Ветеран Николай Петров. На защите восточных рубежей

Ветеран Николай Петров. На защите восточных рубежей

"Мне, может быть, повезло, что я не был на западном фронте".
15:52
24 мая 2020

Сегодняшний наш собеседник – Николай Александрович Петров – закончил прерванное войной образование, стал выдающимся ученым-физтеховцем, принимал участие в реализации ГОЭЛРО.

Семнадцатого мая ему, Почетному гражданину Республики Саха (Якутия), заслуженному энергетику Российской Федерации, лауреату премии им. Г.М. Кржижановского Российской Академии наук за 2017 год, профессору, доктору технических наук исполнилось 94 года.

Николай Петров

– Николай Александрович, откуда вы родом?

– Родом я с Нерюктяйинского наслега Мегино-Кангаласского района, сейчас наслег более известен как село Павловск. Родители мои были многодетными и, кроме родных детей, воспитывали ещё и отцовских младших братьев и сестренку.

Учился я в школе неплохо и по окончании 7 классов поехал в Якутск, где поступил в сельскохозяйственный техникум на землеустроителя. Первый курс я полностью окончил, а во время учебы на 2 курсе меня призвали в армию.

– В годы войны Вы защищали восточные рубежи нашей Родины. Какие воспоминания сохранились о том времени?

– Меня в числе 62 новобранцев призвали на фронт практически зимой. Помню, было очень холодно, стояли морозы. 15 марта 1944 года нас повезли на машине в сторону Читы. Все из нашего набора – а это 62 человека — были якутами, и практически все мы были образованными, так как являлись студентами техникумов и выпускниками школ ФЗО, тогда было такое фабрично-заводское обучение. Сколько из тех 62 ребят сейчас в живых осталось – я не знаю.

Когда мы доехали до станции, где был штаб Забайкальского военного округа, то нам объявили, что на фронт мы не поедем, и повезли нас на станцию Даурия, где располагался военный городок. Там нас настраивали, что мы должны быть готовы в составе войск Забайкальского военного округа отразить атаку, если Япония откроет на востоке второй фронт.
В 1944 году было проведено 10 сталинских ударов, то есть на западе шло массовое наступление наших войск по всем фронтам. Война уже склонялась в пользу Советского Союза, дело шло к нашей Победе. И когда уже в августе 1945 года наши объявили войну Японии, Верховное Главное Командование обеспечило переброску военных сил, намного превосходящих силы Японии, с запада на восток. Поэтому советско-японская война закончилась за очень короткое время.

Мы непосредственно в военных действиях не участвовали, рыли окопы. Затем, после окончания военных действий, опасаясь возможного нападения американцев на СССР, 5-6 человек из числа наших ребят, в том числе и меня, отправили учиться в военные училища, расположенные на станции Дивизионной в Улан-Удэ. Готовили из нас офицеров, лейтенантов. А потом нас расформировали и распределили по разным частям. И получается, я еще 5 лет служил в танковых войсках. Был старшим сержантом, помощником командира взвода. Первое время служил в разведывательном мотоциклетном полку 6-й Гвардейской танковой армии, а потом – в разведывательном батальоне 25-й Сталинградской танковой дивизии. Там я также был помощником командира учебного взвода. Обучал молодых солдат военному делу. И в 1950 году демобилизовался.

Из четырех вернулись трое

– Ваши родные тоже служили?

– Да. Когда я был на востоке, три моих брата воевали на западе. Один из них, Петров Николай Филиппович, родной брат моего отца Александра Филипповича, так и остался на поле боя. И мы до сих пор мы не знаем, где именно он похоронен…

Оба моих родных брата вернулись живыми. Старший, Степан Александрович Петров, был лейтенантом, дошел до Берлина. Был награжден Орденом Отечественной войны второй степени, медалью «За боевые заслуги», медалями за взятие городов. Второй брат – Иван Александрович, на 2 года меня старше, получил свое последнее ранение под Кенигсбергом. Был награжден Орденами Отечественной войны второй степени, Славы третьей степени, медалями за взятие городов. Братья мои были трижды ранены. Можно сказать, что отец наш в какой-то степени был счастлив, ведь из четырех сыновей трое вернулись с фронта живыми.

Конечно, то, что происходило на западе, не шло ни в какое сравнение с тем, что было на востоке.

– Чем Вы занялись после армии?

– После войны, будучи на службе в армии, я самостоятельно по книгам изучал математику и физику. Приехав в Якутск после демобилизации, решил окончить полную среднюю школу. Пришел я в 10-ю школу, тогда директором этой школы был Новопашин, и выразил желание поступить в 10 класс. Но он почему-то меня не взял. Зато посоветовал пойти в заочную среднюю школу. И меня туда приняли. Я, конечно, при зачислении в 10 класс немного приукрасил, сказал, что окончил в армии 9 классов. А они спросили у меня, где документы, подтверждающие это. Ну, я ответил: «Документы я запрошу, мне их вышлют». А потом сказал, что они мне их так и не прислали. (Смеется). Зато учился я отлично. Единственно, что медаль мне не дали, потому что я не изучал английский язык. В моем аттестате были отличные оценки за исключением иностранного. Потом я прошел конкурс вместе со своим другом, тоже демобилизованным, Левой Таубером, и поступил в Московский институт механизации и электрификации сельского хозяйства имени В.М. Молотова. Получил специальность инженера-электрика. С 1960 года работаю в научной сфере, стал доктором технических наук, профессором.

Участник великих событий

В этом году отмечаются две очень важные даты. Это 75-летие Победы над фашистской Германией и 100-летие плана ГОЭЛРО. Государственного плана электрификации России. И эти два события, с моей точки зрения, крепко взаимосвязаны. Если бы не успешное выполнение этого плана ГОЭЛРО, то мы вряд ли бы победили немцев.

По своей работе принимал участие в электрификации Якутии. Поэтому в какой-то степени я – участник этих обоих великих событий. Мне, может быть, повезло, что я не был на западном фронте. А вдруг меня бы не стало. Поэтому я говорю, что мне повезло.

– Николай Александрович, 17 мая Вам исполнилось 94 года. Как Вам удается вести такой активный образ жизни, в чем секрет Вашего долголетия?

– На мой взгляд, тут велика роль родителей, генетики. Моим родным брату и сестренке обоим за 80. Наши старшие братья, воевавшие, умерли рано из-за своих тяжелых ранений. Один из них пришел с войны с осколком прямо в мозге. Но они, между прочим, несмотря на свои ранения, оба работали.

Что касается вредных привычек, то в молодости я курил. Тогда практически все курили. Когда меня взяли в армию, отец подарил мне курительную трубку как у Сталина. И тут где-то на станции Большой Невер нас поместили в санитарно-пропускной пункт. И, оказывается, эту трубку я забыл в кармане. Она разбилась, испортилась. Из-за этого я и бросил курить. Так что с тех пор не курю. Занимаюсь китайской дыхательной гимнастикой.

Мария Ефремова

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
20 мая
  • Ощущается: 0°Влажность: 80% Скорость ветра: 4 м/с