yakutia-daily.ru

Танкист Дмитрий Оллонов: «Броня крепка, и танки наши быстры»

В преддверии Дня танкиста, выпадающего в этом году на 13 сентября, нельзя не вспомнить самого знаменитого нашего «парня из стали» – усть-алданца Дмитрия Оллонова.

«Тяжело в ученье – легко в бою»

Родился он в Тюляхском наслеге в 1907 году. Закончив Дюпсинскую семилетку, подался в Якутск, прослышав о том, что в городе есть военная школа.

Казарма ЯНВШ находилась там, где сейчас Литературный музей, и по утрам курсанты делали оттуда пробежки к сопкам-мыранам.

При полной выкладке, с оружием и боеприпасами, совершали марш-броски до Тулагино, а зимой – на противоположный берег замёрзшей Лены, и не по накатанному зимнику, а по торосам – нагромождению больших и малых льдин. Тяжело в ученье – легко в бою…

После Якутской национальной военной школы была Омская пехотная школа, а потом – служба в Забайкалье командиром взвода 105-го стрелкового полка. Затем он стал командовать ротой 9-й мотобронетанковой бригады.

По сыпучим пескам

Неспокойное было время: Квантунская армия бряцала оружием, и Монголия обратилась за помощью к СССР. Так 9-я мотобронебригада оказалась в монгольских степях.

Первое боевое крещение он получил в июле 1939 года на Халхин-Голе. Сорокаградусная жара, барханы и сыпучие пески, в которых увязали и люди, и техника. Белые от соли гимнастерки, скрип песка на зубах и противник, сражавшийся до последнего патрона, до последнего человека, как вспоминал потом тогдашний комкор Жуков, командовавший 1-й армейской группой, куда входила и 9-я мотобронетанковая бригада.

Орден Боевого Красного Знамени старший лейтенант Оллонов получил в Кремле из рук «всесоюзного старосты» Михаила Ивановича Калинина.

«Прикрывая отход войск»

Затем были служба в Харьковском военном округе и счастье встречи с той, которую подарила ему судьба – с гарной украинской дивчиной Шурой Овчаренко. Упоенные своей любовью, они тогда не знали, какие страшные испытания выпадут скоро на долю их страны, а значит, и на их долю…

Войну он встретил в Белоруссии командиром автотранспортного батальона 55-го мотострелкового полка 25-го мехкорпуса 21-й армии.

А в июле 21-я армия пошла в наступление, отбив у немцев два города – Рогачев и Жлобин и встав тем самым на пути немецких танковых соединений, прущих на Смоленск.

…Нет, не было паническим бегством их отступление. Без боя они не сдали врагу ни пяди земли.

На берегу реки Сож, прикрывая отход наших войск, комбат Оллонов был ранен, но не покинул поле боя. Немецкое наступление на этом участке захлебнулось, и только после того, как приказ был выполнен, он, раненный в ногу, перебрался через реку вплавь.

«Лично водил свою роту в атаки»

Потом были госпиталь и учеба в Военной академии механизации и моторизации, после которой уже капитан Оллонов, командир роты танков КВ 9-го гвардейского танкового полка прорыва, направляется на Донской фронт.

«В боях с фашистскими захватчиками проявил отвагу и мужество. В период боёв с 26.XI.42 г. по 8.XII.42 г. лично водил свою роту в атаки. За этот период уничтожил своим танком пушек 75 мм — 1 шт., противотанковых пушек — 2 шт., минометов — 2 шт., пулеметов — 4 шт., подавлено блиндажей — 2. Уничтожено 65 солдат и офицеров противника» (из наградного листа от 27 декабря 1942 года гвардии капитана Оллонова, представленного к ордену Красной Звезды).

Братья

10 января 1943 года его танк был подбит. Контуженный, он чудом сумел выбраться из горящей машины, и едва отполз от нее, как рванул боезапас. На оглохшего и почти ослепшего Дмитрия, свалившегося в покинутый немецкий окоп, посыпались пропахшие гарью комья земли…

К тому времени мать Дмитрия уже получила «чёрное письмо» на своего младшего – Прокопия, погибшего под Воронежем.

Самый старший, Федор, и третий сын Николай воевали. Федор будет комиссован в 1943-м после тяжёлого ранения на Ленинградском фронте инвалидом I группы, Николай закончит войну в Кенигсберге.

А Дмитрий, подлечившись в госпитале, вернётся в строй старшим офицером связи 10-го танкового корпуса. В этом качестве он окажется в июле 1943-го на огненной Курской дуге в танковом сражении у Прохоровки…

Он выжил и там.

Потом форсировал Днепр, освобождал Украину.

Венский вальс

Затем снова – перерыв на учебу. Закончив Высшую бронетанковую школу, стал заместителем командира полка 1068-й самоходно-артиллерийской бригады и дошел до Австрии, участвовал в штурме Вены.

Столица вальсов была опоясана противотанковыми рвами и заграждениями, все каменные здания были превращены в мини-крепости, а окна, чердаки и подвалы – в огневые точки.

Оборону в этом змеином гнезде держали остатки восьми танковых и одной пехотной дивизий 6-й танковой армии СС, усиленные четырьмя полками городской полиции. Чтобы выбить их оттуда, понадобилось восемь дней.

На сопках Маньчжурии

День Победы Дмитрий Оллонов встретил в Праге. Но злата Прага быстро стала воспоминанием: в августе 1945 года он вновь встретился с теми, с кем воевал жарким летом 1939-го в монгольских песках.

Перевалив через хребет Хинган, участвовал в освобождении Мукдена, овеянного страшной славой места самых кровавых трехнедельных боев русско-японской войны 1904-1905 годов, закончившихся поражением. Но на этот раз исход и сражения, и войны был другим.

Домой Дмитрий Оллонов вернулся в 1947 году. Впереди была долгая счастливая жизнь с любимой Шурой.

В мирной жизни к боевым наградам прибавились награды за службу в милиции – ордена Красной Звезды и Красного Знамени.

Память

Всего же у гвардии майора Дмитрия Даниловича Оллонова было два ордена Красного Знамени, три ордена Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Вены», «За освобождение Праги», «За победу над Германией» и «За победу над Японией».

До 40-летия Победы прославленный танкист не дожил всего два года.

Уже в XXI веке школе Тюляхского наслега присвоили его имя, в родном Усть-Алданском улусе учредили состязания по пулевой стрельбе памяти братьев Оллоновых, а в Якутске на стене дома, где он жил, в год 65-летия Победы установили памятную доску.

Этой весной, когда Якутский государственный литературный музей проводил мероприятие, посвященное Якутской национальной военной школе и Платону Алексеевичу Ойунскому, по чьей инициативе она была создана, о Дмитрии Оллонове, одном из самых известных ее выпускников, много говорили. Но сколько ни говори о нем, столько поражаешься тому, как он прошел через три войны и вернулся домой живым.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top Яндекс.Метрика