Ветеран атомной промышленности Иоган Максимов — о секретной работе, определяющем судьбу потенциале и власти разума

Ветеран атомной промышленности Иоган Максимов — о секретной работе, определяющем судьбу потенциале и власти разума

10:12
09 апреля 2022
Читайте нас на

В эти дни в республике гостит наш земляк – кандидат технических наук, отличник охраны природы РС(Я), почётный гражданин Чурапчинского улуса Иоган Егорович Максимов, ветеран атомной промышленности и цветной металлургии.

«Безымянный полк»

– Поступая на физико-технический факультет Уральского политехнического института, я не знал, что это закрытый спецфак, созданный для реализации Атомного проекта СССР – аналога Манхэттенского проекта США. Принимали туда только мужчин. Учились мы в отдельных корпусах, общежитие тоже было отдельным.

Нужно понимать, какое это было время. США из трёх своих бомб две сбросили в 1945 году на Хиросиму и Нагасаки, а мы свою первую бомбу сделали к 1949-му, и наша задача была – догнать США по количеству ядерных боеголовок. А их к тому времени у американцев было уже 125, и на прицеле были 20 наших городов.

Мало кто осознает сейчас, что 9 мая страна отмечает очередную послевоенную годовщину в мире, существующем благодаря жертвенному труду советских атомщиков. К сожалению, имена ветеранов ядерной обороны, «безымянного полка», до сих пор ещё не упоминают.

Факультет, на котором я учился, готовил кадры и для науки, и для производства.
После окончания института нас всех распределили по так называемым «почтовым ящикам».

Я оказался в почтовом ящике N80 и пять с половиной лет работал с грозным ураном – элементом трёх миров из эпоса олонхо. В бригаде у меня было 20 рабочих. Мы делали начинку ядерного оружия – чистый уран. Если в нём количество примесей железа и алюминия превышало миллионную долю, нас наказывали. Железо с алюминием поглощают нейтроны, и в этом случае ядерный реактор не будет работать, а боеголовка не взорвётся.

К 1978 году мы достигли ядерного паритета, Америка угомонилась, но в 1986-м грянул Чернобыль.

«Занимался проблемой высокотоксичного элемента»

– Я к тому времени работал в цветной металлургии. В производстве цветных металлов встречаются 74 элемента таблицы Менделеева. Я занимался проблемой высокотоксичного элемента N33 – мышьяка (As, arsenicum), «излишнего изобретения природы», не нашедшего применения в народном хозяйстве.

Его добывают в огромных количествах вместе с золотом, свинцом, медью. На одном только Усть-Каменогорском заводе накопилось 200 тысяч тонн арсенатно-арсенитных отходов, тогда как смертельная доза мышьяка – 144 миллиграмма на один килограмм веса человека.

Промышленность всегда ухудшала природу, а после распада СССР свободный рынок привел к её усиленной эксплуатации. Ныне мы живём в потребительском обществе, и это неизбежно сказывается на состоянии окружающей среды.

Где же выход? В изменении деструктивного поведения человека, но для этого нужно воспитать новые поколения людей. Так я начал разрабатывать новое направление этнопедагогики.

«Моя судьба решилась до рождения»

– Первая её ступень – когда в детские годы человек заряжается от окружающей среды, от своих предков, тем самым накапливая потенциал, определяющий его судьбу.

Моя судьба, как я считаю, решилась ещё до рождения, когда девочка, которой было суждено стать моей матерью, уцелела в огне гражданской войны, хотя могла и не уцелеть. Её отца Гаврила Степановича Яковлева в январе 1922 года убили белые, а через полгода, в ночь на 5 июля, приняла страшную смерть бабушка, Елена Игнатьевна – её вместе с ревкомовцами и членами их семей белобандиты забили дубинками и прикладами.

Вместе с ней погибли ещё 16 человек, среди них она, 54-летняя, была самой старшей, а самым молодым жертвам этой бойни было по девятнадцать. Сын Семён, Семён Степанович Яковлев, отомстил за неё. За всех них. Позже он стал писателем, взял псевдоним Эрилик Эристин. Боль от потери родных водила его пером, когда он писал свою повесть «Исполнение завещания», героем которой сделал брата Гаврила, Гаврила-младшего, моего деда, погибшего 29-летним.

Мать моя Ольга Гаврильевна была 1917 года рождения, то есть потеряла отца четырёх лет от роду. Но это было не последнее испытание в жизни нашей семьи, нашей страны. В голодные годы Великой Отечественной из шестерых братьев и сестер выжил я один. И вот нынешний свой день рождения, 7 апреля, отмечаю в Бердигестяхе, где покоится моя мать.

В родной Якутии я прожил первые 20 лет своей жизни, а в 1958 году поступил в УПИ. Помните слова Алексея Елисеевича Кулаковского-Ексекюляха о слиянии с русским народом? О приобщении к мировой культуре с помощью великого русского народа? А на заре автономии, в 1924-1925 годах правительство ЯАССР отправило первых якутских студентов на учёбу в центральные вузы, и эта первая когорта интеллигенции обеспечила развитие республики, вытащив нас из тьмы безграмотности.

Я приехал сюда на 110-летие Георгия Прокопьевича Башарина, который в 1929 году, в 17 лет, пошёл учиться в первый класс, а в свои 38 был доктором наук. Вот он, я считаю, на 100% реализовал свои этноментальные задатки, свой талант.

«Мы живём в ответственный период»

– Вторая ступень – интеллектуально-профессиональное развитие личности. Это вся активная фаза жизни до пенсии.

Третья ступень – этап духовного созревания.
Четвёртая – восхождение к идеалу ноосферы, которая вне пространства и времени.

Но это в идеале. А что мы видим сейчас? Человек оказался в ловушке, совершая экологическое самоубийство. Природа разрушается, а человек, как будто ему мало этого, губит себя изнутри алкоголем, наркотиками, различными добавками. Добавьте к этому бушующую вокруг информационную войну, а любая война – это один из видов экологической катастрофы.

Но «старый мир обречён, новый мир неизбежен», как было сказано ещё в 2018 году в докладе Римского клуба – международного аналитического центра. Мы живём в очень ответственный период перемен. После победы в мировой войне общество нужно будет построить по-другому. Сейчас у нас – власть капитала, а нам нужна власть разума.

Почву к этому готовить надо уже сейчас, а для этого надо изменить систему образования. Нужны уроки экодуховного воспитания. К счастью, якутяне – экологически продвинутый народ. Иначе и быть не может.

Наши предки при своей невеликой численности сумели в своё время освоить такие огромные пространства, обжиться здесь, проявив качество, которое я называю экомудростью. Наша задача – развить её до экодуховности, перейти от потребительского отношения к природе к созидательному. Вот почему наша молодёжь должна активно осваивать инженерно-технические профессии: местные кадры в промышленности к родной природе будут относиться бережнее.

Но начинать экодуховное воспитание нужно с малых лет. В свой нынешний приезд я встречался с министрами, депутатами и говорил об этом с ними.
Мне 84 года, и делу моей жизни, которым я занялся после выхода на пенсию, нужны продолжатели. Очень надеюсь на руководителя компании «Хоту тент» Афанасия Спиридоновича Махатырова, который всячески меня поддерживает и помогает.

Родная земля всегда давала и даёт мне силы, хотя я уже 64 года живу за её пределами, и мне бы хотелось, чтобы движение экодуховного созидания биосферной колыбели жизни на Земле «Кут дабаан» стало распространяться по миру именно из Якутии.
Фото предоставлено Афанасием Махатыровым.

+1
5
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
15 августа
  • 20°
  • Ощущается: 20°Влажность: 64% Скорость ветра: 2 м/с