yakutia-daily.ru

Созвездия Ирины Мекумяновой

Фото автора

На выставку Ирины Мекумяновой-Пильской в Выставочном зале Национального художественного музея я пришла в дождливый по-осеннему день.

«Прыжки по лужам прекрасно тренируют мозг, — улыбаясь, сказала она, встречая меня среди своих картин. — В Европе, где все для людей, идешь по прямой, никаких синусоид. А у нас прыгаешь через эти лужи и прямо на глазах умнеешь: надо же выбрать траекторию пути!»

Потом продолжает – уже серьезно: «В такой дождь в Петербурге люди ходят по музеям. У них и словечко такое есть: «АтмосфЭрно».

На стыке графики и дизайна

Ее выставка под названием «От –60 до +40 по Цельсию» во мгновение ока переносит зрителя даже не из летней жары в зимний холод, а кажется, прямиком в космос. 

Цикл «Черное и серебро», над которым она работает с 2014 года, напоминает далекие созвездия – далекие и в то же время близкие. Если есть созвездия Большой и Малой Медведиц, почему бы не быть где-то в далеких галактиках созвездиям Мамонтов, Лошадей, Оленей… Чеканные четкие линии светятся на черном фоне, завораживая взгляд и заставляя возвращаться к ним снова и снова.

А вот изображенные в такой же технике мужчина и женщина в якутской национальной одежде. «Их прообразы находятся в Американском музее естественной истории в Вашингтоне, — поясняет художница. – Слышали про Джезуповскую экспедицию, в которой участвовали Иохельсон и Тан-Богораз? Эта работа навеяна фотографией с той экспедиции.

Меня все это невероятно увлекало. Я ведь и в археологических раскопках на Амге участвовала, и работала одно время в Институте проблем малочисленных народов Севера и Музее археологии и этнографии нашего университета, так что мне эта тема близка».

Сама она считает, что эти ее работы находятся на стыке графики и дизайна: «Их можно и вышивать, и печатать. Жду сейчас компаньона, который заинтересовался бы этим».

«Ирин реализм»

Рядом с ее графическими работами можно увидеть и живописные, рядом с современными – студенческие.

Студенческий период растянулся у Ирины Мекумяновой на десять лет. Впрочем, «растянулся» — неверное слово.

Разве может тянуться счастье? А счастьем для нее были и четыре года в Якутском художественном училище, где их педагогом был Петр Альбертович Ласс, и шесть лет в Дальневосточном педагогическом институте искусств.

«Как приходят идеи? По-разному. Бывает, снятся. Но один мой хороший знакомый сказал: «Нужно просто начать думать в этом направлении».

«Нас очень хорошо учили. Эти этюды написаны на острове Попова. Учеба давно уже позади, а любовь к написанию этюдов осталась, — говорит она, подходя к своей работе 1986 года, которая называется «Японское море». Артур Васильев, с которым мы учились у одного учителя – Сергея Андреевича Литвинова, глядя на нее, сказал: «Морские брызги и воздух чувствую».

На противоположной стене – продолжение маринистики: улыбка бывалого морского волка, боцмана Владимира Владимировича чем-то сродни знаменитой гагаринской, и пусть его «Омар», который изображен на соседней картине, бороздил не просторы Вселенной, а соленые воды Тихого океана, они явно люди одной группы крови. От этого портрета так не хочется отходить!

«За них до сих пор не стыдно, — признается автор. — Однокурсники по училищу говорили: «На Ирин реализм смотреть не скучно».

Танцующая с луной

— Потом меня увлекли совсем другие картины.

Девушка с голубой кожей на картине «Танец со звездами» — это Вода, танцующая с луной и звездами. А золотая – это тундра. Не только потому, что в ее недрах скрыты огромные богатства, а потому что она действительно бывает золотой.

Как приходят идеи? По-разному. Бывает, снятся. Но один мой хороший знакомый сказал: «Нужно просто начать думать в этом направлении». Мне так понравилась эта формулировка, что я ее до сих пор с восхищением повторяю.

Ирина Мекумянова-Пильска работает не только в жанрах живописи и графики. Первые авторские открытки в Якутске тоже ее рук дело.

— Их мы делали с Левиным, как и эти календарики – серебром на белом фоне. Мне говорили: «Как ты будешь без красного цвета обозначать выходные?» А я нашла выход – выделила их серебристой полосой.

Эти открытки, сделанные с помощью тиснения, тоже можно увидеть на выставке. «Открыткотворчество» она и сейчас не забросила, правда, давно перешла на фольгирование как на более доступный вариант.

Легенда о номерном олене

А еще Ирина Мекумянова вырезает из бумаги, фольги. Меня прямо-таки загипнотизировала фигурка медведя, держащего в лапе, как мне показалось, рыбу, на деле оказавшуюся чайкой. Но держит он ее так бережно, что на глазах рождается символ – чего? Может быть, искусства? Медвежья сила одного и высота полета другой…

Но чаще она вырезает и изображает все-таки оленей.

Олени – моя тема, хотя первого оленя я увидела только в 16 лет – в Московском зоопарке. А когда училась во Владивостоке, мы на вопрос «вы у себя в Якутске на оленях ездите?» отвечали: «На номерных упряжках! Это выбривают оленю лоб и ставят номер в зависимости от маршрута». В ответ – круглые глаза: «Что, правда?» Ну, когда тебя троллят, ты в ответ можешь потроллить еще больше.

И вот рисовала-рисовала я этих оленей, потом стала вырезать. Когда у меня была выставка в Петербургском музее Арктики и Антарктики, я их вырезала тоннами. Потом стала по запросу вырезать и пингвинов, и зайчиков, и все, что угодно.

Сделай сам!

Вот теперь мы подошли к самому главному: всему, что умеет, Ирина Афанасьевна учит желающих – на мастер-классах по вторникам и четвергам в Выставочном зале НХМ до 30 августа, пока здесь будет идти ее выставка.

Моя подруга работает в Народном художественном музее Польши, поэтому я видела, как они там работают, как должны работать музеи. Выставка после открытия не должна стоять пустой. Музей – это центр общения, где можно и нужно делиться впечатлениями, обмениваться опытом, и когда мне предложили проводить здесь мастер-классы, чтобы наполнить помещение, я была очень рада.

Когда выставка закончится, мастер-классы и занятия для всех желающих продолжатся – уже в ее мастерской.

Преподавательский опыт у нее солидный – более 30 лет. Студию Ирины Мекумяновой «M-art» посещают люди разных профессий – учителя, врачи, юристы. В 2011 году в музее имени Ярославского прошла первая выставка ее учеников.

Не трудно ли художнице совмещать преподавание с творчеством? А с выбором профессии она определилась в четвертом классе: поняв, что уроки рисования у них как-то не очень хорошо ведут, решила сама стать учителем этого важного и нужного предмета.

«Выставка после открытия не должна стоять пустой. Музей – это центр общения, где можно и нужно делиться впечатлениями, обмениваться опытом».

«По ночам рисовала»

Кто научит рисовать лучше члена Союза художников? Туда ее приняли в 1991-м.

Когда родился первый сын, Ирина все равно старалась хотя бы на два часа вырваться в мастерскую.

Меня отпускали. Еще я по ночам рисовала. Укачивала малыша и начинала работать. Потом с ребенком под мышкой ходила продавать свои работы. Приходила в министерство культуры к Татьяне Петровне Тишиной, клала ребенка на ее стол – он как раз поперек умещался – и показывала ей то, что принесла. Она отбирала, покупала. Так и выживали. Лихие 1990-е, что тут еще скажешь.

В 1990-е было трудно, но тогда казалось, что легко. Как находили краски? Не помню, как-то находили. Главное – желание работать. Тот, кто по-настоящему хочет, ищет возможности и находит.

Под крышей дома своего

Но тогда, в 1990-е, у наших художников было главное – крыша над головой. А дом на Ленина, 42, где у них мастерские, должны снести в 2022 году.

Здание это в свое время строилось специально под мастерские. Здесь работали Осипов, Мунхалов… Намоленное место. Увы, выработавшее свой ресурс.

А для того, чтобы заниматься живописью, нужна мастерская. Не заставишь же дышать своих домочадцев скипидаром и красками!

Скульпторам и прикладникам, которые обретаются по соседству, тоже сложно: модели будущих памятников в квартиру не утрамбуешь, а когда косторез обрабатывает кость, стоит такой запах…

Однако все они – краса и гордость нашей культуры – надеются, что выход все же будет найден.

Дом, где у художников мастерские, должны снести в 2022 году. Однако они – краса и гордость нашей культуры – надеются, что выход все же будет найден.

Энергия благодарности

Пока же Ирина Мекумянова-Пильска готовится к очередной своей выставке – в Московском постпредстве.

Заметим, что ранее ее персональные выставки проходили в Польше (кстати, не одна и не две, а девять), Калининграде, в Петербургском музее Арктики и Антарктики и питерском же Доме национальностей.

В Питере меня очень поддержало наше Постпредство. Не везде и не всегда такое бывает.

Хотя возможность убедиться в отзывчивости и доброте наших людей у меня была не раз. Когда мой муж, живущий в Польше, тяжело и, как ему показалось, смертельно заболел, меня к нему снаряжали чуть не всей республикой: люди выстаивали очереди, чтобы купить мои этюды и картины, и я очень быстро собрала нужную сумму на проезд. К счастью, все оказалось не так страшно, как думалось сначала.

Я очень благодарна всем, кто помог нам тогда. Это дает силы и жить, и творить, а это очень важно, ведь на выставку люди приходят получать энергию, которую художник вложил в свои работы.

Кюннэй ЕРЕМЕЕВА

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top