yakutia-daily.ru

Прокурор Айдар Иванов о громких делах, семье и докторской диссертации

Айдар Иванов – первый заместитель прокурора республики в чине государственного советника юстиции 3-го класса, что соответствует воинскому званию генерал-майора. Прокурорской работе Айдар Лазаревич посвятил более четверти века.

Он регулярно дает интервью и комментарии нашей газете, касающиеся исключительно работы ведомства и обстоятельств резонансных дел. Однако в преддверии Дня работника прокуратуры мы настояли, чтобы он рассказал читателям «Якутии» немного о себе.

Детство и юность в Арктике

Родился Айдар Иванов в селе Оргет Верхневилюйского района в 1970 году, но уже будучи учеником 3-го класса переехал в Среднеколымск. Рос, как он сам выразился, «обычным подростком». Гулял допоздна во дворе с дворовыми приятелями, вместе ходили на природу, купались, шалили. В школе все предметы давались ему легко, особенно гуманитарные.

— Мне нравилось смотреть по телевизору передачи «Международная панорама», «Сегодня в мире», «Камера смотрит в мир», которые вели Александр Бовин, Генрих Боровик, Валентин Зорин, Игорь Фесуненко, — вспоминает Айдар Лазаревич. — Не скрою, был период, когда я мечтал стать таким же журналистом-международником.

Но выбор профессии обусловлен другим положительным примером — отчим Алексей Солдатов служил в Среднеколымском РОВД. Честный и бескомпромиссный сотрудник советской милиции, такой северный Анискин.

Тем более с детства я не любил вранья и сплетен в виде версий.

Алексей Афанасьевич учил меня держать слово, поступать по совести, наставлял быть настоящим мужчиной. Мама, Вера Спиридоновна, напротив, пыталась меня оберегать от невзгод. И немудрено, ведь я был у нее единственным сыном. Тем не менее, от повестки из военкомата она меня не уберегла, да я бы и не позволил помешать отслужить в Вооруженных силах. Уклониться от этого священного долга было равносильно признанию себя инвалидом или умственно отсталым. Да и воспитаны мы были на уважении к Советской армии и флоту. 

Матрос-комендор

В 1988 году Айдара Иванова призвали на Тихоокеанский флот на три года. Да-да, в советское время  в Военно-морском флоте служили по три года, а не год, как в наше время.

— Можно сказать, я призвался в СССР, а демобилизовался накануне его краха, в 1991 году, — говорит собеседник. — После окончания учебки на Русском острове под Владивостоком под названием «Школа оружия» меня определили служить на противолодочный корабль «Приморский комсомолец».    Дослужился до главного корабельного старшины, командира отделения комендоров. Странное слово? На самом деле комендор — матрос-артиллерист. Нашими «владениями» являлись орудийные башни корабля.

Помню свой первый боевой поход в составе 17-й оперативной эскадры КТОФ в бухту Камрань, на одноименную базу во Вьетнаме. Тогда мы, новобранцы, впервые увидели в Тихом океане корабли и авиацию вероятного противника. Однажды при появлении американского эсминца мы, не дожидаясь приказа, привели свои орудия в полную боеготовность. За такую ретивость мы получили нагоняй от нашего командира корабля.

Отвечать на провокации, конечно же, запрещалось. Отдельным матросам лишь поручалось схематично изобразить карандашом на бумаге траекторию пролета НАТОвских летательных аппаратов или кораблей. Особенно преуспел в этом я, предоставляя не просто наброски, а целые рисунки. Помню, командир для вида ворчал: «Иванов, ну что ты тут художествами занимаешься? Начертил карандашом несколько линий – и готово!» И тем не менее, предпочитал поручать схемы мне.

На «Приморском комсомольце», впрочем, как и на всех кораблях Тихоокеанского флота, служили ребята всех национальностей СССР. Интернационал! Ни о какой дедовщине и речи не было, наоборот, взаимовыручка, поддержка и чувство локтя.

Бюрократ в позитивном смысле

После демобилизации Айдар Иванов вернулся в Якутию. Надо было определяться с будущей профессией. По совету своего отчима Алексея Афанасьевича поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Работу в прокуратуре начал с должности помощника прокурора Среднеколымского района.

— Азы прокурорской работы я постигал под началом Николая Шевелева, — вспоминает Айдар Лазаревич. – Мой наставник был прокурором до мозга костей. Знаете, такой бюрократ, но – в хорошем, позитивном смысле этого слова. Это выражалось в том, что Николай Робертсонович никогда не принимал необдуманных опрометчивых решений, так как из-за этого мог пострадать принцип Законности. Кроме того, наставник всячески внушал мне, что прокурор – не только закон, но и справедливость. Убежден, что его уроки я вполне усвоил.

Много сыграли в моем становлении как специалиста такие профессиональные прокуроры, как Николай Михайлович Яковлев, Иван Ефремович Петров, Алексей Михайлович Ефимов – под непосредственным началом которых я работал. И, конечно, прокуроры республики  Николай Егорович Полятинский, Николай Васильевич Мельников, Сергей Владимирович Шумский, Анатолий Анатольевич Подласенко, в их период последовательно прошел ступени прокурорской службы.

Считаю, невозможно любить работу на пятьдесят или семьдесят процентов. Получать удовольствие и приносить пользу можно только любя её на сто процентов. Согласен с изречением, что, выбрав профессию по душе, не будешь работать ни дня.

Убийство деревенского рэкетира

Айдар Иванов вспомнил, как в середине лихих 90-х в одном из удаленных наслегов Среднеколымского района пожилой учитель… убил из ружья юношу — бывшего ученика. Казалось бы, дикий случай, но… Полетел в эту деревню помощник прокурора для разбирательства и вот что выяснил по горячим следам.

— В то время народ выживал, как мог, в условиях безработицы и хронических неплатежей зарплат и пенсий, — рассказывает прокурор. — Живые деньги люди в городах-то не видели, а что говорить о деревенских жителях? Так вот этот парень умудрился сколотить юнцов в банду и вымогал деньги у односельчан. Рэкетиры ходили по домам и занимались произволом. Как-то раз он пришел к этому человеку и отнял всю зарплату, попутно избив его.

Учитель, достав свое охотничье ружье и выбрав главаря из толпы юнцов, стоявших на крыльце, прицелившись, произвел в него выстрел.

Убийцу заключили под стражу на время следствия. По всем нормам уголовного законодательства того времени ему грозило максимальное наказание, так как, на первый взгляд, убийство было совершено при отягчающих обстоятельствах. Во-первых, из огнестрельного оружия, которое смертельно опасно на ближней дистанции. Во-вторых, жертва находилась в толпе народа, и пострадать мог еще кто-нибудь.

Тем временем сход среднеколымских старейшин постановил, что учитель был прав, и его надо немедленно освободить, а дело прекратить. О чем уважаемые аксакалы  прямо мне и заявили. Пришлось использовать все мыслимые доводы, чтобы убедить их в том, что у нас – не Дикий запад, что степень вины учителя может определить только суд, и что, выпусти мы убийцу, – его примеру самосуда последуют другие.

В ходе следствия я детально все изучил, в том числе привел доказательства, что учитель при выстреле не ставил под угрозу жизнь других людей, а также не имеется других отягчающих обстоятельств.

В итоге суд, с учетом противоправности действий потерпевшего, назначил учителю наказание ниже низшего предела, учтя все мои доводы, которые значительно смягчили его вину.    

О хобби и семье

— Охота – моя страсть, но рыбалку тоже люблю, — признается собеседник. — Причем никакими не сетями — удочкой, закидушкой. Стараюсь выезжать подальше, так как в окрестностях Якутска, как я убедился, охотников и рыбаков на порядок больше, чем собственно добычи. Охочусь преимущественно по перу. Большая удача, когда в охотничий сезон удается попасть на малую родину – в Среднеколымск, где у меня остались друзья детства. Земляки всегда рады меня видеть.    

Лучший отдых, конечно, на природе, но и про море не забываем. Порой всей семьей выезжаем на отечественные курорты. Заграничные мы не жалуем, так как считаем, что в России много интересных мест, которые нужно обязательно посетить.

У меня замечательная супруга Зульфия Насиховна, с ней я познакомился еще в Среднеколымске. Профессия моей супруги – ЖЕНА! На ней наш быт, семейный тыл! Дочь Аина работает врачом-стоматологом, а сын Тимур учится в 11-м классе и собирается пойти по моим стопам, поступить на юридический. Я любящий дедушка 6-летней внучки и полугодовалого внука!

Мама Вера Спиридоновна и отчим Алексей Афанасьевич – живы и здоровы, сейчас на пенсии, живут в Якутске, рядом с внуками и правнуками.

Определить болевые точки

— Работал я во многих уголках Якутии и всегда, попадая на новое место службы, старался оценить обстановку, — продолжает Айдар Лазаревич. — Например, когда меня назначили прокурором города Удачного, поразился тому, насколько легко можно было здесь купить синтетические наркотики, чуть ли не в ларьках. Попадали они на территорию города без проблем, какое-либо противодействие распространению героина отсутствовало. Сразу обозначил свою позицию: за наркотики будут возбуждаться уголовные дела, будут «посадки». Добился открытия отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, и нам удалось обуздать эту лихую наркоторговлю.

В Алдане, напротив, с наркопреступностью проблем не возникало, а была проблема с… теплоснабжением. Котельных было настолько много, что в стужу город буквально покрывался черным пеплом! А большого толку от них не было. Совместно с муниципалами мы приняли меры для качественной централизации отопления и обеспечения теплом жителей.

Словом, везде, куда бы ни забрасывала меня служебная стезя, я старался в первую очередь определить болевые точки населенного пункта и прокурорским реагированием повлиять на проблематику.

О научной работе

— Тема моей докторской диссертации: «Меры уголовно-правового характера и их применение к лицам, совершившим преступления небольшой или средней тяжести», — затронул кандидат юридических наук Айдар Иванов свои научные изыскания. — Как свидетельствует судебная статистика, лица, совершившие преступления небольшой или средней тяжести, впоследствии совершают тяжкие и особо тяжкие преступления.

В этой связи закономерно возникает вопрос о состоятельности существующей законодательной практики борьбы с преступностью небольшой и средней тяжести, ее эффективности в правоприменении.

Это предопределило выбор темы диссертационного исследования. Не беру на себя смелость причислять себя к ученым мужам, скорее я — просвещенный практик, осмелившийся замахнуться на научную работу.

Обвинение – это ответственность

В прокуратуре Якутии Айдар Иванов курирует и судебный блок. Насколько он удовлетворен штатом гособвинителей, существует ли в этом подразделении «десятка» лучших?

— Ежегодно судами республики рассматриваются уголовные дела в отношении около 7 500 лиц, — говорит Айдар Лазаревич. — При этом в судебных стадиях уголовного процесса принимают участие около 150 прокуроров, на плечи которых ложится колоссальная ответственность.

Приведу примером резонансное уголовное дело в отношении ранее судимых лиц, которые в условиях неочевидности совершили убийство двух лиц, причастность к содеянному отрицали. Однако благодаря правильно построенной линии обвинения прокурора им не удалось уйти от наказания, и они были осуждены к длительным срокам лишения свободы.

Также благодаря принципиальности гособвинителя отменено условное наказание и назначено реальное лишение свободы женщине, в результате мошенничества которой пострадало 46 граждан, лишившихся обещанного жилья.

Отмечу, что государственное обвинение поддерживают наиболее опытные сотрудники. Выделить в «десятку» лучших кого-то сложно. И все же высочайшими профессионалами своего дела являются Наталья Потапова, Татьяна Николаева, Татьяна Наумова, Виктор Шабля, Николай Посельский. Они обеспечивают преемственность работы, передавая свой опыт и обучая молодых сотрудников.

Пользуясь случаем, хотел бы поздравить всех своих коллег с профессиональным праздником! Пожелать им и их семьям добра, здоровья и благополучия!

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top