yakutia-daily.ru

Василий Васильев — Харысхал о фильме «Тыгын-Дархан», якутских эмигрантах и новом романе

Известный драматург, академик Академии духовности РС(Я), член Союза писателей Якутии внёс огромный вклад в духовную жизнь нашей республики, а его спектакли о жизни якутских эмигрантов стали уникальной исторической и духовной энциклопедией народа саха. Сегодня специально для газеты «Якутия» Василий Егорович рассказывает о своих нынешних романах и планах.

– Первый вопрос давно хотела задать – что означает ваш псевдоним?

–У якутов раньше было такое поверье – в семью, в которой рождается ребёнок, берут ребёнка из другой семьи как хранителя, оберег детской ауры в доме. Моего отца взяли так в другую семью, когда ему было 4 года.Он жил там как хранитель духа этого ребёнка. От этого и произошёл мой псевдоним: я взял прозвище отца – Харысхал.

– Как получилось, что вы избрали путь драматурга?

– Наш театр – уникальный. У якутов во все времена олонхо было само по себе театром одного актера. На протяжении нескольких дней олонхосут пел олонхо, посмотреть сие действо съезжалась вся округа. Когда стали ставить спектакли, все якуты сразу очень полюбили театр. Первый же спектакль «Манчаары», который Кюлюмнюр поставил в своём доме, имел большой успех. Этот спектакль шёл вплоть до 1927-го года. Кюлюмнюр был очень умный и мудрый человек, он хотел показать людям историю на сцене театра. И преуспел в этом.
Когда я был маленьким, якутский театр приезжал на гастроли, и после их спектаклей все дети – мои младшие братья и я в их числе – играли, подражая игре актёров. Настолько они производили на нас впечатление, настолько мы боготворили наш якутский театр! С этого и началось моё увлечение театром – корни этой любви из детства.

– Но в итоге вы стали драматургом, а не артистом. Не жалеете?

– Нет. Но, конечно, везде есть свои нюансы. Перед тем как писать сценарии, особенно исторические, надо учитывать, что есть такая особенность – нельзя выходить за рамки биографии своего героя. Все ситуации должны присутствовать в тексте именно в этом ключе – в рамках достоверности. Самая большая трудность заключается в этом.

– Вы тесно общались с якутскими писателями – Софроном Даниловым, Даланом, Кюннюк Урастыровым. Какое влияние они оказали на ваше творчество?

– Общение с ними дало мне неоценимо много. Очень долго я работал с Софроном Даниловым. Он в последнем своём интервью назвал имена тех, кто будет продолжать дело Союза писателей Якутии. Он назвал  Наталью Харлампьеву, Николая Лугинова и меня в том числе, как драматурга. Я очень дорожу этими словами Софрона Петровича.

– В ком вы, как корифей якутской литературы, видите будущее якутской литературы?

– На мой взгляд, это Гаврил Андросов, Рустам Каженкин, Иосиф Кобяков. Хочу отметить как замечательного прозаика Данила Макеева. Также я очень рад тому, что появился замечательный драматург Утум Захаров. Думаю, будущее нашей якутской литературы за ними.

Про Тыгына

– На широкий экран вышел фильм «Тыгын Дархан», к которому вы имеете прямое отношение.

– Честно говоря, я очень горд тем, что имею тесное отношение к его созданию. Когда писался роман, я с Даланом ездил по всем командировкам. Везде был с ним, устраивал его быт. Мы пешком обошли все места, где бывал Тыгын Дархан. В Амгинском улусе я выступил проводником по историческим местам.

С первых дней создания фильма я был рядом с Никитой Иннокентьевичем Аржаковым. Половина сцен из фильма происходит на моей малой родине.Также я очень рад тому, что в фильме показали самые красивые места Якутии – Ленские столбы, горы Кисилях, Себян-Кюель. Все, кто смотрел фильм, потрясены красотой природы нашей республики.

– Как вы считаете, фильм удался? Воплощён ли замысел режиссёра? Романиста?

– Конечно! Могу сказать, положа руку на сердце, фильм «Тыгын Дархан» – это на века, это наша история, это наша гордость. Здорово, что его смотрели все, не только якуты. Хотелось бы, чтобы эту картину показывали всем, особенно приезжим, в целях ознакомления с нашей культурой, историей. У якутов очень сильное слово – сказанное сохраняется на века. И нужно с этим считаться, понимать, что слово материально, а у якутов оно – священно.

– Фильм никого не оставил равнодушным. Сегодня идут бурные обсуждения, к примеру, образа проигравшего Легоя.

– Я скажу так – эти обсуждения начали те, кто не имеет понятия, что такое художественный вымысел. Во-вторых, а это уже посерьёзнее – есть люди, которые отлично понимают суть сюжета, но специально раздувают шумиху ради так называемого хайпа.

Я даже имел разговор по телефону с главой Усть-Алданского улуса Алексеем Федотовым. Он всё понимает правильно. У Легоя ведь своя правда! А те, кто трактует всё слишком однозначно, мол, он плохой и его победили, тот просто неглубоко мыслит.

Дело жизни

– Вы много занимались исследованиями жизни якутских эмигрантов, почему вас заинтересовала эта тема?

– Это моя боль – мы очень мало знаем о якутской интеллигенции, которая была вынуждена эмигрировать после революции. До конца года у меня должна выйти документальная повесть о нашей якутской интеллигенции. Это первая часть, результат моих поисков. На вторую часть нужно искать деньги.

Сейчас я занимаюсь исследованием жизни Афанасия Рязанского, моего земляка, который был первым главой Амгинского улуса. Он очень много сделал для своей родины в экономическом плане, инициировал земельный вопрос, внёс большой вклад в образование. Отличался незаурядным умом, интеллектом, умением отстаивать своё мнение. Его репрессировали в 1929-м году. Его сын Асклипиодот эмигрировал в Китай, потом в Америку, жил в Австралии, был видным журналистом и политологом. Внук Афанасия Рязанского вырос вместе с нами. И, конечно, вся их история ещё с детства знакома мне.

Когда старика Рязанского раскулачили и отправили в Соловки, то поехали делить его богатство. В шести амбарах обнаружили очень хорошо обустроенные книгохранилища – эти помещения полностью были забиты книгами. Коммунары вывезли всё это на берег, свалили в большую кучу и сожгли. Так новая власть уничтожила всё то духовное богатство, которое копилось годами. В этом отношении я очень завидую нюрбинским, сунтарским, вилюйским, верхневилюйским якутам– им удалось сохранить своё духовное богатство. В дальнейшем это сильно отразилось на нас. Если сравнивать моё поколение амгинцев с вилюйскими, то у тех много учёных, выдающихся людей, воспитанных старыми учителями.

– Над чем вы работаете сейчас?

– Еще одна моя большая работа – это роман, который я уже дописал, – «Ааспыт кэм аартыктарынан». Это художественное произведение по истории нашей якутской интеллигенции, о незаурядных личностях того времени – неслыханных богачах, разбойниках, карточных шулерах и т.д.

И вот что я отмечаю: в Якутии всегда жили очень толерантные люди. Сам я вырос в Амге с русскими ребятами, у нас никогда не было разделений на русских и якутов. Я бы хотел пожелать моим любимым читателям сохранить эту толерантность навсегда.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

Top Яндекс.Метрика