Василий Шимохин: «Будут дороги — поедем и повезем»

Василий Шимохин: «Будут дороги — поедем и повезем»

Генеральный директор «Железных дорог Якутии» рассказал о деятельности флагмана отрасли
Читайте нас

На столе у генерального директора АК «Железные дороги Якутии» Василия Шимохина лежат два сотовых телефона. Для своих коллег он всегда на связи, в любое время суток. Мало ли что там на перегоне…А за дверями кабинета в ожидании окончания нашего разговора уже собрались люди. За день в Якутске Василию Владимировичу надо решить много вопросов. Главное, не терять набранный темп.

От мастера до генерального

Без малого пятнадцать лет у руля одного из крупнейших предприятий республики АК «Железные дороги Якутии» Василий Шимохин. Он прошел путь от мастера буровзрывных работ до генерального директора и как никто знает нюансы работы на «железке».

— Василий Владимирович, как завершается год?

— В этом году произошло много хороших событий. Во-первых, мы перешли на общероссийский тариф по прейскуранту 10-01, что означает снижение стоимости перевозки грузов. Во-вторых, открыли регулярное пассажирское движение со станции Нижний Бестях, причем вопрос решили комплексно: продаем единый билет на проезд в поезде с доставкой из Якутска в Нижний Бестях и обратно. При этом, замечу, было решено много технических вопросов.

За прошедшие месяцы показатели по грузоперевозкам существенно  выросли. А то ведь, когда дорога строилась, скептики утверждали, что это путь в один конец. Мол, что будете везти обратно? А везти есть что. Это и стройматериалы, и уголь, и другое. Уже в этом году мы отгрузили 40 тысяч  тонн цемента со станции Кердем в Алдан и Нерюнгри, а это уже обратная отгрузка, заметьте.

Кроме того, отправили несколько опытных вагонов с лесом, сжиженным газом на общую сеть российских железных дорог. Все прошло успешно, грузоотправители увидели наши возможности, оценили эффективность с точки зрения экономики и уже строят планы совместного сотрудничества на 2020 год. Это важный момент. Что бы там ни говорили скептики, железная дорога заработала в оба конца, и это достижение уходящего 2019 года.

В следующем году объем грузоперевозок будет только расти. Сейчас решается вопрос по обратной отгрузке угля для потребителей Алдана, Томмота.

Неплохие цифры у нас и по своим качественным показателям: удельному расходу топлива, среднесуточной погрузке и выгрузке, обороту вагонов, участковой скорости, проследованию поездов по графику. Последний показатель составил 98,9%, это значит, что поезда шли по расписанию без отставаний от графика.

От слаженности всего механизма зависит качество нашей работы. А раз растет производительность труда, соответственно, вырастет и заработная плата работников. Так что в конечном итоге заинтересованы  все, даже вы, наши пассажиры. Ведь для вас главное доехать до пункта назначения без простоя, отставаний от графика.

Наша компания – одно из самых стабильных предприятий республики. Можем смело посчитать наши возможности на последующие годы, двигаться вперед и развиваться дальше.

— Тогда можем предположить, что железная дорога когда-то сможет заменить авиаперевозки?

— У всех своя ниша, никто не останется без работы. Самолетами можно возить небольшие, ценные товары, но никто не будет возить на нем уголь, например. И говорить о том, что мы заменим авиа-, автомобильные, речные перевозки, абсолютно неправильно. У каждого транспорта свой вид груза. Мы рассчитаны на массовые, объемные, тяжелые по весу перевозки, которые не под силу другим.

Под стук колес

— С грузами выяснили, а что насчет пассажиров?

— Летом был ажиотажный спрос, а зимой, понятно, поток стал меньше. Но если сравнивать с общероссийскими загрузками, у нас показатели по пассажирским перевозкам выше.

В этом году мы со станции Нижний Бестях запустили вагон-ресторан, а также открыли прямое сообщение до Благовещенска. Задача ближайших месяцев – откорректировать движение наших поездов, чтобы нигде не было ожидания, простоя. Для этого мы должны отрегулировать расписание с Федеральной пассажирской компанией, которая занимается перевозкой пассажиров по российским железным дорогам. Вклиниться в их расписание довольно сложно, но возможно, у нас уже прошли рабочие встречи в Москве, Нерюнгри, Хабаровске.

— Знаю, что на отдельных участках работники вручную переводят стрелки. Когда их коснется процесс модернизации?

— На  многих участках такого уже нет.  На участке от  Томмота до Якутска  процесс движения поездов автоматизирован. В следующем году планируем внедрение микропроцессорной системы централизации стрелок и сигналов и в Алдане. После этого ручной перевод останется буквально на двух участках в южном направлении. Это как раз старый путь до Томмота. Но это вопрос времени, осталось два-три года, чтобы автоматизировать весь процесс. А так, в большинстве случаев девушки несколькими кликами мышкой компьютера переводят до ста стрелок и таким образом управляют движением поездов. Уже не надо одеваться тепло и бежать по шпалам. Кстати, ручной перевод пока сохраняется не только у нас, в России тоже кое-где встречается.

— И вагоны у нас современные, оборудованные?

— В принципе, у нас парк не старый. Приобретали вагоны в 2004 году, прошло всего пятнадцать лет. Учитывая то, что они в среднем служат сорок лет, можно сказать, что еще даже треть не отработали. К открытию пассажирского движения до Нижнего Бестяха мы дополнительно пополнили парк.

С улицы на железную дорогу не попадешь

— Как обстоят дела с кадрами?

— У нас работает много молодежи. Средний возраст – 30 с небольшим. Например, в Нижнем Бестяхе в основном трудятся молодые специалисты, выпускники Транспортного техникума, Дальневосточного университета путей сообщения. Сегодня к нам на работу с улицы, без образования, не попасть. В основном работают местные кадры, специалистов из других регионов мы уже практически не привлекаем.

Работа в этом направлении началась давно. С 1994 года наши целевики учатся как в колледжах республики, так и в вузах Новосибирска, Хабаровска, Иркутска. Республика ежегодно отправляет на учебу около 50 выпускников школ.

Проводим профориентационную работу и с учащимися, ездим по школам, рассказываем о востребованных профессиях, проводим олимпиады, профотборы.  В следующем году планируем открыть железнодорожный класс в одной из школ Хангаласского улуса, а также две дополнительные группы в Алданском техникуме. Последний пункт очень важен. Мы давно хотели открыть их именно в Алдане. Предполагалось, что алданцы будут учиться в Нерюнгри, но они, как правило, предпочитали уезжать в Хабаровск, например. Но оттуда уже мало кто возвращался. Так что возлагаем большие надежды на Алданский техникум. Местным ребятам проще отучиться у себя дома и работать на родной земле. Будем воспитывать свои кадры.

— Есть текучка кадров? Как работаете над тем, чтобы закрепить их на местах?

— Самое главное в нашей работе – крепкое здоровье. У нас очень жесткий отбор по этому критерию, вот почему и работают в основном молодые, специфика труда такая. У нашей медкомиссии высокие требования, и часто случается, что выпускники вузов не проходят отбор по состоянию здоровья.

У нас есть свой отличный Медцентр, в этом году закупили современное оборудование для МРТ, запустим на днях. Нам важно, чтобы наши сотрудники вовремя проходили обследование, медосмотры, чтобы врачи на ранней стадии могли определить то или иное заболевание и выписать направление для лечения.

Кроме того, для закрепления квалифицированных специалистов на производстве активно реализуется жилищная программа. В этом году сданы два жилых 12-квартирных дома в Нижнем Бестяхе, построенные компанией для своих работников. Постепенно улучшаем рабочие места, оснащаем их современной техникой, арендуем спортивные комплексы, чтобы люди занимались спортом, физкультурой, оплачиваем санаторно-курортное лечение и многое другое. В прошлом году совместно с Министерством культуры республики открыли культурный центр, где проводим много мероприятий с приглашением звезд эстрады. У нас работает 1150 человек, и мы делаем многое для того, чтобы людям было комфортно работать, чтобы они держались за свои рабочие места.

Кстати, мы стимулируем создание семей, рождение детей, выделяем молодым определенную сумму.

— Заработная плата удовлетворяет ваших работников?

— В общем, да. Она зависит от многих факторов. Допустим, есть большая разница в оплате труда начинающего и того, кто работает уже несколько лет. Чем дольше работает, тем больше зарплата. Кроме того, есть свои профессиональные надбавки. Средняя заработная плата у производственного персонала свыше 90 тысяч рублей, и нам есть куда двигаться дальше. Чем выше производительность труда, тем выше зарплата.

Наша главная задача – стабильность. Мы хотим, чтобы наши работники были спокойны за себя, своих детей, будущее. Есть у нас свои трудовые династии.

Но, конечно, где молодежь, там есть и текучка. Кто-то желает учиться дальше, кого-то забирают в армию, третий не выдерживает условий труда, четвертый — ответственности и так далее.

— Так сложно?

— Конечно. Мало того, что люди работают в сложных климатических условиях: в мороз, стужу, зной, под дождем, снегом, так еще и какая ответственность лежит у каждого на плечах! От нашей слаженной работы ведь зависит ваша жизнь, жизнь наших пассажиров. У нас на каждый километр участка есть ответственный человек, обеспечивающий безопасность на нем. Мало ли что может случиться, поэтому каждый обходит вверенный ему отрезок пути пешком. И так на каждом участке пути следования поезда. День безопасности проводится каждую среду, в этот день все выезжают на осмотр. Кроме этого, есть плановые ежемесячные, поквартальные обходы, объезды. Я, генеральный директор, два раза в год объезжаю все станции, участки, знакомлюсь с проблемами на местах. Рассматриваем все: бытовые условия, охрану труда, жалобы пассажиров.

— А бывают жалобы?

— Были. Поезда отходят от станции Нижний Бестях в десять утра, поэтому пассажиров из Якутска перевозим на тот берег рано утром. А осенью в это время бывают туманы, и тогда судам не выдают разрешения на движение. А поезд-то не может ждать. Вот раза два из-за неблагоприятных погодных условий мы не смогли доставить пассажиров вовремя из Якутска  в Бестях, и они опоздали на поезд.

В ожидании юбилея

— В следующем году компания отметит свое 25-летие. Как планируете справить знаменательную дату?

— Планов много как в социальном плане, так и производственном. Конечно же, поздравим наших ветеранов, улучшим условия труда работников: проведем капитальный ремонт на станциях, выдадим новую форму, обновим оборудование, автотранспорт, планируем построить еще жилье для наших специалистов в Алдане, Нижнем Бестяхе.

Сейчас наша главная задача – доделать дорогу, загрузить ее в полном объеме. А для этого надо построить подъездные пути, складские помещения, базы для груза, заключить договора с предприятиями, вести разъяснительную работу среди населения. Людям тоже надо время, чтобы они переключили сознание, привыкали к новой системе работы, движения.

Железные дороги дают импульс для развития других производств, осваивания месторождений полезных ископаемых. Вдоль дорог выстраивается бизнес, потому что решаются проблемы с инфраструктурой. Открыт путь для производителей металлов, угля, цемента, зерна и другой продукции, востребованной на рынке.

— Ваш головной центр находится в Алдане. Почему? Не планируете переезд в Якутск или Нижний Бестях?

— Алдан — середина пути. Там у нас находятся производственные мощности, локомотивное депо, что обеспечивает оперативность работы. Нет, никуда мы переезжать не собираемся.

Дороги – моя жизнь

— Вы уже 15 лет руководите компанией «Железные дороги Якутии». Что она для вас?

— Да все. Это моя жизнь, и она прошла на железной дороге. Я только пятнадцать лет на руководящей работе, а на стройке с самого начала, с августа 1985 года. Сразу после окончания Красноярского вуза по распределению приехал в Томмот и был назначен мастером буровзрывных работ.

— Как вы учились? Слышала, что вы по жизни отличник.

— Школьный аттестат с одними пятерками, вуз с красным дипломом. Будучи студентом получал Ленинскую стипендию.

— Сложно быть первым во всем?

— Не скрою, сложно, потому что первые часто по шапке получают. Но я считаю, что раз уж взялся за дело, надо делать его хорошо, а не спустя рукава. Не можешь, лучше отойди в сторонку. Нельзя работать для галочки.

— И часто по шапке получаете?

— Бывает. Первым всегда достается.

— Как справляетесь?

— По-разному, — смеется.

— Остается время на хобби? Есть ли оно у вас вообще?

— Люблю отдыхать на природе, нравится рыбачить. Долго отсутствовать на работе не могу, на пару дней выберешься, и уже хорошо. Хотя сейчас и в тайге не скроешься от забот, спутниковая связь везде достанет. У нас такая работа: в любой момент может случиться что угодно, а решение принимает, как правило, первое лицо. Так что я всегда держу руку на пульсе и не могу позволить себе расслабиться даже в выходные.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
9 декабря
  • -35°
  • Ощущается: -42°Влажность: 68% Скорость ветра: 2 м/с