Судьба солдата

Судьба солдата

Перед самым вводом ограничительных мер Саха театр успел показать премьеру спектакля Руслана Тараховского
15:30
11 апреля 2020

Перед самым вводом ограничительных мер Саха театр успел показать премьеру спектакля Руслана Тараховского «Судьба солдата» по пьесе Дмитрия Наумова. Два дня подряд был аншлаг, мест не хватало, люди сидели на стульях и скамейках. На премьере побывала журналист газеты «Якутия».

По признанию автора, самыми взыскательными зрителями были родные и близкие прототипов героев, которые в процессе создания пьесы настороженно воспринимали некоторые сцены. Но в финале и они не смогли сдержать слез.

Друзья–однополчане

– В основу пьесы легла судьба ветерана войны из Харбалахского наслега Верхневилюйского улуса Николая Ноттосова, – рассказывает Дмитрий Федосеевич Наумов. – Николая Алексеевича я знал лично. В бытность свою директором совхоза имени Исидора Барахова часто наведывался в Харбалахское отделение, а в 1983–м, будучи председателем сельсовета, организовал поездку двенадцати фронтовиков по тем местам, где они воевали. Мы тогда посетили Сталинград, Полтаву, Харьков, Москву. У меня и воспоминания о той поездке есть.
Николай Алексеевич, понятное дело, не мог не поехать.
В Москве в гостиницу, где мы остановились, пришел его однополчанин Юлий Дмитриевич Виноградов, в войну командовавший соседним взводом, а уже после закончивший Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил СССР и дослужившийся до полковника. Человек он был известный, о нем даже документальный фильм сняли.
Пришел он к Николаю Алексеевичу в 19.15 вечера, ушел в полвторого ночи.

Спасая знамя полка

– Им было что вспомнить: оба входили в группу, которая весной 1943–го прорывалась из харьковского окружения со знаменем полка. Было их 15.
Из них до своих добрались шестеро. И спасенное знамя.
А когда армия пошла в наступление, и Ноттосов, которого до того судьба хранила, подорвался под Днепропетровском на мине, именно Виноградов и погибший позже в Польше командир Николая лейтенант Жуков сделали все возможное и невозможное, чтобы он остался жив. Услышав от хирургов в госпитале приговор – «безнадёжен», они заставили их начать операцию – буквально под дулами пистолетов.
Виноградов сам тогда нам об этом рассказал: Николай–то не помнил об этом ничего – был без сознания. Все тело нашпиговано осколками, не зря же медики решили, что ефрейтор уже не жилец (из рядовых в ефрейторы его произвели после спасения знамени).
Потом он перенес несколько сложнейших операций, лишился глаза, а из ноги зазубренный металл выходил десятилетиями. Как–то лично при мне три осколка вышло.

«Поздравлял с каждым праздником»

– Но он удивительный был человек – никогда ни на что не жаловался, ко всем и ко всему, что делает, относился с душой. Работящий был очень. Убежденный коммунист. Инвалид войны, а без дела не сидел. Работал на звероферме, где чернобурых лисиц разводили, и показатели у него всегда хорошие были. В конце 1960–х его наградили орденом Трудового Красного Знамени. А первой наградой была медаль «За отвагу».
Полковник Виноградов, председатель Совета ветеранов 19–й дивизии 57–й армии, ежегодно поздравлял его с каждым праздником, не только с Днём Победы – до самой смерти Николая Алексеевича, а умер он в 1994 году.
Через два года на могилу приехала та, которую он полюбил до войны и на которой женился бы, если бы мина не искалечила его – иметь детей после этого он не мог.

«Рядом с ним»

– Его любимая пришла на кладбище в сопровождении одной из своих дочерей, с которой взяла слово: «Умру – похоронишь меня рядом с ним». Она была уже смертельно больна и знала, что ей осталось недолго. Дочь попробовала возразить: «Разве не с отцом?» – и услышала в ответ: «Нет, здесь».
В спектакле Даайыска у могилы Николая говорит: «Всю жизнь я была вдали от тебя, а так хотела быть рядом».
Дочь ее просьбу выполнила.
Она была на премьере – и она, и ее сестры. Правда, не в первый день. Но на второй всё–таки пришли. И плакали…
На этом спектакле многие плакали. Я на выходе из зала сидел, у самой двери, поэтому видел.

Нерожденные дети

– Дочери Николая Алексеевича тоже были.
Первой его женой стала вдова погибшего односельчанина Евдокия – ее муж и четыре его брата не вернулись с войны. А когда Евдокия умерла, он женился вторично. Со второй женой, Марией, они удочерили двух девочек.
Это тоже вошло в пьесу.
И судьба братьев Максимовых, которые погибли – все четверо, и старик–отец похоронил вместо своих парней ружья, с которыми они до войны ходили на охоту.
Харбалахский наслег – совсем небольшой – проводил на войну 71 человека. 47 из них не вернулись. Четыре брата Максимовых, пятеро братьев Федоровых, три брата Сутурукановых… У Николая Ноттосова тоже погибли два брата, Алексей и Макар, и зять Гаврил.
И это ведь по всей республике так, по всей стране. Гибель стольких молодых, полных сил людей – трагедия. Но не меньшая трагедия – их нерожденные дети. Поэтому в финале спектакля Николай и Даайыска стоят в окружении детей – детей, которые могли бы у них родиться, если бы не война.

«Нас называли в честь погибших»

– Мне как автору спектакль очень понравился. Хочу через вашу газету поблагодарить режиссера. Написать пьесу – половина дела. Важно, как ее поставят.
Например, в спектакле есть сцена, где старик Дарыбыан и его жена (Кирилл Семёнов и Маргарита Борисова) хоронят ружья своих сыновей. Очень сильное воздействие она производит – как зритель говорю. Здесь именно режиссеру спасибо надо сказать.
А вот образ односельчанина Николая, попавшего в плен, насколько я знаю, люди восприняли неоднозначно. После премьеры, кстати, Руслан Тараховский решил подать его в другом ключе. Но это его спектакль, его видение. Я не вмешиваюсь и, как уже было сказано, постановка мне понравилась.
Особенно хочу выделить исполнителя главной роли Илью Стручкова. Лично знавший Николая Алексеевича человек признался мне после спектакля: «Как только услышал его смех, сразу глаза на мокром месте. Так сквозь слезы и смотрел».
Даайыска (Ильяна Павлова) – ему под стать. Очень мощно сыграла. На втором спектакле во время ее последнего монолога зал встал. Такие были овации…
Надеюсь, все ограничения скоро снимут, и те, кто не смог побывать на премьере, увидят этот спектакль.
Хоть война с каждым годом от нас все дальше и дальше, и ветеранов уже почти не осталось, мы до сих пор, как мне кажется, ощущаем ее дыхание.
Мальчишек моего поколения называли в честь погибших. Мы живём вместо них – и благодаря им. То, что молодое поколение артистов так убедительно сыграло, тоже говорит об этом.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
27 мая
  • Ощущается: 4°Влажность: 60% Скорость ветра: 2 м/с