В Якутии 2021-2030 годы объявлены Десятилетием здоровья.

В чреве Земли. Репортаж из Денисовской шахты

Шахту «Денисовскую» сегодня называют угольной жемчужиной Южной Якутии. На прошлой неделе группа журналистов, в состав которой   попал и я, оказалась в самом её сердце — добычной лаве.

КРИЗИС РОЖДАЕТ ВОЗМОЖНОСТИ

Но сначала немного истории. Приход компании «Колмар» в угольную отрасль Якутии — это сказ о том, как в России долго запрягают, но быстро едут. Очень быстро, даже быстрее, чем при СССР.

История компании ведет свое начало с 2003 года, когда было образовано ОАО «Нерюнгриуголь». Получена лицензия на участок шахты «Денисовская» Денисовского каменно-угольного месторождения. Начато строительство шахты «Денисовская». Сегодня «Колмар» превратился в крупный, динамично развивающийся холдинг, объединяющий промышленные предприятия по добыче и переработке коксующихся углей.

16 лет — серьезный срок для компании в России. Пережиты экономические кризисы, преодолены серьезные финансовые сложности, но на протяжении всего времени компания шла верным курсом на развитие и укрепление своих позиций на рынке. 2014 год угольная отрасль помнит, как время резкого падения мировых цен на уголь, немало печали к этому добавили и наложенные на страну санкции.

 В это время должность генерального директора занимал один из совладельцев Сергей Цивилёв. «Мы пересмотрели стратегию развития, запроектировали более крупное предприятие с мощным оборудованием, создали новые направления по шахтам и открытым горным работам, а также новые рабочие места. Начали строить собственный порт по перевалке угля, проектный институт. Самое главное — мы вышли на экспорт. А раньше мы могли рассчитывать только на поставку энергетического угля на внутреннем рынке», — рассказывает Артем Левин, генеральный директор ООО «УК «Колмар». 

Сегодня «Колмар» ставит перед собой масштабные цели — строит производственные объекты, увеличивает добычу угля, завоевывает новые рынки, развивает социально-экономическую сферу региона. Большую часть сотрудников компании составляют местные жители, в том числе, среди ТОП-менеджеров есть семейные династии, прославившие промышленность Якутии своим трудом. «Горжусь, что в нашем регионе живут такие люди. Благодаря вам, преданным профессии и работающим на совесть, предприятие добивается высоких результатов», – добавил Артем Анатольевич.

К слову, сам генеральный директор «Колмара» шахтер в 4-м поколении – родился, вырос, получил образование и достиг профессиональных успехов в родной Якутии. Полный кавалер Шахтерской славы, имеет звание «Заслуженный горняк Республики Саха (Якутия)», удостоен Знака отличия «Гражданская доблесть» и награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Previous
Next

И НАЧАЛАСЬ СТРОЙКА!

И началась стройка новых шахт, разработка открытых месторождений, там, где ещё год назад стояли тайга и горы, вырастали целые рабочие городки, цеха, ангары, появились тысячи новых вакансий. Здесь стоит вспомнить про мультипликативный эффект, когда создание одного рабочего места на промышленном предприятии дает более десятка рабочих мест в сопутствующих сферах деятельности (сырье, транспортные услуги, питание, охрана и прочее).

Новую надежду на будущее получил город Нерюнгри, где у «Колмара» в ближайших планах стройка целого жилого микрорайона. 

Взрывными темпами начала расти добыча угля. В 2018 году этот показатель был равен 5,5 млн тонн угля, планы на 2019 год — 9 млн тонн. Причём это уже не рядовой уголь, а обогащённый, премиальный, в три раза дороже. Перспектива выхода на полную мощь говорит и вовсе о 20 млн тонн угля ежегодно, что требует увеличения пропускной мощности существующей ветки БАМа до дальневосточного порта «Ванино»…

  КАК СТАТЬ ШАХТЁРОМ

Шахта «Денисовская» — это целый город с улицами, дорогами, остановками. Тут склады, ангары, железнодорожные пути, грузовые, огромная обогатительная фабрика, мастерские, цеха, гаражи, своё пожарное депо, столовая, бегают чумазые и ласковые шахтёрские собаки. А сама шахта, точнее её ствол в горе, куда идут шахтёры, занимает здесь, пожалуй, самое малое видимое снаружи место.

Нашим проводником стал директор шахты «Денисовская» Артур Косинский.

В шахту простому человеку с улицы попасть непросто, — объясняет он. — Самый короткий путь займёт месяца четыре. Тех, кто пришёл сюда, уже имея опыт работы, отправляют на переобучение в Нерюнгринский горно-технический колледж, с которым у «Колмара» заключен договор.

Теоретический курс, который здесь получают подземные электрослесари, горнорабочие, машинисты горных выемочных машин, проходчики, длится примерно в течение трёх месяцев (учёба на горно-рудные специальности в колледже занимает три года).

После теории вы уже приезжаете на «Денисовскую», но на обучение в учебной шахте. Она представляет собой арочный ангар, точную копию шахтного ствола высотой 4,5 метра, шириной 5,20, длиной 25 метров. Каждый, кто пришёл работать на «Денисовскую», проходит сначала через неё. Это практическое обучение. Сюда входит вводный, первичный инструктаж, инструктаж по профессии. А после дымная камера, куда нагнетается дым и проверяются навыки пользования прибором «самоспасатель», респираторами.

И только после этого к новичку на месяц — полтора в зависимости от сложности профессии прикрепляется персональный наставник, и ты за ним ходишь – учишься, наставник отвечает за тебя и получает за это доплату, — рассказывает Косинский.

Previous
Next

180 ТЫСЯЧ ЗА ЛАВУ

Секрета из того, сколько у него получают шахтёры, директор не делает:

— Средняя зарплата по Денисовской шахте 97 тысяч. В лаве, где идёт добыча и работает угольный комбайн, — под 180.

У одной из журналисток загораются глаза, но Артур Косинский неумолимо рушит её надежды:

 — Женский труд под землёй, будь вы хоть чемпионкой по штанге, законодательством России запрещен… Но добро пожаловать к нам на обогатительную фабрику, — предлагает он.

 Но на фабрику наши девушки не хотят. Им подавай лаву, и чтобы 180 тысяч!

Директор шахты не унимается:

— Социальная программа очень хорошая, для сотрудников построены три общежития в Чульмане, плюс малосемейное общежитие в Серебряном Боре, гостиница «Кондор». Есть программа выкупа компанией квартир. Микрорайон целый в городе построим…

А есть ещё обучение с выездом за границу. Я сам был в Польше, в Германии, Китае, планируем съездить в Австралию посмотреть и перенять кое-что из их передового опыта.

Всем сотрудникам выплачивается проезд до места отпуска самолётом в любую точку мира. Если берут путёвку за границу, предприятие оплачивает 35% стоимости путёвки.

Для детей организовываются летние лагеря, отправляем их в Крым, Владивосток, каждый год три тура детей вывозим. Из уст нашего проводника всё это звучит, как музыка.

ОТ НОСКОВ  ДО САМОСПАСАТЕЛЯ

 Как и театр начинается с гардероба, шахта начинается с раздевалки. Когда шахтёр идёт в шахту, из своего у него разве что трусы. Всё остальное от тёплого белья до чистых носков и балаклавы на голове выдаётся по размеру.

Плюс сверху одноразовый белый комбинезон «Каспер». Это чтобы не сильно углём мазать верхнюю одежду. Толку от него, вероятно, немного, по крайней мере, в касперах я видел издалека только трёх работников.

На ногах резиновые сапоги. Подземные воды — беда нерюнгринской геологии.

Ну и, конечно, каски с батареей и фонарём спереди, а также похожий на солдатский термос индивидуальный прибор «спасатель» с запасом кислорода на случай пожара. На «Денисовской» таковых не было, но этот прибор обязан иметь каждый.

ДРИФТРАЙНЕР — ПОДЗЕМНЫЙ БРОНЕВИК

После раздевалки проходим мимо диспетчерской – это мозг шахты. Отсюда идёт контроль за всеми производственными процессами как под землёй, так и на поверхности. На стены выведены десятки мониторов, схема шахты. Диспетчер по системе позиционирования, установленной на каждом рабочем, видит, где находятся люди. И по связи может связаться с мастерами и бригадирами.

Мы попадаем в первую утреннюю смену. Всего их четыре. Первая подготовочная, остальные — добычные, в шахте сейчас идёт проверка оборудования; смазка, шприцовка, протяжка систем комбайна.

До шахты едем на вахтовом автобусе. Уже в стволе нас ждут два дрифтрайнера – это специальные горные машины. Ну очень крутые с виду внедорожники, больше похожие на броневики. На них мы и едем в глубь земного чрева.

 На «Денисовской» очень солидный по меркам отрасли, угольный пласт, он расположен между двух скальных пород и под наклоном уходит под землю. Ты ясно видишь эти границы — вот сверху монолитом серой массой нависает скала и такой же камень под ногами. А посередине, по стене шахты, блестящий черными гранями в лучах фонаря уголь. Он кажется мягким и жирным…

ПОМНИ:  ТЕБЯ ЖДУТ ДОМА

Под землю шахта уходит в глубину метров на 200, это, по меркам Кузбасса, Донбасса или Австралии, ерунда, там шахтные стволы уходят под землю на километры. Но в длину по главному стволу «Денисовская» сейчас уходит километра на три. Если к этому прибавить боковые стволы, а их там более чем порядочно, то получается ещё тот разветвлённый многокилометровый лабиринт.

Фары дрифтрайнера время от времени выхватывают из тьмы таблички с шахтёрскими демотиваторами – «Шахтёр, помни — тебя ждут дома», «Соблюдай технику ТБ и ПБ», «Родине нужен наш уголь», «Шахтёрский труд — героический и самоотверженный».

Последнее я понял очень пронзительно, когда позже зашёл в боковой штрек и выключил наголовный фонарик, чтобы послушать тишину. Её в шахте на самом деле нет, всегда что-то вокруг журчит, капает, шуршит и вроде как даже дышит, а мрак и стены в такие моменты давят на тебя чуть ли не физически. Действительно находиться в шахте одному психологически непросто, а ведь ещё и надо работать…

Previous
Next

ЗМЕЙ ИЗ ПОЛЬШИ

 Конечная точка путешествия – лава. Поначалу я всё ожидал увидеть шахтёров с отбойными молотками, крепежными брёвнами на плечах. Но таких в шахтах уже нет.

 Современная шахта — это проходческие комбайны, механизированные комплексы добычи. И люди, которые их обслуживают. На «Денисовской» — польский добычной комплекс «FAMUR».

 «FAMUR», как мне сказали, самый высокопроизводительный из горных комплексов, которые когда- либо работали в Якутии. Он отлично показал себя у нас, и «Колмар» будет устанавливать такие же на другие шахты.

 Я бы сравнил его с огромным змеем. Триста метров длины, тонны стали.  Ты идёшь внутри по секциям механизированной крепи, мимо лавного конвейера, вокруг кабели, цепи, стальные колонны, дробилки, нож, который снимает уголь со стен, как стружку.

Чудо техники, которое можно увидеть только под землёй. Оператор систем комплекса сидит в боковом штреке в специальной кабине и управляет им дистанционно по мониторам.

На цветных экранах высвечиваются цифры, отвечающие за состояние оборудования и технических процессов, таких как запуск, контроль орошения, охлаждения и всех дополнительных процессов работы комплекса. Есть место и для высокоскоростного интернета, который обеспечивает связь с центральным пультом управления на поверхности.

Но без человека в лаве не обойтись. Всего на этом участке работают 140 сотрудников. В месяц добыча составляет до 250 тысяч тонн угля. Это колоссальный объём, при том, что до установки «FAMUR» на таком же участке, чтобы добыть 120-160 тысяч тонн угля в месяц, трудилось 340 человек.

 ШАХТЁР — ПРОФЕССИЯ ГЕРОИЧЕСКАЯ 

Шахтёры, которых мы встречаем в лаве, мужики с большой буквы. Хотя и с виду обычные парни.

Нам сейчас требуются сотни шахтёров, а с увеличением и расширением разработок – тысячи, — рассказывает директор шахты.

 – Думаете, просто найти шахтёра? Как бы не так!

 Хорошим шахтёрам сегодня везде платят отлично. Такие уже обустроились у себя в регионах, обзавелись дачами, землёй, и их с места не стронешь. Наших старых кадров с тех же Джебарики-Хая можно по пальцам пересчитать, да и все они уже здесь на руководящих постах. Молодёжь из республики, что приходит из учебных заведений с горными профессиями, выбираем всю, но и это капля в море.

Поэтому приходится держать кадровые филиалы во всех шахтёрских регионах. Собираем ребят со всей страны, из Казахстана, непризнанных республик ДНР и ЛНР. Вон даже поляк стоит, — показывает Косинский на одного из шахтёров возле проходческого комплекса…

Мы всех готовы обеспечить и достойной зарплатой, и жильём, — продолжает он горячо, — нам не нужна вахта. Нам требуются люди, крепко стоящие на ногах, с семьёй, мы хотим в них вкладывать, кадры ведь решают всё, и такие шахтёры — стабильность работы всего предприятия.

  Экскурсия заканчивается, дорога обратно, к солнцу, кажется быстрее и веселее. Кстати, в шахте тепло, температура, по ощущениям, градусов 15-18. Тёплый воздух с поверхности на глубину гонят 6 мощных вентиляторов каждый производительностью 3 тысячи кубов воздуха. Вечной мерзлоты, сосулек здесь не увидишь. Вспоминаешь, что на улице мороз под 30, уже наверху…

Навстречу в шахту идёт бригада — смотришь в их лица и хочется сказать им: — Мужики! Слава вашему самоотверженному и героическому труду!

Потому что это действительно так.

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ