В Русском театре состоялась премьера спектакля «Как Миша Бальзаминов за счастьем ходил»

В Русском театре состоялась премьера спектакля «Как Миша Бальзаминов за счастьем ходил»

17:21
04 декабря 2023
Фото: Михаил Ефремов.
Читайте нас

1 декабря на сцене Русского академического драматического театра при полном аншлаге прошел премьерный показ спектакля режиссера Дмитрия Бурханкина «Как Миша Бальзаминов за счастьем ходил» по пьесам Александра Островского, 200-летие которого мы нынче отмечаем. Конечно, всех желающих зал не вместил, но теперь его можно будет увидеть только 28 декабря и на новогодних каникулах (следите за анонсами).

«Иные краски»

Фото: Михаил Ефремов. Миша — Александр Сердюков, Павла Петровна — Ксения Зыкова, Матрёна — Татьяна Медвинская.

Однако эту постановку просто необходимо будет повторить и 8 марта, потому что спектакль получился самым что ни на есть женским. Мишенька там вообще единственный персонаж «мужеска полу».

Исполнитель главной роли Александр Сердюков с честью выдержал это испытание, в одной из сцен и вовсе перевоплотившись в два диаметрально противоположных образа, причем не сходя с места и безо всяких переодеваний: повернется эдак — и на месте божьего одуванчика Мишеньки зритель уже видит лихого служаку Лукьян Лукьяныча, от которого девице не укрыться и за высоким забором… Филигранное актерское мастерство! Это надо видеть.

И в том, что артист сказал перед премьерой, он уловил самую суть спектакля: «Это классика, это незыблемо, это глыба, но в несколько иных красках. И тем, кто любит творчество Островского, и тем, кто далек от него, особенно подрастающему поколению, нужно посмотреть и такой вариант трактовки».

Действительно, эти несколько иные краски предназначены, наверное, именно для молодежи, которую не заставишь ни засесть за классику, ни посмотреть в театре, если не осовременить ее каким-то образом.

«У Лукоморья дуб зеленый»

Фото: Михаил Ефремов. Сваха — Алла Бузмакова, Белотелова — Наталья Лукьянова, Анфиса — Екатерина Зорина, Раиса — Мария Ларина.

Здесь все работает на это. Прежде всего, сваха Акулина Гавриловна (Алла Бузмакова) с ее налетом инфернальности, возникающая в раскатах грома — настоящая бинесвумен в брючном костюме. Или девицы Пеженовы — Анфиса (Екатерина Зорина) и Раиса (Мария Ларина), принимающие позы заправских йогинь. Психоделическое музыкальное сопровождение с соответствующим визуальным рядом в одной из сцен — туда же.

Но несмотря на все вышеперечисленное — это действительно «глыба», действительно «незыблемое», и за всеми «иными красками» все равно проступает основа основ — русский классический театр. И актрисы в этом материале «купаются».

Те же сестрицы Пеженовы могут не только в йоговские асаны становиться, но и балетные па выделывать — суть их от этого не изменится. О, вопль женщин всех времен: «Тоска, Анфиса!» — «Тоска, Раиса!». И с какой страстью они это отыгрывают!

В предшествующей сцене Екатерина Нарышкина (вдова Антрыгина) и Марина Слепнева (знакомица ее, Пионова) играли с не меньшим темпераментом, но им, красавицам в одинаковых белых бальных нарядах, по роли не полагалось «хулиганить».

А образы Анфисы и Раисы получились с перчинкой — глаз не оторвать. И ножки в йоговских позах хороши, и песня дуэтом «У Лукоморья дуб зеленый» пробирает до нутра: когда «поднадзорные» девицы надрывно выводят «златая цепь на дубе том» — они же о своих оковах поют. И днем, и ночью не кот ученый все ходит по цепи кругом, а они, горемычные, Анфиса с Раисой.

И с тем же стоном восстает из, прошу прощения, гроба купчиха Белотелова…

Гильдейская вамп

Фото: Михаил Ефремов. Белотелова — Наталья Лукьянова.

Тут самое время сделать реверанс художнику спектакля Борису Шлямину, при видимом минимуме средств добившемуся максимума впечатлений. Задействовано не все пространство сцены, поэтому закономерно возникает ощущение, что героям тесно в их мире, что он давит на них.

В самом начале действа мы видим помост с сундуком, на котором почивают Мишенька с маменькой Павлой Петровной (Ксения Зыкова) и вокруг которого гремит тазами и мисками кухарка Матрена (Татьяна Медвинская). Далее его то задергивают занавеской, то снова открывают, а когда настает время вступить в дело Домне Евстигневне Белотеловой, пожалте — сваха-бизнесвумен откидывает крышку, и под ней обнаруживается эта дивная женщина.

А она действительно дивная! Наталья Лукьянова в роли Белотеловой совершенно изумительна: даже возлежа в сем предмете домашнего обихода (собственно, ее поначалу и не видать толком), она держит зал — да что там зал, она и стадион бы удержала, а уж когда происходит явление истомившейся купчихи из недр сундука — даже не в полном, заметьте, объеме — публика сходит с ума.

И чертовщинки Домне Евстигневне режиссер отсыпал полной мерой: в ту минуту, когда она поднимается со своего одра вся в белом — ну чисто гоголевская панночка! А когда одной левой затаскивает в сундук обомлевшего Мишеньку — ведьма, как есть ведьма! Вурдалачка, от которой нет спасенья…

«Милость к падшим»

Фото: Михаил Ефремов. Миша — Александр Сердюков.

Но не подумайте, что спектакль дышит сплошной инфернальщиной. Один из самых пронзительных моментов спектакля — когда затурканная Матрена («Матрена-удавить-тебя-мало» по версии хозяина) при звуках любящего голоса, окликающего ее по имени, сначала не верит своим ушам, а потом распрямляет хрупкие плечики и вся устремляется ему навстречу — и тут же угасает на глазах: исполненный нежности оклик превращается в зов недовольной хозяйки…

Да, этот спектакль — спектакль русской школы, которая призывает «милость к падшим», которая и в маленьком человеке видит человека.
Единственно, что лично мне показалось непонятным — местный, так сказать, колорит в сцене ворожбы Павлы Петровны. Нет, идея-то как раз понятна: усилить сцену языческого обряда соответствующим музыкальным сопровождением, но неистовство хомуса вкупе с воем волка и ржанием коня выглядит здесь все же несколько инородно.

Слов нет, сцена получилась динамичная, и даже очень, но второе действие спектакля и без того динамичное, а это мощное вторжение в ткань повествования воспринимается… да как вторжение и воспринимается. Впрочем, режиссеру виднее. Тем более что ворожейно-хомусное буйство обрывается внезапно, и следующая за этим сцена бьет на контрасте как обухом по голове.

А спектакль действительно нужно увидеть и тем, кто любит творчество Островского, и тем, кто далек от него. Подрастающему поколению — особенно. С премьерой!

+1
5
+1
1
+1
1
+1
1
+1
0
+1
1
+1
1
Поделись новостью:
16 апреля
  • Ощущается: -2°Влажность: 32% Скорость ветра: 4 м/с

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: