В Якутии 2021-2030 годы объявлены Десятилетием здоровья.

Шагнувший в пламя

В списки личного состава Управления Росгвардии по Сахалинской области навечно зачислен уроженец Амгинского района, стрелок 6-й роты воинской части 6567 Филипп Лобанов. Читайте о нем в материале газеты «Якутия». 

Старший брат

У родителей, Марии Алексеевны и Егора Петровича, он был первенцем.
После него родились ещё пятеро. «Ты старший – значит, отвечаешь за всех», – это Филипп усвоил с детства.
Забот у убая было невпроворот – наколи дров, растопи печь, занеси льда, своди коров на водопой.
Мать в хотон – и он за ней.
Когда подросли сестренки Марианна и Валя, мытьё посуды и стирка были возложены на них, но Филипп свою одежду стирал сам, а случись ему припоздниться из школы на обед или ужин – и посуду за собой мыл.
И как большинство деревенских мальчишек, когда выдавалось свободное время, рыбачил, охотился – с отцом или друзьями.
А ещё пропадал на пилораме, где работал отец. Там у него была своя обязанность – убирать опилки.

«Скорей бы вернуться»

Перед самым его уходом в армию Лобановы начали строить дом, и Филипп, понятное дело, был первым помощником. Мечтал: «Скорей бы вы новоселье справили».
Проводы брата запомнились Вале импровизированным концертом: отец, в равной степени мастер по дереву и художественному слову, исполнил олонхо, Марианна спела, не остался в стороне и Филипп, затянув веселую песню про белого медведя.
На летное поле, откуда должны были забрать призывников, его проводил отец.
Предполетная суета, проверка, все ли на месте и не забыты ли мамины пирожки – и вот уже ревут моторы, бешено вращаются винты, ветер треплет волосы провожающих, и наконец маленький юркий самолётик отрывается от земли, взмывая ввысь. В иллюминатор видны стремительно уменьшающиеся домики, и среди них – самый родной, где на рассвете сквозь сон слышишь шаги мамы, выходящей в хотон на утреннюю дойку, и мирное сопение младших, и откуда после немудреного завтрака отправляешься с отцом на покос, где воздух напоен ароматом свежескошенной травы.
Как он скучал по ним на побережье Охотского моря, где совсем другие запахи и звуки. Писал: «Скорей бы вернуться, увидеть вас всех! Мама, так хочется твоих пирожков и оладий. И супа…»

Ради жизни на земле

Служил он в Стародубском – это был рыбацкий поселок, испокон веков его кормило море.
И была там рыбобаза – ее склад и вспыхнул в тот жаркий июньский день 1972 года. Склад горюче–смазочных материалов…
Черный дым столбом поднялся в небо, над поселком взревела сирена, и старшина роты Глинский собрал всех, кто не был в карауле.
Когда они примчались к горящему складу, вокруг метались ополоумевшие люди с сорванными от крика голосами – возле восьмидесятитонных цистерн с горючим все полыхало. Горела даже пропитанная мазутом земля, а рядом высилась пирамида из бочек, которые уже лизало пламя. Рванет… а рядом поселковая больница, жилые дома.
Они бросились к бочкам – по горящей земле. Дым разъедал глаза и горло, но парни, задыхаясь, продвигались к своей цели.
Шаг, ещё шаг… Раскалённый воздух обжигает легкие. Бросок! Багор скользит по дымящейся бочке. Надо держать крепче. Бросок… Есть! Двухсотлитровая бочка сопротивляется. Ну же, ну… Наконец, она откатывается в сторону. Ребята, надсадно кашляя, пытаются потушить ее. Глаза слезятся от гари, но надо возвращаться к другим бочкам…
Они уже почти победили – оставалась только одна, последняя, вдруг полыхнуло, и она покатилась прямо под цистерну. И тут вперёд бросился Филипп. «Ты старший, значит, отвечаешь за всех». Подцепив бочку багром, он успел откатить ее на три метра. Этого хватило. Но раздался взрыв…

Навечно в списках

До больницы Филиппа довезли живым. Сослуживцы, рыбаки, жители поселка – все готовы были сдать для него кровь, но… что можно сделать, когда 80% тела обожжено. Он умер за 24 дня до своего двадцатилетия. Обгоревший комсомольский билет лег на стол командира части, которому предстояло самое страшное – написать отцу и матери…
Филипп так и не вернулся домой – его похоронили в Стародубском. Улицу, по которой в последний путь провожал солдата спасённый им поселок, позже назвали в его честь.

В Южно–Сахалинске установили бюст. На открытии был зачитан приказ о зачислении рядового Лобанова в списки части навечно.

Но после развала страны этой части не стало. Однако сахалинцы не забыли мальчишку из Якутии, шагнувшего в пламя, смертию смерть поправ: в марте 2020 года вышел указ Управления Росгвардии по Сахалинской области о его зачислении в списки личного состава.


А в селе Стародубском учителя и ученики местной школы, собрав деньги, несколько лет назад поставили на его могиле новый памятник. На темном камне – молодое лицо солдата, вокруг камня – белое пламя.
В родной Амге тоже помнят его: его имя носят улица и Чапчылганская начальная школа, где он учился когда–то.
В 2019 году в Южно–Сахалинске побывали участники I Международных зимних спортивных игр «Дети Азии» и земляки–амгинцы. Принесли живые цветы и передали росгвардейцам подарок маленьких чапчылганцев – альбом, где они нарисовали родные края, свою школу и убая Филиппа.

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ