы не стали об этом говорить милиции, зачем мальчишкам портить жизнь? Обвинять никого не хотелось, хотелось просто забыться и не просыпаться, — вспоминает страшные дни мама. — Это моя боль, которая никогда не затихнет.
По мнению Всемирной организации здравоохранения, многие люди, которые думают о суициде, не обращаются за помощью. Им неудобно, они боятся встретить непонимание. С таким же отношением встречаются и родители детей, решившихся на отчаянный шаг. Как справиться с депрессией, чувством вины, которое их гложет? Многие замыкаются в себе и молчаливо несут тяжкий крест.
Справедливости ради замечу, психологи готовы к диалогу. Правда, родители не желают вести разговор, вновь и вновь заново переживать случившееся, бередить кровоточащую рану…
«Похороните меня с гитарой»
Боря оставил два прощальных письма: своей девушке и родителям. В письме для них было мало слов и никаких упреков. Сын благодарил за любовь и извинялся за то, что не оправдал их ожиданий. А еще попросил похоронить его вместе с гитарой…
— Для нас это было очень неожиданно, я думала, что никаких завышенных требований к сыну я не предъявляла. Считала, что у нас доверительные отношения. А сын нежно любил нас, — говорит Валентина.
Женщина до сих пор корит себя за то, что в последние минуты жизни ее не было рядом с сыном, Боря жил с бабушкой. Это казалось отличным выходом: школа рядом, да и бабушке помогать надо, а дома детей мал-мала. У бабушки спокойно можно готовиться к предстоящим выпускным экзаменам, заниматься музыкой, которую он так любил. А оказалось, что все ошибались…
В семье смерть сына, брата — закрытая тема. Валентина никогда об этом не говорила ни со своей мамой, ни с детьми. Братья и сестры Бори не знают правды, им сказали, что у него было больное сердце. Незаживающая рана кровоточит уже десять лет, и боль не отпускает ее. Она благодарна мужу Игорю, который всегда рядом. «Не знаю, что было бы со мной, если бы не его поддержка, — тихо утирает слезы женщина. — В некоторых семьях после таких случаев супруги расстаются, так и не простив друг друга».
— Самое ужасное, когда тебе говорят: «Крепитесь». Смерть собственного ребенка невозможно ни забыть, ни понять… Это неправильно, когда родители хоронят детей, — продолжает моя героиня.
После смерти сына она нашла стихи, которые он посвятил ей.
— Я так и не смогла их прочитать… — внешнее спокойствие выдают руки, судорожно сжимающие платок, и дрогнувший голос.
Не родной…
За год-два до трагического события Боря случайно узнал, что папа ему не родной. Его еще годовалым малышом усыновил отчим, второй муж Валентины. Сын спросил у матери, почему скрыли этот факт, а на её объяснения, что не желали его травмировать, хотели рассказать потом, он просто пожал плечами.
— Боря сказал, что чужого дядю, которого никогда и в глаза не видел, не будет считать родным отцом. Возможно, его слова усыпили мою бдительность. Я не придала самому факту особого внимания. Подумала, что сын воспринял новость адекватно, тем более отношения у нас в семье были более чем хорошие, и это стало моей ошибкой. Спустя годы я поняла, что именно тогда он изменился, как-то замкнулся в себе, стал более резким, — вспоминает мама.
Когда мама рядом
После трагедии Валентину спасла… беременность. Дети требовали внимания, навалились хлопоты и заботы о малыше. Валя так и не вернулась на работу. Она поняла, что больше никогда не оставит детей без внимания.
Когда однажды среднего сына вместе с одноклассниками завуч поймала при распитии алкогольных напитков, Валентина умоляла мужа сильно не ругать его.
— Никто не может предугадать, что творится в душе у человека. Даже близкого, — считает она. — У нас теперь так заведено, что каждый шаг детей мы контролируем. Они сразу отчитываются, как доехали, что делают, почему задерживаются. Это их не тяготит, считаю, написать пару строчек всегда можно, зато все спокойны. Беда стала уроком для меня — никогда не оставлять детей наедине с их проблемами, — говорит она. — Никогда не довожу какой-то пустяк до конфликтной ситуации, стараюсь понять их и поговорить. В общем, горячку не порю.
Горький жизненный урок научил ее сдерживать эмоции и следить за своими словами. Слово — оно такое, может ранить больно. Она готова первой извиниться перед детьми, если была неправа. Ведь именно дети спасли её. Эту боль женщина хранит в своем сердце и не желает ни с кем делить. Даже с психологами. Чувство вины, беспомощности от того, что они не смогли предотвратить беду, гложет Валентину до сих пор. Но ответа на этот вопрос у нее нет.
По официальным данным, количество самоубийств с начала 2018 года в России составляет около 2 тысяч, из них более трети — дети и подростки. Горько, но приходится констатировать факт, что Россия — на одном из первых мест по числу детских и подростковых самоубийств.
Выстрадать горе
Вероника АТЛАСОВА, педагог-психолог Центра социально-психологической поддержки семьи и молодежи РС (Я):
— К сожалению, только самая малая часть родителей обращается к нам за психологической помощью. Это, скорее, связано с нашим менталитетом. У нас не принято выставлять эмоции напоказ, мы все держим в себе и не готовы делиться горем с другими. Но это неправильно.
Родителям надо выговориться, понять, как пережить горе и жить дальше, ведь зачастую в происшедшем они винят себя. Как правило, на этой теме в семье ставится табу, родители
не говорят о случившемся и замыкаются в себе. А с этим надо работать. Родителям обязательно надо выговориться, поплакать, выплеснуть горе.
Родители, пережившие суицид ребенка, считают себя главными виновниками случившегося, чувствуют себя отверженными и одинокими в своем горе. Часто им кажется, что между ними и другими людьми возникла непреодолимая стена. Вот разрушить эту стену, снять с родителей чувство вины, прогнать страх одиночества, восстановить или обрести связь с миром и должен помочь психолог. Главное, не надо утешать родителей, говорить, что все пройдет, что еще будут дети и так далее. Человек должен выстрадать горе, пережить его. И, безусловно, лучше обратиться за помощью к специалистам. Ни в коем случае нельзя замыкаться в себе, в семье должны понимать, что произошло и как преодолеть горе.
Конечно, работать с людьми, пережившими такой стресс, как потеря ребенка, очень сложно. Снятие стресса подчас может длиться годами.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

Top Яндекс.Метрика