Специальный репортаж: Одно утро из жизни детской реабилитации

Специальный репортаж: Одно утро из жизни детской реабилитации

В Якутии создан уникальный реабилитационный центр для детей
11:32
06 октября 2019

Два года назад на десятом километре Сергеляхского шоссе посреди сосновой рощи, рядом с Ботаническим садом, вырос огромный Республиканский реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями здоровья, куда сегодня для восстановления приезжают ребятишки со всей республики. Осенним утром мы приехали сюда взглянуть, чем там занимаются педагоги и врачи и как проходит лечение детей.

Прорыв в детской реабилитации

Важность появления такого центра в Якутии переоценить невозможно. И по своей значимости оно  не меньше, чем в своё время открытие Национального центра медицины.

Это действительно и социальный, и медицинский прорыв. Ничего подобного прежде у нас не было. Большинству детей, которые там сегодня проходят реабилитацию, раньше приходилось регулярно (хотя бы два раза в год) выезжать далеко за пределы республики – в Москву, Санкт-Петербург и другие города. Это огромные затраты для родителей, даже несмотря на то, что лечение в России — бесплатное. Поэтому осилить расходы по реабилитации своих малышей могли далеко не все.

Чтобы доехать до центра на такси с ребенком, имеющим нарушения опорно-двигательного аппарата, придётся отдать не меньше 300 рублей. Впрочем, сюда ходит маршрутный автобус №7, а родителей с детьми по желанию устраивают жить на весь срок лечения в общежитие при центре, где есть столовая. Тем более что природа за городом куда чище, а воздух в сосновом лесу целебен.

Легендарный директор

Меня встречает директор центра Зинаида Максимова, женщина-легенда якутской детской реабилитации. И не только нашей. Её знают как появившегося в их жизни ангела сотни уже ставших взрослыми детей с Дальнего Востока, Бурятии, Иркутской области.

А началось все с того, что её первенец родился с нарушением слуха, и она, прежде имеющая хорошую карьеру и образование клубного работника, пошла учиться заново — на сурдопедагога. А после устроилась работать рядовым педагогом в Республиканский центр реабилитации слуха и речи города Нерюнгри (СУВАГ), после возглавила его, прошла с коллективом и лихие      90-е, и нулевые, сделав СУВАГ лучшим в своём роде социальным учреждением республики.

Начать с нуля

Мы идём с ней по центру, и она рассказывает о своём новом детище.

— Интересно начинать что-то с нуля. Заселились мы сюда, когда ещё шла стройка, в конце 2017 года. Это сейчас нас по штатному расписанию 100 специалистов, а тогда в числе первых работали всего 16 человек. Помню, как пришли и принялись за уборку, мыли, расставляли всё по местам. А потом сели и начали думать, что мы здесь хотим видеть.

Нам ведь доверили самим составить спецификацию требуемого оборудования. Это было не только физиотерапевтическое и медицинское оборудование, а также логопедическое, сурдопедагогическое, тифлопедагогическое — всего более 50 наименований. И, наконец, игрушки. — Кстати, — советует она мне, — возьмите-ка, как родитель, на заметку — в детском возрасте самое эффективное обучение – игровое, когда ребенок играет и радуется! Играйте дома с детьми больше.

Первый заезд — 45 детей — мы приняли 22 января 2018 года ещё до официального открытия Центра 12 марта.

Кадровые работники — тоже все новые, собирали лучших со всей республики. Что тоже непросто, таких без боя не отдают… По ходу процесса учили и до сих пор учим, только в прошлом году провели пять курсов повышения квалификации. Знаниями и методиками с нами делятся лучшие. Недавно к нам приезжала ведущий специалист Института коррекционной педагогики Российской академии образования, доктор педагогических наук Юлия Разенкова. Её научные работы по ранней психолого-педагогической и медико-социальной помощи семьям с проблемными детьми младенческого и раннего возрастов, пожалуй, самое передовое, что есть на сегодня в этом разделе мировой педагогики.

Театротерапия раскрепощает

Коридоры в реабилитационном центре светлые и просторные. Впереди открываются двери актового зала, оттуда с шумом и смехом выливается весёлая, наряженная зайчиками, мишками, лисичками толпа. Тут и родители, и воспитатели, малыши и дети постарше, все маршируют под залихватскую песню.

Заканчивается очередной заезд, дети дали финальный спектакль.

— Это у нас театротерапия, — смеётся Зинаида Семёновна. — Дети в группах вместе с родителями готовят сказки, презентации о родном крае, рассказывают со сцены стихи. Для этого у нас есть свой небольшой зрительный зал. И в конце заезда мы устраиваем большой праздник с чаепитием, сладостями и, конечно, театром, где в главных ролях и родители, и дети — приятно смотреть на них в такие моменты, приходят ведь обычно закрепощённые, а под конец реабилитации уезжают совсем другими, ради таких минут мы и работаем.

Реабилитация взрослых

Спрашиваю ее, как проходит лечение у детей. Зинаида Семеновна поправляет:

– Мы, по большому счёту, не занимаемся лечением. Для этого есть отдельные учреждения здравоохранения, специализированные детские медицинские центры. У нас идёт социальная реабилитация детей с ограниченными возможностями здоровья, мы помогаем им адаптироваться, стараемся научить жить в окружающем мире, взаимодействовать с ним.

Диагнозы ведь самые разные: генетические нарушения, органические поражения. У нас есть дети, которые плохо видят, не слышат, с проблемами опорно-двигательного аппарата, расстройствами аутического спектра.

Тут надо понимать, что есть определённые заболевания, при которых мы будем вести ребенка и развиваться с ним вплоть до 18 лет, хотя, конечно, дай Бог, чтобы он ушёл от нас здоровым и счастливым куда раньше.

Конечно, есть поддерживающие медицинские процедуры, массаж, лечебная физкультура, физиолечение, различные стимуляции головного мозга. Но наша главная задача здесь не только помочь ребенку в дальнейшем жить с инвалидностью, но и помочь принять это родителям, научить их правильным образом заботиться, воспитывать и растить своё дитя. Поэтому у нас нет стационара или интерната, а только дневное посещение с родителями, где родитель — один из получателей реабилитации.

Когда я вижу в жизни примеры успешных людей с такими заболеваниями, всегда понимаю, что это — результаты огромного труда в первую очередь родителей.

Квартира и магазин как учебный класс

С этими словами директор передаёт меня на поруки заведующей социально-психолого-педагогической реабилитации и абилитации Акулина Еремеева.

—У нас, — рассказывает мой новый экскурсовод, — целая группа педагогов, которые работают с детьми в самых разных направлениях: правильную речь ставят логопеды и дефектологи, психологи учат общению со сверстниками и взрослыми, корректируют личностное развитие, поведенческие стратегии.

Первая дверь, которую открывает Акулина Еремеева, приводит в обыкновенную квартиру. Тут и кухня с холодильником, чашки, тарелки, а дальше комната с диваном, рабочим столом, всё как полагается – да это мини-квартира для социально-бытовой адаптации, социализации детей и подростков, которые не умеют обслуживать себя. Здесь они учатся пользоваться столовыми приборами, всеми видами бытовой техники, выполнять работу по дому.

— Собственно, мы здесь даже регулярно ходим в ближайший дачный магазин, чтобы ребенок мог сам что-то купить, допустим, хлеб, шоколадку, расплатиться, правильно посчитать расходы, сдачу. Конечно, перед этим куратор идёт туда и заранее договаривается, чтобы окружающие были заранее подготовлены, отнеслись с пониманием, ведь такие моменты не происходят быстро. Увы, пока не получается сделать прогулку на общественном транспорте, но и обучение пользованием транспортом тоже в планах, — рассказывает врач.

Любовь как взаимность

Далее идут кабинеты логопедов. Логопедов здесь много, нарушения речи — бич современных детей. Дети занимаются без родителей, за столом сидят шестилетний пацан и серьёзного вида мужчина. В руках у него игрушка, и со стороны кажется, что они просто играют. За дверями стоит мама и доверительно мне говорит:

— Гаврил Гаврильевич — учитель с большой буквы, ребёнок без ума от него, ходим только к нему.

У Гаврила Неустроева, действительно, большой опыт и за плечами работа в школе-интернате для детей-сирот. Да, в общем-то, по секрету, здесь кого ни возьми, все любимые преподаватели. Без любви к детям и своему делу в центре работать невозможно. И дети чувствуют это и отвечают взаимностью.

А мы уже заходим в кабинет «Саунд-Бим-музыкальный луч». Идёт индивидуальное занятие. Это современная технология, изобретенная британским композитором для отработки движений профессиональных танцоров. Проще говоря, твоё движение рождает звук-музыку. Когда «Саунд -Бим» увидели педагоги, они сообразили, что это — идеальный музыкальный инструмент для занятий с детьми с нарушениями слуха, также он нравится и полезен всем без исключения.

Музыка, действительно, лечит. Здесь есть ещё два зала, посвященные этому искусству – музыкальная стимуляция и фонетическая ритмика. В одном из них – фонетической ритмики — занятия ведёт преподаватель Мария Чирикова. В руках у неё — бубен.

– Шаманы, — улыбается Мария Николаевна, — знали толк в стимуляции мозга. Бубен — самый удобный инструмент для отбивания ритма.

На шкафах для детей разложена ещё куча инструментов — дудки, трещотки, деревянные ложки. Такому набору позавидует любой ансамбль народной песни и пляски.

Комната пяти чувств

Но есть комната, где царят тишина и покой – тёмная, приглушенная, сенсорная.

Акулина Еремеева объясняет полушёпотом, чтобы не мешать занимающимся:

— Комната работает на все пять органов чувств. Малыши здесь могут почувствовать себя в космосе, под водой, тут медленная успокаивающая музыка, мерцающее звёздное небо, пузырьковые колонны, ароматизаторы.  Здесь мы работаем с детьми, имеющими тревожности, страхи, эмоциональные нарушения.

Рядом с сенсорной комнатой находится кабинет Монтессори. Так величали в позапрошлом веке первую в Италии женщину-врача, предложившую педагогику свободного воспитания.

В кабинете, действительно, есть возможность разгуляться любому любознательному малышу. Деревянные логические шарады, колбочки, пипетки, шурупы, инструменты, замки, щеколды, всё можно открутить, разобрать, посмотреть. Примерно так выглядела моя детская мечта…

Гравитация доктора Тэна

Кабинет психолога Эдуарда Тэна иначе, как спортивным залом, не назовёшь. В зале висят гамаки, системы блоков и поддержек, лежат резиновые шары —  собственно, это комната нейродинамической коррекции.

Эдуард Донхванович аккуратно раскачивает ребёнка на подвеске и говорит:

– В данное время мы активизируем работу головного мозга. Известно, что головной мозг до определенного момента развивается только через движения. Причём до 7 лет — это 90% развития головного мозга! А теперь представьте, как сложно без движения развиваться детям с проблемами опорно-двигательного аппарата.

Здесь мы пытаемся дать мозгу весь спектр движений, причём, помимо обычных, у нас есть движения в режиме гравитации, когда телу с помощью гамака двигаться гораздо легче.

И это не всё…

Замечу, что мы посетили только одно отделение огромного центра  социально-психолого-педагогической реабилитации. А есть ещё и отделение медико-социальной реабилитации, где работают специалисты-педиатры, неврологи, ортопеды-травматологи, врачи по лечебной физкультуре, физиотерапевты, офтальмологи, отоларингологи-сурдологи, массажисты и др.

Детей в этом отделении реабилитируют самыми разными методами, в том числе аппаратами транскраниальной магнитной стимуляции головного мозга, микрополяризацией, водными процедурами в бассейне, гидромассажами и прочим дорогостоящим оборудованием импортного и отечественного производства.

И третье отделение – ранней помощи, где принимают детей с нарушениями здоровья от рождения до трёх лет.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
18 мая
  • Ощущается: 2°Влажность: 93% Скорость ветра: 1 м/с