Сахамин Афанасьев о падении частей ракет, месте для полигона и взгляде из космоса

Сахамин Афанасьев о падении частей ракет, месте для полигона и взгляде из космоса

09:49
27 декабря 2020

Всех без исключения волнует, каким воздухом мы дышим, какую воду пьем, а ещё — что год грядущий нам готовит. С этими вопросами мы и обратились к нашему сегодняшнему гостю, министру экологии, природопользования и лесного хозяйства республики, а также главному инспектору по охране окружающей среды РС(Я) Сахамину Афанасьеву.

«Место падения определяется заранее»


– Сахамин Миланович, первый вопрос – по поводу падения ступеней ракеты-носителя в Алданском и Кобяйском улусах. Пишут, что теперь обломки начнут людям на головы падать…

– Причина этого – в недостатке информации.

Начнём с того, что место падения определяется заранее. Этим занимается рабочая правительственная группа под руководством Алексея Засимовича Колодезникова. Главные условия – удалённость от населённых пунктов, отсутствие людей и каких-либо строений.

В результате этой рекогносцировочной работы выбирается место, и после подписания соответствующего акта Роскосмос временно арендует у республики именно его.

Перед падением остатков ракеты рабочая группа вылетает туда, производя экологический мониторинг. Специалисты отбирают пробы почвы, воды (зимой – снега), фиксируется естественный фон радиации.

Сразу после падения пробы снова отбираются – их результаты мы опубликуем, как только они будут готовы. Но хочу успокоить общественность: в баке ракеты «Союз-2. 1б» гептила нет: топливо, которое там используется – керосин и жидкий кислород.

А информацию по радиационному фону могу дать прямо сейчас: он остался без изменений, на уровне естественного природного, потому что во 2-й ступени ракеты, которая упала у нас, радиоизотопных, излучающих элементов нет.

В Алданском улусе упала створка – пластиковый капот, в Кобяйском, в районе реки Дянышка – вторая ступень, центральный блок.

– Если место определено заранее, почему обломки приходится искать?

– Потому что это труднодоступные места. Тайга, метровые сугробы снега. Но ёмкость топлива и двигатель 2-й ступени уже нашли. Дальше эти остатки распилят и вывезут на вертолёте на площадку Роскосмоса.


– Когда?

– До весеннего таяния снегов. Таково было наше условие. Осуществить транспортировку из таких глухих мест – задача непростая, но Роскосмос работает чётко по плану.

В следующем году с космодрома в Амурской области будет произведено три запуска: спутники, которые выводят на низкую орбиту Земли «Союзы», обеспечивают связь, навигацию, передают данные для метеорологов, картографов.

Космическое зондирование играет огромную роль в пожароопасный сезон, помогая обнаружить пожары и определить их площадь с точностью до квадратного метра.

«Усилить лесопожарные формирования»

– Тогда следующий вопрос – про пожары.

– Подготовка к пожароопасному сезону уже идёт. Глава республики провёл совещание, на котором дал поручение усилить наши лесопожарные формирования, прежде всего – увеличить их численность. А так как последние два года у нас горит Арктика, то нам поручено заняться подготовкой арктического формирования.

Увеличено будет и количество лётчиков-наблюдателей, которые производят облёт-мониторинг лесных пожаров, определяя, как целесообразнее их тушить в данном конкретном случае – с воздуха, силами десантников Авиалесоохраны или отправлять наземное подразделение «Якутлесресурса».

После Нового года будет составлен сводный план по тушению лесных пожаров в республике – основной наш документ. Он согласуется с главами улусов и наслегов, и в соответствии с ним они берут на себя обязательство в случае возникновения пожара на их территории вывести на борьбу с огнём заранее определенное количество добровольцев.

Но здесь я хочу прояснить один момент. Существует ошибочное мнение, что пожары в улусах тушит местное население чуть ли не исключительно своими силами. Это не так.

– А как?

– Я уже упоминал, насколько высокоточную информацию передают нам космические спутники: видны и характер пожара, и его направление, и скорость, и рельеф местности. Каждый пожар берётся на учёт, и в случае его приближения к населённому пункту оперативный штаб определяет тактику тушения, назначает ответственного за тушение – специально обученного руководителя, отправляет туда технику, профессиональных лесопожарных — десантников или наземные формирования. А мобилизованные действуют под их контролем. Работают они, кстати, не бесплатно.

Айсен Сергеевич ставил перед правительством России вопрос о выделении денег за тушение лесных пожаров в нашей республике, и 470 млн рублей уже получены, выплаты идут. По тем, кто боролся с огнём в этом году, у нас долгов нет. И, пользуясь случаем, хотел бы снова поблагодарить их за помощь.

А ещё скажу, что современные технологии помогают установить не только характеристики лесного пожара, но и выявить виновника.
Спутники в постоянном режиме передают фото- и видеосъёмку высокого разрешения, поэтому не надо думать, что, устроив пожар в глухой тайге в отсутствие свидетелей, можно остаться безнаказанным. А уж транспортное средство спутник «засечёт» тем более.

О месте для полигона и чистой воде

– Но у нас не только лес горит, но и свалка. И, в отличие от леса, не только летом, но и зимой.

– Ни в одном населённом пункте республики свалки не соответствуют современным требованиям – ни санитарным нормам, ни природоохранным, ни противопожарным.

– И что же теперь, дышать этим дымом круглый год?

– В стране начата реформа: будут строиться современные полигоны, в республике первопроходцами в этом плане станут самые крупные города – Якутск, Вилюйск, Нюрба и Мирный.

Сейчас на свалку везут все подряд: бумагу, пластик, стекло, бытовые отходы вперемешку с опасными. А реформа предусматривает раздельный сбор мусора, и только те фракции, что не подлежат переработке, должны захораниваться.

Конечно, всё это требует средств, и больших.

Работа только начата, и не все идёт гладко: к примеру, в Вилюйском районе полигон планируется построить в районе села Чинекя, что уже вызвало протесты.

Но место для полигона выбирается не просто так.
Главное условие – полигон от жилых домов должна отделять санитарно-защитная зона – не менее 500 метров.

Далее. Место полигона не должно относиться к охотугодьям, сельхозугодьям, землям государственного лесного фонда. Все эти условия в данном случае соблюдены.

– Сахамин Миланович, если уж разговор зашёл о вилюйчанах, там ведь проблема не только с мусорным полигоном.

– С 2018 года идёт работа по обеспечению населения вилюйской группы улусов чистой питьевой водой. Мы обязали АЛРОСА произвести закупку водовозной техники, организовать непосредственно подвоз воды, и они эту работу провели – в основном, в наиболее пострадавшем от загрязнения Сунтарском улусе.

Отдельно реализуется пятилетняя программа «Чистая вода», на которую АЛРОСА ежегодно выделяет по 150 млн рублей. То есть за пять лет – 750 млн рублей. На эти деньги в наслегах вилюйской группы строятся современные водоочистительные станции.

На комплексное научное исследование пострадавших от загрязнения наслегов вилюйской группы АЛРОСА выделила 138 млн рублей.

Первый этап начался в этом году, второй пройдет в следующем, и по результатам этой комплексной экспедиции научные учреждения сделают заключение о состоянии окружающей среды, состоянии здоровья населения и дадут рекомендации.

– А что с нанесённым ущербом?

– Верховный Суд РФ вынес решение по установлению виновного подразделения и конкретного виновного лица. Это результат обширной юридической работы.

Что касается ущерба, то по реке Ирелях, куда непосредственно был произведён сброс, он составил 12 млн рублей, а по Малой Ботуобии, куда Ирелях впадает, и которая, соответственно, тоже пострадала, сейчас идут расчёты.

С точностью до тысячных долей

– А что по рекам Южной Якутии?

– Сезон у золотодобытчиков длится с мая по сентябрь, и весь сезон мы проводим рейды по золотодобывающим предприятиям. Проверяющие работают на производственных и лицензионных участках Алданского, Нерюнгринского, Усть-Майского, Верхоянского и Оймяконского улусов, следят за состоянием гидротехнических сооружений — отстойников, чтобы не нарушена была целостность и не было фильтрации в процессе работы.

Здесь уместно будет сказать несколько слов о единственной нашей аккредитованной лаборатории – Республиканском информационном центре экологического мониторинга. Именно его сотрудники выясняют, какими веществами и в какой степени загрязнены воздух, вода, почва. Современное диагностическое оборудование позволяет обнаружить даже тысячные доли нефтепродуктов, солей металлов, других токсических элементов. На основе вынесенных в нашем центре заключений мы и привлекаем к ответственности нарушителей.

И все же основная доля загрязнения рек приходится на коммунальщиков: в большинстве наших населённых пунктов очистные сооружения отсутствуют.

Но в Министерстве жилищно-коммунального хозяйства и энергетики РС(Я) принята программа, в рамках которой на федеральные и республиканские средства в крупных населённых пунктах будут строиться очистительные станции, отвечающие санитарным и природоохранным нормам. Подробности вы можете узнать у них самих.

О зоне затопления и особых условиях

– Сахамин Миланович, теперь поясните, пожалуйста, ситуацию с участками, попавшими в так называемую зону затопления. Люди возмущаются: никогда их не топило, а они – раз, и оказались в этой зоне.

– Это определяется не на глазок. Проводятся инструментальные замеры, привязка к балтийской системе высот, изучается многолетний гидрологический режим. По этим и ряду других параметров определяется зона затопления – учитывается всё: космоснимки, фотоснимки, уровни прохождения паводковых вод. Если территорию хоть раз в сто лет затапливало – значит, это низина, и есть риск повторения.

В зону затопления у нас попало 123 населённых пункта, что, конечно, немало, но вы наверняка помните наводнение, которое было два года назад, – а материальную помощь пострадавшим выплачивают до сих пор. Плюс аварийно-восстановительные работы.

Поэтому в Водный кодекс РФ в соответствии с постановлением правительства и поручением президента были внесены изменения о запрете капитального строительства в зонах затопления. В земельной документации они обозначены как зоны с особыми условиями. Там действуют ограничения на возведение новых строений. Именно новых – если туда попадают ранее построенные дом или хозпостройки, сносить их никто не будет.

Капитальное строительство в зонах с особыми условиями может быть разрешено только в случае, если там будут возведены гидротехнические сооружения, то есть дамбы.

Но возможны варианты. Председатель правительства дает поручение администрации города, Минстрою, управлению архитектуры, которые принимают градостроительные решения – дамбу ли строить, произвести ли отсыпку территории.

А в случае с Березовкой в Среднеколымском улусе принято решение о переселении.

– А чем ещё запомнился вам этот год?

– В этом году началось строительство газопровода «Сила Сибири — 2» от Чаяндинского месторождения на территории нашей республики до Ковыктинского месторождения в Иркутской области. Большой межрегиональный объект, он у нас на особом контроле.

Перед началом строительства мы провели мониторинг, сделали замеры, взяли пробы воды, почвы. То есть у нас сейчас имеются все данные об изначальном состоянии рек, лесов, земли, и в случае нанесения ущерба окружающей среде работающие там подрядные организации будут привлечены к административной ответственности. Опыт контроля за строительством больших линейных объектов, опыт работы с московскими подрядчиками у нас есть. Будем работать.

В завершение хочу поздравить всех жителей республики с наступающим Новым годом и пожелать им благополучия, а главное – здоровья, и со своей стороны мы будем прикладывать все усилия к тому, чтобы окружающая среда этому способствовала.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
28 мая
  • 12°
  • Ощущается: 10°Влажность: 54% Скорость ветра: 7 м/с