yakutia-daily.ru

В Якутии снимут фильм о краеведе и фотографе Иване Попове

Любовь Борисова («Надо мною солнце не садится») получила федеральное финансирование на свой новый фильм.

– О чем он будет?

– О дружбе известного художника, фотографа, этнографа, лингвиста Ивана Попова с якутом, которому он не раз спасал жизнь.

– Как это?

– Якут по фамилии Бересков периодически засыпал летаргическим сном.

Когда это случилось впервые, все, конечно, решили, что он умер. Но во время отпевания в церкви «покойник» вдруг уселся в гробу. Псаломщик, огрев его псалтирью, бросился наутёк — это, кстати, был младший брат Ивана Васильевича Попова.

А дом их стоял рядом с церковью, поэтому «оживший» Бересков туда и направился.

– Чтобы до полусмерти напугать ещё и старшего брата.

– Иван Васильевич как раз вернулся из своей очередной поездки и о «смерти» Берескова не слышал. Увидев его, подходящего к дому, просто удивился, что он вдруг так принарядился на ночь глядя.

Бересков ему говорит: «Не бойся, это я». «Вижу, что ты», – недоумевает Попов, хотя любой другой таттинец в этот вечер обезумел бы от ужаса при виде абаасы, принявшего обличье новопреставленного земляка.

Потом они сели пить чай, и тут-то все и прояснилось. Попов, отставив чашку с блюдцем, даже провел небольшое медицинское обследование своего «воскресшего» гостя. Он ведь ещё и медпомощь всей округе оказывал – даже роды принимать приходилось.

Словом, Иван Васильевич сразу понял, с чем имеет дело. А Бересков позже не раз и не два снова впадал в летаргию и говорил людям: «Без Ивана меня не хороните».

Первый из фотомоделей

– Рабочее название нашего фильма – «Не хороните меня без Ивана».

Судя по всему, они по-настоящему сдружились. Бересков с тех пор частенько появлялся на фотографиях Попова, так что его даже можно назвать первым из якутских фотомоделей. Косарь на покосе, охотник в лесу – а если приглядеться, человек один и тот же. Причем к своим фотосессиям Бересков явно готовился. Это видно. Не то чтобы прихорашивался или что-то в этом роде, но важность возложенной на него миссии понимал.

Этнографические фотографии у Ивана Попова получались замечательно ещё и потому, что он, свободно говоря по-якутски, был для людей своим, и на его снимках все выглядят естественно, расслабленно, смотрят живо, улыбаются. А перед объективом приезжих фотографов – будто аршин проглотили.

По этой причине музеи Германии и России для пополнения своих якутских коллекций нанимали именно Попова. Его фотографии печатали даже в виде почтовых открыток, так что своего друга Берескова он сделал довольно-таки известным.

– А кого в фильме будет больше — фотографа или его модели?

– Если углубляться в биографию Ивана Васильевича Попова, то рискуешь увязнуть в материале, которого с лихвой наберётся на историческую эпопею, причем там и трагедии много. Поэтому я решила их историю «сузить», сократив до одного лета, и сделать акцент на Берескове, потому что человек он в общем-то неизвестный: ну что мы про него знаем – что впадал в летаргический сон да как выглядел. А это значит – есть простор для фантазии. В случае с Иваном Васильевичем такой номер не пройдет: со всех сторон посыплются упрёки в искажении биографии.

Перестрелки, погони, шпионские игры

– Когда работаешь на реальном историческом материале, приходится иногда сталкиваться с тем, что идти «по хронологии» невозможно – у киносценария свои законы.

Под Новый год мы с режиссером Петром Хики закончили работу над сценарием его фильма «Холодное золото». За основу взяли реальную историю банды, грабившей во время войны золотые прииски на Алдане. Мы изучали архивные материалы, ездили в Алдан, ходили по музеям. Но когда сели писать сценарий, то застряли. Дело совсем не двигалось. Фильм получался ужасно скучным и неинтересным. Мы несколько раз переписывали структуру сценария. В итоге решили не цепляться за историческую хронологию и придумать свой сюжет, хотя некоторые реальные моменты в сценарий все же вошли. Но мы постарались сгладить острые углы. Фильм скорее будет иметь антимилитаристский посыл и покажет судьбы разных людей в годы войны. При этом он будет очень зрелищным и аутентичным. Представьте: зимний лес, горы, снег, бандиты, НКВДшники – все на оленях, перестрелки, погони, шпионские игры!

– Очень мужская история, судя по всему.

– Ну да, все брутальные, суровые.

– Тогда и женский пол в кино побежит. Хотя, конечно, фильм ещё доснять надо – в нынешних-то условиях. Как я слышала, одну из главных ролей в «Холодном золоте» играет Иван Константинов из «Надо мною солнце не садится»…

– Актеров мы подбирали все вместе. Кто кого предлагал, сейчас уже не вспомню. Единственное, что точно могу сказать: я порекомендовала Аскалона Павлова.

– В сериале «Ыллыктар» он был неподражаем.

– Отрывки оттуда я и показывала режиссёру. Но это было во время написания сценария. Поз-же во время кастинга мы совсем забыли про него. Но потом режиссер всё-таки вспомнил и позвал его, хотя не на ту роль, что я предполагала.

Летняя история

– Но вернёмся к фильму про Попова и Берескова. Значит, история там вымышленная.

– Большей частью – да. Но так как они практически весь фильм вдвоем, надо, чтобы реальный человек оставался реальным – я имею в виду Ивана Васильевича Попова.

Снимать тоже хочу на его родине, в Татте. Там даже балаган его сохранился. И атмосфера! Прямо по сей день чувствуется, что там жил художник. Но не только. Этот дом ещё и Ойунского помнит, и Пекарского. Ойунский ведь к Попову за советами приходил, когда работал над «Нюргуном Боотуром». Консультировался в том, что касалось языка олонхо. Эти глубочайшие знания у Ивана Васильевича от деда, протоиерея Димитриана Попова, который начал составлять словарь якутского языка, но понял, что всей его жизни на это не хватит, и, когда в поле зрения возник молодой политссыльный Эдуард Пекарский, передал ему свой труд.

– Действительно эпопея.

– Все интересно и все затягивает. Но нужно уложиться в подготовительный период – до следующего лета.

— Значит, снимать планируете следующим летом?

– Да, это летняя история.

– С финансированием уже все точно решено? Деньги будут?

– Будут. Но добиться этого было нелегко. На конкурсе Минкульта России на получение субсидий для кинопроизводства надо пройти несколько этапов. Сначала смотрят документы – проверяют буквально каждую запятую, смотрят на оформление, потом читают сценарий, проверяют его художественную ценность, драматургию. И лишь потом допускают до очной защиты проекта. А после того, как защитился, надо ещё запастись терпением в ожидании вердикта. Но в двадцатку на этот раз мы попали, доказав, что невозможное возможно.

Это будет довольно масштабный проект. Я хочу не просто рассказать историю, но и воссоздать эпоху, провести своего рода этнографический экскурс по Якутии по фотографиям самого Ивана Попова.

– Будем ждать!

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top Яндекс.Метрика