В Якутии 2021-2030 годы объявлены Десятилетием здоровья.

«Я испугался, но не за себя»: Первое интервью Андрея Коробова после выздоровления

Информагентство ОБС («Одна бабка сказала») за период его изолированного лечения уже успело несколько раз моего собеседника и в кому ввести, и в Москву отправить, и, тьфу-тьфу-тьфу, даже на тот свет оформить. К счастью, топ-менеджер «ЯТЭК» Андрей КОРОБОВ на этой неделе выписался из больницы , и теперь 14 дней он должен провести на карантине в гостинице предприятия. Корреспондент Якутия Daily поговорила с Андреем Владимировичем.

— С выздоровлением, Андрей Владимирович. Расскажите, пожалуйста, как вы себя чувствуете сейчас и как чувствовали во время заболевания?
— Спасибо за поздравления. Почти две недели я не чувствую никаких признаков заболевания. По ощущениям, это было обычное ОРВИ. В моем случае даже кашля не было, а имелись лёгкое покашливание и немного заложенный нос. Температура была 37 с половиной на протяжении двух дней, на третий поднималась чуть выше, но легко сбивалась. В целом, я ощущал недомогания три дня, затем все прошло.
— Удивительно тогда, как вы вообще заметили болезнь. Многие люди с такими симптомами даже больничный не берут.
— Все -таки ажиотаж уже начинался, и мое решение сдать тесты было обусловлено моим гражданским долгом. С тех пор как я почувствовал себя хуже, самоизолировался в гостинице и ограничил общение.
Плохую шутку сыграл тот факт, что у нашей компании есть служебная гостиница на 7 номеров. Несмотря на самоизоляцию, у нас была общая посуда. Допускаю, что именно она и дверные ручки способствовали распространению. Заболели исключительно те, кто проживал в гостинице. Поэтому особенность коронавируса – его высокая вирулентность, впрочем, как у того же гриппа.
— То есть информация от том, что вирусом можно переболеть и даже не заметить – это правда?
— Все страшные случаи связаны с осложнением в виде пневмонии и легочной недостаточности, которые возникают у людей с ослабленным иммунитетом, хроническими заболеваниями.
— Как вы думаете, когда вы заразились?
— До приезда в Якутию я был в Швейцарии, но там был ограничен круг общения, и все, кто был со мной в той поездке и общались до прилета в Якутию — абсолютно здоровы, включая мою семью. Поэтому предполагаю, что заразился в московских аэропортах.
— Как вам наши медики, больничные условия?
— Санитарно-гигиенические условия выполняются, защита врачей, персонала соблюдается неукоснительно. Вопрос в том, что сама конфигурация больницы должна быть сделана по- другому. Когда вы туда попадаете в активной фазе, у каждого пациента должен быть собственный санузел, а таких возможностей у больницы не было. Хотя так было во всем мире. По сравнению с видео из китайских больниц, где койки стояли максимум в метре друг от друга, в якутской больнице намного лучше.
— Каким образом вас лечили?
— Большая проблема в лечении то, что это новая болезнь и медики не знают, с чем столкнулись. И когда меняют три раза протокол лечения, становится тревожно от того, что ты понимаешь, что конкретного лекарства не существует. Это тяжело осознавать, как и тяжело находиться в полной изоляции, здесь я немного иначе думаю, чем врачи, полагая, что только иммунитет способен справиться с вирусом, а его состояние сильно связано с настроением. В одиночестве, изредка видя людей в масках, трудно сохранить оптимизм.
— Вы испугались? Честно говоря, многие бы впали в панику на вашем месте.
— Я испугался, но не за себя. За своих коллег, других людей, которых, возможно, неосознанно мог заразить, за компанию.


— Как, кстати, бизнес?
— Удивительно, но мы до коронавируса активно работали над созданием условий для удаленной работы нашей компании, делали сети, налаживали коммуникации, режим, и поэтому компания не почувствовала трудностей. Весь февраль месяц мы усиленно доводили систему до ума ,и она оказалась эффективной в этой «разведке боем». Мы все работаем и продолжаем работать сейчас удаленно и видим большие преимущества такой работы. Убытков в компании нет.
— Как отнеслись к заболеванию ваши близкие?
— Я получил столько пожеланий и теплых слов и внимания близких за эти дни! Больше, чем на день рождения.
— Но недоброго о вас тоже писали немало…
— Да, и как часто бывает, вымысла в этой информации было больше, чем истины. Все это время я был здесь, исправно соблюдал больничный режим, сейчас нахожусь в самоизоляции. Впрочем, сейчас все сидят дома на карантине.
У меня не было никакого злого умысла по отношению к жителям республики. Я часто здесь бываю и чувствую себя практически местным. Поэтому думаю, что простые люди вполне способны меня по-человечески понять. От этой болезни ведь никто не застрахован, и настоящая картина появится, когда будет сделано поголовное тестирование. Заболевших может быть гораздо больше.
— Не кажется ли вам, что активный бизнес и связанное с ним напряжение, усталость ослабляют иммунитет.
— Я очень тщательно слежу за своим питанием, отдыхом, эмоциями, потому что понимаю важность здоровья. Занимаюсь спортом, даже сейчас в условиях самоизоляции уделяю время занятиям на тренажере.
— А в больнице чем, помимо лечения ,занимались?
— У нас так много работы, что свободного времени практически нет. Даже в больнице. Я все это время продолжал работать. У нас много проектов, которые надо внедрять в жизнь. Так работа отвлекла и помогла выздороветь. Я думаю, что наибольший урон от нового коронавируса нанесен будет экономике, чем здоровью людей.

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ