yakutia-daily.ru

Психолог рассказала, почему шлепки и подзатыльники — недопустимая мера наказания

Ударить ребёнка за двойку или непослушание, к сожалению, до сих пор многими родителями воспринимается как один из традиционных методов воспитания. Многие взрослые не видят в этом ничего плохого. Семейный и кризисный психолог Ксения Ивашковская расскажет, почему шлепки, оплеухи и подзатыльники – это недопустимая мера наказания для детей и к каким последствиям это может привести.

– Ксения, скажите, можно ли отшлепать ребёнка в качестве меры наказания за проступок? И почему?

– Нет. Это также касается подзатыльников, пинков, щипков, дергания за волосы или части тела, тряски за плечи, кидания ребёнка или кидания в ребёнка предметов и прочее. Всего, что причиняет ребёнку физическую боль и ущерб физическому и психологическому здоровью.
В нашей Конституции есть 21-я статья, где говорится, что никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому обращению или наказанию, унижающему человеческое достоинство. Никто, значит, и дети тоже.

– Многие родители считают, что в шлепке или оплеухе нет ничего плохого, если это сделано в педагогических целях.

– Многие родители выросли на шлепках и оплеухах, то же самое происходило с их друзьями, и это считалось нормальным. У ребёнка есть несколько причин привыкнуть к побоям. Во-первых, он не знает, что можно по-другому, до школы ребёнок пребывает в основном в кругу семьи. А если в доме или в районе в каждой семье бьют, то, значит, мир так и устроен. Во-вторых, защититься от взрослого при неравенстве сил невозможно. В-третьих, ребёнок полностью зависит от родителей, которые удовлетворяют главные его потребности или могут отказывать ему в этом, дети вынуждены приспосабливаться.

А ещё если позволять себе злиться, протестовать и обижаться, не удовлетворяется важная потребность в привязанности и любви к своему взрослому. Постепенно ребёнок находит выход в том, чтобы оправдать своего родителя и устранить этот конфликт между любовью и злостью. Подрастая, такой человек говорит:«Да, правильно они меня били», и это такой способ снять конфликт. Но, оправдав насилие в отношении себя, такой взрослый склонен оправдывать насилие других людей и своё – по отношению к ребёнку.

– В некоторых видах спорта могут и линейкой ударить. Разве не так воспитывается сила духа?

– Я наблюдаю, как детские тренеры прекрасно обходятся без линеек и ударов. Но также знаю, что педагоги и родители с похожими взглядами «находят» друг друга. Например, педагог в качестве наказания использует линейку, родители тоже считают, что так надо. Ребёнок, конечно, приспосабливается как может, потому что выбора нет. И в этих условиях многие дети даже достигают успехов в занятии. Но при этом ребёнок усваивает жестокость к себе как условие деятельности.

Когда родители готовы принести достоинство ребёнка в жертву успеху, это разговор совсем не о ребёнке, а о самореализации взрослого за счёт ребёнка.

Что дальше? Конечно, он может вырасти и прожить с таким отношением к себе и даже быть успешным. Но история изобилует примерами, когда люди после подобной выучки эмоционально страдают и даже не понимают, что жизнь не обязательно боль, что можно гораздо лучше себя чувствовать.

Компромиссы взрослых

– А как же убеждение, что оплеухи помогают детям лучше усвоить уроки жизни?

– Используя оплеухи, следует быть готовым, что в дальнейшей жизни ребёнок будет откликаться только на те задачи и стимулы, где за неисполнение будет расплата. Он может стать нечувствительным к успеху или, наоборот, захочет восстановить своё достоинство через успех и будет в этом ненасытным. Но чаще такой ребёнок показывает стратегию избегания неудач. Конечно, есть примеры знаменитых успешных людей, которых били. Но это единицы против тысяч.

Есть ещё «оплеухи» жизни, то есть ущерб от посторонних людей. Иногда говорят: «Я луплю его, чтобы приготовить к жизни, чтобы закалить, приучить терпеть и принимать агрессию, стать нечувствительным к ударам судьбы». Для такого родителя мир видится агрессивным. Это слова и установки человека, который сам был травмирован агрессией и когда-то согласился с тем, что мир такой. Но психологическая помощь может изменить и даже отменить эту установку. Можно залечить травму и начать жить в мире. И тогда родитель может обнаружить, что его окружение достаточно агрессивно, он задумается: куда я себя поместил? И, как знать, вдруг он захочет изменить свою жизнь, перейти в более благоприятные обстоятельства?

– Есть такое мнение, что слегка шлепнуть – это нормально.

– Это компромисс, который призван разрешить внутренний конфликт. «Я согласен, что это плохо, но я не знаю как иначе», поэтому внутри этого «плохо» создаются подразделы. «Если я признаю, что это совсем плохо, я признаю, что не прав, тогда мне придётся начинать с нуля». Это ломает налаженное мышление, налаженный образ жизни, лишает меня уверенности «я знаю, как надо». Смена воспитательной стратегии – это ведь пересмотр своих принципов, опор. Это страшит, это и вправду дверь в личный кризис.

– «Меня родители ремнём били – и ничего, вырос нормальным». Так говорят многие…

– «Если я признаю, что бить – это совсем плохо, мне придётся признать, что со мной поступали плохо». А это может вскрыть у взрослого боль, обиду, ненависть. А боли мы хотим избегать. И непонятно, что тогда делать с любовью и благодарностью к этим же родителям, как это совмещать. Мозг хочет проще: чтобы было или/или. И мы предпочитаем полностью оправдать родителей и вытеснить свою боль.

Родители на наших консультациях делятся своими историями, что бившие их взрослые сегодня не испытывают никаких угрызений совести. Потому что раньше общество было не против. Была уверенность, что таким образом применяются традиционные методы воспитания, и плохой родитель – тот, кто этого не делает. Современным родителям даже завидно от этой уверенности. Но назад дороги уже нет, наше общество развивается вперед.

Последствия наказания

– К каким последствиям могут привести подобного рода наказания?

– Последствия так же разнообразны, как темпераменты и уникальный жизненный опыт детей. Один ребёнок становится неуверенным, чувствительным к угрозам, считает себя нехорошим человеком. Другой решает совладать с полученной травмой и создаёт семью с таким же битым, но пошедшим по пути терпения.

В школьном буллинге зачинщики травли – это часто дети, которые сами подвергаются унижению и знают толк в этом, учились у своих взрослых. Но тут оговорка: чтобы стать бьющим, необязательно быть битым, можно быть свидетелем побоев между родителями.

Третий будет строить карьеру в профессии, где есть официальное право применять агрессию к людям, и будет превышать полномочия. Это стремление отыграть ситуацию детства в свою пользу может быть настолько сильным, что человек винится, кается, но все равно продолжает. Пока травма не залечена.

– Если родителям не стоит применять виды физического наказания к детям, то как ещё добиться послушания? Криком?

– Дети, не знавшие битья, воспринимают крик так же остро, как битьё. Крик – это просто другая форма агрессии, от которого ребёнок страдает тревожностью, тиками, энурезом, аутоагрессией (обкусывает, обрывает, царапает себя), трудностями в общении. Психологически-то его все равно побили. Разговор «ну хотя бы кричать-то можно?» похож на торг, чтобы оставить агрессию в воспитании, но в менее осуждаемой форме. К агрессивному крику относится преднамеренный крик и крик-истерика, когда родитель теряет самообладание и его «несёт».

Но я не говорю о полном запрете на эмоции в контакте с ребёнком. Если вы испытали чувство злости, отчаяния в контакте с ребёнком, вспылили и крикнули (а не орали методично или в адреналиновом шторме), то вы ещё не агрессор, а живой человек. Вы с ребёнком можете эти эмоции разобрать. Родители могут и должны показывать, как они восстанавливают нарушенный контакт (объясняют свои эмоции, говорят о своих потребностях, извиняются) и предлагают то же самое сделать ребёнку. Взаимные сожаления о крике принесут облегчение обеим сторонам. Это значит: «наши отношения по-прежнему ценны для меня, ты мне важен».

– Что делать родителю, который осознаёт, что его поведение недопустимо?

– Обратиться к специалисту, который не будет его поучать и поможет разобраться в глубинных причинах проблемы. Такое поведение родителя – это всегда собственная травма, ему тоже требуются сочувствие и психотерапевтическая помощь. Нужно вернуться в прошлое, найти тот опыт, когда были приняты эти решения. Тогда можно на глубоком уровне изменить их.

Ещё больше статей вы можете прочитать на личной странице психолога @psycholog.ivashkovskya

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top Яндекс.Метрика