В медиации нет проигравших. Обретет ли процедура внесудебного примирения сторон второе дыхание?

В медиации нет проигравших. Обретет ли процедура внесудебного примирения сторон второе дыхание?

Читайте нас на

Федеральный закон о медиации № 193-ФЗ вступил в силу десять лет назад, так что в этом году своеобразный юбилей этого события. К каким результатам пришла эта юридическая сфера за прошедшее время? Почему медиация не пошла в «массы», хотя для этого были все предпосылки? Имеется ли перспектива дальнейшего развития у процедуры внесудебного примирения сторон? В этом мы попытались разобраться с помощью консультанта отдела анализа и обобщения судебной практики, статистики и правовой информатизации Арбитражного суда РС(Я) Вероники Угловской.

Сесть за стол переговоров

– Вероника Анатольевна, что же такое медиация?

– Это альтернативная процедура урегулирования спора с участием посредника (медиатора), переговоры двух или более сторон, которые находятся в состоянии конфликта. Задача медиатора – организовать процесс переговоров так, чтобы люди, которые порой видеть друг друга не могут, согласились сесть за стол переговоров.

Медиатор призван управлять процессом, создавать возможности для того, чтобы стороны договорились, перевести их из состояния вражды в состояние объединения. Иначе говоря, сделать враждующих «договороспособными». Не скажу, что это легко. Так, был случай из практики медиаторов, когда стороны сели за стол переговоров… спиной друг к другу, настолько была сильна вражда между ними.

Процедура медиации – работа не только посредника. Прежде всего, это работа самих сторон. Да-да, сторонам надо потрудиться, если они хотят достичь устраивающего всех решения. Если вы думаете, что медиатор будет предлагать свой способ решения ваших проблем, то это не так. Он может направить вас в нужное русло, чтобы вы подумали, как разрешить конфликт.

Ещё одно заблуждение, будто медиатор, как юрист в суде, станет защищать только вас. Медиатор – нейтрален, для него обе стороны важны и равны. Медиатор не выясняет, кто прав, а кто виноват.

Наконец, медиатор – не психолог. В его задачи не входит разбираться, по какой причине клиенты пришли к конфликту. Основная цель медиации – разрешить конкретный конфликт между сторонами, здесь и сейчас.

От забвения к популярности

– Почему процедура внесудебного примирения не обрела популярность в нашем обществе?

– Действительно, согласно статистике, с 2011 по 2020 год лишь 0,008% дел в судах общей юрисдикции и 0,002% в арбитражных судах прошли с участием медиаторов. В нашем суде за это время было рассмотрено лишь три спора с участием посредника. И это несмотря на то, что с 2011 года мы проводим постоянную просветительскую работу в этой сфере.

Прежде всего, закон не совсем удобен для правоприменения, в нём недостаточно инструментов для развития. Тем не менее, спустя десять лет мы видим, что многие уже привыкли к слову «медиация».

За эти годы у практиков не раз опускались руки и наступало отчаяние. Казалось, медиация никогда не запустится. Но те шаги, которые сейчас делает государство в плане её развития (например, нотариальное заверение медиативного соглашения, после которого оно имеет силу исполнительного документа), вновь подстегнули процесс.

Сейчас я наблюдаю огромный интерес к медиации, прежде всего, со стороны адвокатов, которые увидели в ней дополнительные ресурсы для расширения своей практики. Знаю юристов, которые обучились на медиаторов, и сейчас часть запросов клиентов отрабатывают через медиацию.

Бывает и так, что адвокат при обращении к нему клиента видит, что в споре проблему лучше решить через медиацию, в том числе и по соображениям конфиденциальности. Он сам рекомендует клиенту обратиться к медиатору. Возможно, адвокат в этом случае потеряет в заработке, но получит взамен гораздо больше – укрепит свою репутацию. Довольный клиент оценит такой подход. Особенно это ярко проявляется в семейных спорах, где важны эмоции. Юристам ведь не нужны эмоции, а вот медиатор, напротив, позволяет сторонам выговориться. Существует даже специальный этап, когда сторонам предлагается открыто высказать друг другу всё, что наболело. На этом этапе стороны порой ругаются в пух и прах. Однако, как только они «спустили пар», начинают более охотно говорить о способах решения общих вопросов.

Любые споры по плечу

– В каких сферах наиболее приемлемы процедуры медиации?

– Часто, особенно среди предпринимателей, считается, что договориться – значит уступить. На это скажу: стремятся договориться те, кто умеет считать. Считать деньги, время, иные ресурсы. А для тех, кто далёк от рациональности, «война» может длиться всю жизнь и принести потери, в том числе потерю бизнеса.

Договориться можно в любых спорах, вытекающих из гражданских правоотношений. Например, это семейные споры в случае развода супругов, раздела общего имущества. Корпоративные споры, когда бывшие партнёры по бизнесу не могут его поделить. Договорные споры, когда вам не заплатил контрагент.

На мой взгляд, наиболее развитой и продвинутой у нас в стране является семейная медиация. Во многих регионах страны суды уже привыкли к медиативным соглашениям по этим спорам.  Медиатор не примиряет супругов, он помогает разойтись мирно, без скандалов и лишней огласки, «сохранив лицо», особенно, если спор идёт об определении местожительства ребёнка после развода. Также при помощи медиации супруги могут поделить имущество и общий бизнес с учётом своих интересов.

Важным преимуществом медиации является конфиденциальность. Всё, о чем говорится или обсуждается в процессе медиации, остается тайной. Любая информация, полученная медиатором от одной из сторон, не будет им раскрыта другой стороне без разрешения первой. Медиатор не может быть допрошен как свидетель в суде об обстоятельствах медиативной процедуры.

Медиация – не компромисс

– Как закрепляется договоренность сторон?

– Медиативным соглашением. Это один из основных документов медиатора. Именно соглашение может быть утверждено в качестве мирового, если спор уже рассматривается в суде. С 2019 года стало возможным удостоверить медиативное соглашение у нотариуса. В этом случае оно приобретает силу исполнительного документа, и при его неисполнении можно сразу обращаться к судебным приставам.

– Правомерно ли сравнивать медиацию и судебный процесс?

– Медиация и суд – совершенно разные инструменты для решения спорных ситуаций. Например, нельзя установить с помощью медиации, что вам принадлежит какое-то имущество. Для этого необходимо обращаться в суд с соответствующим иском. Невозможно договориться и там, где имело место преступление.

– Вероника Анатольевна, можно ли поставить знак равенства между медиацией и компромиссом?

– Разумеется, нет. Скажу больше: компромисс – плохой способ решения конфликтов. В медиации говорят о консенсусе. Вот небольшой пример из практики медиаторов. Две строительные организации, подрядчик и субподрядчик. У субподрядчика долг перед подрядчиком в три миллиона рублей. У должника в наличии только 1,5 миллиона, и это его последние деньги. Сразу отдать всю сумму он не может, поскольку бизнес «просядет».

Компромиссным решением по этому спору, скорее всего, была бы выплата долга в рассрочку, и то не полностью. В процессе медиативных встреч выяснилось, что у должника есть актив в сумме 4 миллиона рублей, на который он давно махнул рукой. Когда-то он выполнил строительный контракт с госструктурой, но деньги так и не получил.

С помощью медиатора было принято следующее решение: заключен договор уступки права требования, по которому должник передал право требования этого долга в сумме 4 миллиона кредитору. У кредитора имелся мощный юротдел, он оценил риски, проверил документы и счёл возможным отсудить долг у госструктуры. В итоге в выигрыше остались все: кредитор получил вместо трёх миллионов четыре, а должник сохранил свои оборотные средства.

Таким образом, в медиации нет проигравших, обе стороны выигрывают.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
9 августа
  • 14°
  • Ощущается: 14°Влажность: 87% Скорость ветра: 3 м/с