Ветеран уголовного розыска Якутии Валерий Волков рассказал о самых громких делах

Ветеран уголовного розыска Якутии Валерий Волков рассказал о самых громких делах

15:03
05 октября 2019
Читайте нас на

Валерий Волков – полковник в отставке, ветеран якутской милиции с почти 30-летним стажем. 20 из них посвящены службе в Уголовном розыске. Будучи способным учеником таких зубров якутского сыска, как Виталий Измеров, Егор Васильев, Владимир Федюнин, Николай Петров, Валерий Николаевич, и сам воспитал плеяду оперативников, многие из которых и поныне возглавляют подразделения МВД. Несмотря на свой солидный опыт, мой собеседник никогда не общался с прессой. Тем ценнее прозвучит его рассказ для читателей «Якутии».

Валерий Волков получил диплом геолога в 1982 году, однако по специальности отработал всего год. На предприятие пришла разнарядка по линии комсомола: направить двух ответственных молодых людей для службы в милиции. В советское время это была распространенная практика – набирать сотрудников без профильного образования. И она себя оправдывала.

Убийство на «Елочке»

— Я поступил на службу в 1983 году в недавно образованный Ярославский райотдел милиции, — вспоминает Валерий Волков. – Начинал с должности участкового инспектора, поскольку с ходу в уголовный розыск попасть было сложно из-за строгого отбора. За мной была закреплена часть микрорайона Сайсары, от двухэтажных домов в районе магазина «Елочка» до Мерзлотки и частного сектора.

Совместно с оперативниками довелось раскрывать кражи, грабежи, разбои. Ни одного нераскрытого убийства на нас не висело. Запомнилось убийство в пивбаре на «Елочке». Там всегда собиралось много употребляющего народа. Как-то раз между двумя посетителями произошел конфликт. Один из оппонентов отлучился и вернулся с обрезом ружья. Прозвучал выстрел. Его противник был сражен наповал. Несмотря на множество свидетелей, точного описания преступника получить не удалось. Может, кто-то его и узнал, но промолчал из опасения мести.

После бессонной недели нам удалось напасть на след убийцы. Им оказался ранее неоднократно судимый Б. Он только освободился из колонии, стоял на учете. Сам по себе дерзкий, поэтому любителю пива хватило одного неосторожного слова, чтобы вывести зека из себя. При задержании Б., как опытный уголовник, не сопротивлялся, выдал орудие убийства.

Полковник в отставке отметил, что с ранее судимыми задержанными, которые знают, что их ждет впереди, сыщикам разговаривать проще. Они начинают торговаться, пытаясь выбить для себя наиболее благоприятные условия до суда: остаться подольше в ИВС, где более мягкий режим содержания, чем в СИЗО; смягчения предъявляемого обвинения и т.д. Однако сколько Б. ни торговался, все равно был приговорен к длительному сроку лишения свободы.

Опергруппа «Сайсары»

— Спустя три года работы на земле участковым меня приняли в опергруппу Сергея Мохова «Сайсары» (так делились зоны ответственности УГРО, а не по месту нахождения отделов внутренних дел, как сейчас), — продолжает рассказ ветеран. — В группе нас, сыщиков, было всего четверо. Маловато для охвата такого большого и криминогенного района. Но — мы были молодые и идейные! Вообще Уголовный розыск – это коллективная работа. И если человек показал себя с хорошей стороны, не уклонялся от службы, уживался с коллегами, то и коллектив отвечал ему взаимностью, поддерживал и не давал пасть духом.

В группе Мохова для меня началась круглосуточная работа: задержания, засады, общение с агентурой, картотеки. Чтобы не засветить агентов, встречались с ними в безлюдных местах или на явочных квартирах. Конспирация была на первом месте, иначе осведомитель и его близкие могли пострадать от рук криминалитета.

Порой приходилось работать сутками, не бывая дома, спали на раскладушках в кабинете. Негласные правила были жесткими: пока не раскрыли – домой никто не уходит. Отпускали в виде исключения на 3-4 часа поспать. Иногда отпрашивался утром – ребенка в детсад отвести.

Кто-то сидел в засаде, кто-то опрашивал свидетелей, кто-то проверял притоны. Компьютеров тогда не было, и весь «подучетный контингент» в несколько сот человек состоял в бумажной картотеке. Ее перебирали вручную, просеивали. В общем, такой стиль работы был тогда в порядке вещей.

По словам собеседника, во многом благодаря министру ВД СССР Николаю Щелокову сотрудники УГРО на Севере получали двойной оклад вплоть до самой перестройки. В целом зарплата оперативника выходила под 400 рублей, большие деньги в то время! С развалом Союза и наступлением лихих 90-х все это кануло в Лету. Зарплату мало того, что урезали — не платили месяцами. Многие сыщики были вынуждены уйти на гражданку, чтобы прокормить семью.

Резня на Парковой

— Запомнилась история с убийством в частном доме на улице Парковой в конце 80-х, — рассказывает Валерий Николаевич. – На майские праздники хозяина, бывшего пограничника, и двух его приятелей буквально изрезали ножами. В помещении все было залито кровью до потолка. Трупы убийцы спрятали в подвале дома. На отработку версий и подозреваемых у нас ушла неделя. В итоге мы их вычислили.

Сам погибший хозяин был несудимый, однако любил выпить, поэтому у него собирались разношерстные компании. Вот к нему и нагрянули трое ранее судимых с целью выпросить алкоголь, с которым в то время было туго. А получив отказ, устроили резню… Каждому из убийц был вынесен суровый приговор.

В процессе интервью я подметил, что, несмотря на прошедшие десятилетия, мой собеседник отчетливо помнит все детали, адреса, имена, фамилии и клички преступников, о которых рассказывал. И все же из соображений этики просил их не публиковать. Пояснил: «Они уже отсидели, сполна расплатились за свои злодеяния, да и потом вдруг у них дети, внуки…»

Бойня на заставе

— В 1991 году я перешел в УУР МВД, где начальником был будущий генерал милиции Виталий Измеров, — говорит Волков. – Там из нас, 12 крепких спортивных оперативников, отлично владеющих огнестрельным оружием, создали группу захвата. В случае совершения особо тяжкого преступления мы выдвигались в любой отдаленный уголок Якутии.

Почему группа захвата? Дело в том, что в то время и в помине не было таких подразделений, как ОМОН и СОБР, поэтому в случае операций с силовым захватом преступников оперативники УГРО могли рассчитывать только на себя.

Помню, в Нерюнгринском районе два солдата, которым до дембеля оставалось всего ничего, после конфликта с офицером, вступившимся за молодых, перестреляли всю заставу. Десятерых солдат вместе с лейтенантом изрешетили из автоматов в Ленинской комнате. В живых остались единицы, находившиеся за пределами заставы, в наряде. Эта застава на границе Нерюнгринского района и Амурской области охраняла железнодорожные туннели, различные склады, в том числе с оружием.  Поэтому убийцы подались в бега после бойни, вооруженные до зубов. Было опасение, что они попытаются захватить самолет, так как незадолго до этих событий заключенные ИВС Нерюнгри угнали Ту-154 в Пакистан.

Вояк из внутренних войск нагнали с избытком. Они стояли в оцеплении, в секретах. Однако их начальство нам прямо сказало: «Если что, вся надежда на вас, от солдат-срочников толку мало».

Разбившись на группы по три-четыре человека, мы искали беглецов по распадкам и заброшенным колониям, тут и там стоящим на сопках. Вскоре мы вышли на старое здание, где засели дезертиры-убийцы. На предложение сдаться они ответили яростной стрельбой из автоматов. Оно и понятно, со столькими жертвами на совести им терять было нечего. Ничего другого не оставалось, как ликвидировать их ответным огнем.

По воспоминаниям Валерия Николаевича, в той командировке в составе группы захвата был ее руководитель Федор Донской, будущий первый начальник ЯФЮИ, Владимир Сантуев, будущий первый командир якутского СОБРа МВД по РС(Я), Николай Молчанов, будущий второй командир СОБРа МВД по РС(Я), Игорь Демин, будущий начальник Басманного РОВД Москвы, а также прославленные сыщики Владимир Таюрский, Сергей Мохов, Алексей Еремеев. В общем, весь цвет якутской криминальной милиции!

В РУБОПе укрощали ОПГ

А потом грянули лихие 90-е. Разгул уличной преступности, рэкета, бандитизма и криминальных группировок. В связи с этим было создано Северо-Восточное Региональное управление по борьбе с организованной преступностью (СВ РУБОП). Начальником назначили легендарного милицейского генерала Виталия Измерова.

— У Виталия Константиновича были такие полномочия, что 50% личного состава он мог набрать в РУБОП из любого подразделения, не спрашивая разрешения министра внутренних дел Якутии, — поясняет Валерий Волков. — Основной костяк он набрал из числа сотрудников УУР МВД по республике. Оказал честь и мне. Ну как, оказал, вызвал, положил передо мной чистый лист бумаги и сказал: «Пиши рапорт о переводе!». «На какую должность?» — спрашиваю. «А ты что, Волков, карьерист, что ли?» — улыбнулся генерал. Так я оказался в составе РУБОПа в качестве замначальника отдела по борьбе с бандитизмом.

Нюрбинские, верхневилюйские, сосновские… Многих «торпед» и авторитетов из этих группировок доводилось лично задерживать Валерию Волкову. Так, он принимал участие в раскрытии резонансного убийства членами верхневилюйской ОПГ именитого якутского спортсмена, первого чемпиона СССР по кикбоксингу Александра Иванова. Задерживал «нюрбинских» и «жатайских», участвовавших в бандитской перестрелке на карьере близ Жатая.

Находясь на пенсии, Валерий Николаевич не сидит без дела – у него частное охранное предприятие. А в редкие периоды, когда удается оставить хлопоты по охранному бизнесу на своего заместителя, у Волкова появляется возможность уделить время любимым хобби – охоте и рыбалке.

— Мне посчастливилось работать с сильными операми, настоящими профессионалами своего дела, — с чувством произносит Валерий Волков. — Самое главное, мне повезло с наставниками. Это Владимир Федюнин, Ефрем Романов (ныне – генерал, главный инспектор МВД РФ), и, конечно же, Виталий Измеров… Пользуясь случаем, хочу от всей души поздравить ветеранов Уголовного розыска и действующих оперов с профессиональным праздником!

+1
4
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
1
+1
0
9 августа
  • 15°
  • Ощущается: 15°Влажность: 82% Скорость ветра: 3 м/с