«Работы у поисковиков еще много…»

«Работы у поисковиков еще много…»

Якутский поисковый отряд ведет Вахту Памяти под Сталинградом
09:41
22 июня 2024
Фото: предоставлено Николаем Чеботаревым.
Читайте нас

Недавно по мессенджерам якутян разлетелось сообщение, что в Городищенском районе Волгоградской области были подняты останки бойца с редким нагрудным знаком «15 лет Якутской АССР», и идет поиск его родных, чтобы вернуть им награду. «Якутия» заинтересовалась этой историей и обратилась к поисковикам. Так вышло, что их рассказ выходит в особую дату – День памяти и скорби.

«Надежда есть»

«В нынешнюю вахту мы подняли семерых бойцов, и у одного из них оказался значок активиста Осоавиахима». Фото предоставлено Николаем Чеботаревым.

Как выяснилось, эта история началась весной, во время первой Вахты Памяти нынешнего сезона, прошедшей с 23 апреля по 8 мая. В то время в тех местах работали и поисковики из Якутии, благодаря которым их коллеги практически в день находки пошли по верному следу, а то надпись на знаке – «SASSR» – их смутила.

– В группу пришло сообщение: «Ребята, кто знает, что это такое?» – рассказывает командир Якутского поискового отряда Николай Чеботарев. – Ну мы им объяснили, что в Якутии до войны в ходу была латиница, и «SASSR» – это «ЯАССР» по-якутски. А дальше они уже сами начали работать, выяснять, писать запросы. Мы в этом не участвуем, чтобы не дублировать одно и то же, так что результатов придется подождать.

А лет пять назад отряд, работавший в сорока километрах от нас, нашел бойца из Табаги, которого удалось установить по обрывку квитанции почтового перевода – отправил деньги семье, а квитанцию носил при себе, и она у него частично сохранилась, смогли прочесть.

В нынешнюю вахту мы подняли семерых бойцов, и у одного из них оказался значок активиста Осоавиахима. Он тоже номерной, как и упомянутый выше знак «15 лет ЯАССР», но если юбилейная награда республики очень редкая – награжденных чуть больше четырехсот, то осоавиахимовских значков было выдано, по имеющейся информации, около 60 тысяч, и архивы этой организации, к сожалению, разрознены, утрачены. Но надежда, что личность бойца удастся установить, пока есть.

Вообще в нашем деле находки подобных знаков или медалей – редкость. Про ордена и говорить не приходится. Один раз за семь лет работы довелось поднять бойца с орденом, которым, как позже выяснилось, его наградили еще в гражданскую.

«Работаем с захоронениями»

Фото: предоставлено Николаем Чеботаревым.

– Мы работаем с захоронениями 1941–1943 годов, когда награды были крайне редки. Еще раз подчеркну – работаем с захоронениями, а то люди, слыша цифры, которые называют поисковики, думают, что все эти бойцы были попросту брошены в поле. Это далеко не так.

Очень часто встречаются так называемые санитарные захоронения. Расскажу, что это такое, на примере Городищенского района, где бои шли с августа 1942-го по февраль 1943-го, линия фронта двигалась, позиции переходили из рук в руки. А после того как армия Паулюса капитулировала и наши войска передислоцировались на запад, в этих местах какое-то время людей не было вообще. Мирные жители ушли до или во время боев, а вернулись только в конце марта – начале апреля, когда потеплело. Надо сеять, но поля изрыты фортификационными сооружениями, завалены брошенной техникой и телами погибших солдат обеих армий. И кто вернулся? Старики, женщины и дети. И вот пока взрослые были заняты восстановлением жилищ и хозяйства, собирали ребят постарше, ставили над ними кого-нибудь из старичков, давали лошаденку, если была, и они выходили в поле на расчистку. А к телам уже не подойти – они разлагаются, ни о каком сборе документов и речи быть не может. Тело просто цепляли проволокой, стаскивали в ближайшую яму или воронку, зарывали ее и шли к следующей.

Таких захоронений там не счесть, их даже не отмечали. Единственное – старались не укладывать наших и немцев в одни ямы – по мере возможности, так как все-таки это были дети – дети голодного военного времени, у которых и силенок особо не было…

Боевые, верховые…

– А боевые захоронения – это когда погибших хоронили их товарищи в передышках между боями. Так как ресурс сил и времени был сильно ограничен, хоронили прямо на поле боя в тех же ямах и воронках – максимум могли отметить в донесении, что могила находится, скажем, в 300 метрах юго-восточнее окраины деревни. Поэтому следы большинства боевых могил давно утрачены.

Боевые захоронения внешне отличаются от санитарных тем, что останки сложены в относительном порядке и в них полностью отсутствуют документы, предметы снаряжения и часто – одежда. В тех условиях забирали все, что можно использовать повторно.

И не очень часто, но встречаются так называемые верховые захоронения – это те, кого похоронила сама война: человека завалило в окопе, блиндаже, засыпало взрывом… Их находят обычно в лесах – там, в отличие от полей, никто, в принципе, ничего не расчищал. В волгоградских степях такие захоронения встречаются в оврагах – балках, которые не использовались под пахотные земли.

А после коренного перелома в войне в ходе Сталинградской битвы у Красной Армии стали появляться ресурсы, и погребением погибших, их идентификацией с составлением списков стали заниматься похоронные команды.

Неизвестные солдаты

– Неизвестные солдаты – это когда армия отступает, сражается в окружении, когда поле боя остается за противником или когда некому хоронить. В том же Городищенском районе напротив военно-мемориального кладбища, где раз в год хоронят поднятых поисковиками наших бойцов, есть и немецкое кладбище – на месте деревни Малая Россошка. Там в свое время размещался штаб корпуса вермахта с тыловыми частями, а кладбище появилось уже в августе 1942-го: видели, наверное, на фото или в военной хронике ряды крестов с касками на них. Но, начиная с октября, ресурса у немцев уже стало меньше, да и земля стала замерзать, и они своих погибших стали просто укладывать там штабелями. Наши, войдя туда в январе 1943-го, эти штабеля и увидели. А так как деревня в ходе боев была разрушена, жители туда уже не вернулись, она, по сути, вся стала немецким кладбищем. Когда в перестройку Германия обратилась к Советскому Союзу с официальной просьбой об открытии военных мемориалов, после долгих споров им такое разрешение дали, и в Малой Россошке они собрали останки своих солдат и захоронили.

У немцев тоже есть свои поисковики, которые приезжают работать в Россию, в том числе и в Волгоградскую область. Есть и специальный представитель, которому наши поисковики передают останки немецких солдат. Насколько я знаю, были случаи, когда их увозили в Германию. Но основная масса остается на месте, и их кладбище в Малой Россошке потихоньку растет. Кстати, похоронены там не только немцы, но и их союзники – румыны. На их стороне в тех местах воевали также испанцы и венгры, но они располагались севернее Сталинграда и в котел не попали, поэтому их могил там нет.

«Везде, где были бои»

– В нынешнюю «Сталинградскую весну-2024» поисковики за две недели подняли в общей сложности почти 340 бойцов. Каждая Вахта Памяти обычно длится две недели, а весь поисковый сезон – с конца апреля по октябрь. Раз в год, 23 августа – в день начала массовых бомбардировок Сталинграда, превративших город в руины, – поднятых бойцов предают земле на военно-мемориальном кладбище. Кого удалось идентифицировать – на отдельном участке с именными могилами, кого не удалось – в братской могиле.

Поисковики работают везде, где были бои, но большие Вахты проводятся в местах крупных сражений. За Победу была заплачена дорогая цена, и работы у поисковиков еще много… На Вахты собираются поисковики со всей России, и что отрадно – на 90% это молодежь, а в последние два года особенно много школьников – от 12 до 17 лет. Да, это воспитательный момент. И это нужно не мертвым, это надо живым. Они свой долг исполнили – защитили Родину, а наш долг – помнить о них и чтить.

+1
3
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
1
+1
0
Поделись новостью:
25 июля
  • 21°
  • Ощущается: 21°Влажность: 78% Скорость ветра: 2 м/с

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: