Семен Острельдин: «Душа тянулась к дереву и красоте»

Семен Острельдин: «Душа тянулась к дереву и красоте»

Мастер из села Немюгюнцы о своем любимом деле
12:13
21 марта 2020

Работы этого мастера в соцсетях я приметила давно. Как маму маленькой дочки сначала меня заинтересовала резная ажурная кукольная мебель – совершенно потрясающая! Потом я увидела резные наличники на окнах – и сразу вспомнила детство.

У нас был старый дом в Сайсарах, окна закрывались на ночь резными ставнями – но до этой красоты им было далеко. А потом я познакомилась и с другими удивительными работами Семена Острельдина.

И тем приятнее было узнать, что мастер из села Немюгюнцы – наш коллега, по образованию журналист, больше десяти лет проработавший в районной газете, но в один прекрасный момент сменивший острое перо в руках на не менее острый рубанок.

Детство, армия: начало

Семен Гаврильевич говорит неторопливо, степенно. Сразу представляешь себе, как он так же размеренно работает по дереву. Дерево – материал сложный, затратный, и тут как никогда действует правило «Семь раз отмерь – один раз отрежь». Про таких людей говорят: работает «с чувством, толком, расстановкой».

– Работал в газете. Интересно, увлекательно, но когда у тебя семья – нужно думать не только о возвышенном, но и материальном. Поэтому занялся строительством, вернее, отделкой домов. Ну, а резьба по дереву – это, скорее, хобби, то самое – возвышенное и для души.

– С чего-то ведь все начиналось?

– Как и у многих, наверное, – с детства. Люди моего поколения хорошо помнят уроки труда в советской школе – тогда мальчиков учили работать руками. Молоток в руках держать, лобзиком пилить… И инструменты тогда были – много интересного, не то что сейчас. И уроки труда приучали именно к труду.

Детство я провел в селе Исит Хангаласского района. Это старинный ямщицкий стан. Видел, как люди пашенные украшали свои дома – окна, штакетники, заборы, было очень красиво. Я засматривался – мог подолгу стоять у дома, изучать витиеватый рисунок. Начал собирать книги по зодчеству – еще тогда, в школе. Но это было большой редкостью.


– После школы интерес не угас?

– Наоборот. В армии служил в городе Белогорске Амурской области. В этом мне, считаю, повезло – город деревянный в основном, он буквально дышал стариной, было много ажурной резьбы. Как увольнение – так ребята на танцы, погулять, а я специально ходил по проулкам, разглядывал, фотографировал эти русские домики.

После армии продолжал собирать книги по зодчеству. Тогда ведь их было очень мало, и родные, друзья привозили их мне из центральной России. Знали, что для меня это будет лучшим подарком. Так я изучал техники, узоры.

Художник в душе

– Помню, сестра купила мне электрический лобзик – китайский, конечно (смеется). Привезла книгу по деревянному зодчеству. Стыдно сказать, но я ведь и рисовать не умел совсем. Да и сейчас не умею. А в душе, наверное, я художник. Душа тянется к дереву и красоте с детства.

Рисунки изучал, кропотливо переносил на ватман, делал масштабирование, затем лекала. В те времена сосновой доски не было в таком количестве и ассортименте – начал с простой лиственницы. Сначала разукрашивал отцовский дом.

Живу-то я в селе – все у всех на виду. Соседи увидели, какой красивый дом получился и сами потянулись к красоте. Стали просить научить их – так стал обучать азам, передавать опыт. Это очень здорово, что на мне это не остановится, продолжится. Сейчас у нас в Немюгюнцах очень много красивых домов, приезжайте, посмотрите, как село преобразилось. И односельчане эту красоту делают своими руками.

«Я трудоголик»

– Я – трудоголик и ранняя пташка. Сегодня, к примеру, в пять утра встал, ходил, думал, чем заняться. Придумал и нарисовал лекала кресла-лежака, до обеда «состряпаю» пробное. Скоро дачный сезон, пригодится.

Я много чего делаю. Отделку дома, резные наличники, домашнюю и садовую мебель, детскую и игрушечную мебель – у меня четверо внуков, радую их помаленьку. Жена моя, Снежана Ивановна – мой помощник. Работает продавцом в магазине и помогает мне в свободное время: покраска, точечные узоры – это ее поле деятельности. Другими словами, я вырезаю, шлифую, отдаю ей – она наводит всю «финишную» красоту.

– А кроме резьбы по дереву – чему душа радуется?

– Я любитель «тихой» охоты. Грибы и ягоды, осенью – рыбалка. Не понимаю людей, которые ради азарта стреляют в уток, прилетевших к нам за тысячу километров, чтобы вывести птенцов. К спорту неравнодушен. Дважды становился чемпионом района по армрестлингу. Обожаю с детства читать, всю отцовскую и сельскую библиотеку перечитал по два-три раза.

Вы знаете, когда у вещи появляется душа? Когда она сделана с любовью. Она обретается в тот момент, когда мастер отдал ей свое тепло. Особенно, если вещь – из дерева: ведь известно, что именно дерево – материал «живой», со своей энергетикой. Эта вещь будет служить долго – отдавая вам тепло рук и души своего мастера.

Дана Бубякина

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
27 мая
  • Ощущается: 7°Влажность: 52% Скорость ветра: 2 м/с