yakutia-daily.ru

Поехали!

«Тетя Лана, а мы сможем в Якутск на поезде поехать?» — спрашивает озорного вида мальчуган.  «Конечно, дорогой, теперь у тебя есть выбор, хочешь с папой на машине, а можно и на поезде», — отвечает ему тетя. Захотелось добавить, не только в Якутск, но и в любую точку страны.

Подслушанный на платформе железнодорожной станции «Алдан» разговор во время торжественного митинга по случаю отхода в Якутск первого пассажирского поезда как нельзя точно характеризует отношение якутян к произошедшему в минувшую субботу событию. Все понимают, что к нашим услугам теперь еще и железнодорожный транспорт, но пока человек сам не ощутит на себе все его прелести, ну никак не может в это поверить. Автору этих строк повезло, он был в числе первых пассажиров.

По водной глади и автомобильной трассе

Однако все по порядку. Пятница, 26 июля. Пять часов утра. Город еще спит, а внушительная группа журналистов уже собирается у микроавтобусов напротив центрального офиса ЛОРПа, чтобы отправиться в Алдан.

Место погрузки оказалось символическим. Ведь спустя час с небольшим мы уже заезжаем на паром. Даркылахская переправа, в отличие от остального города, уже проснулась и зажила своим обычным ритмом. То тут, то там слышны команды капитанов. Отплываем, заодно осваиваем один из самых распространенных сезонных видов транспорта – речной. Место погрузки оказалось символическим. Ведь спустя час с небольшим мы уже заезжаем на паром. Даркылахская переправа, в отличие от остального города, уже проснулась и зажила своим обычным ритмом. То тут, то там слышны команды капитанов. Отплываем, заодно осваиваем один из самых распространенных сезонных видов транспорта – речной.

Проходит еще около часа, выгружаемся у Нижнего Бестяха и отправляемся по федеральной дороге «Лена» до Алдана. Чистыми время в пути занимает порядка шести часов, не считая пары остановок в придорожных кафе.

Можно было еще быстрее, если бы не грунтовые разрывы, где водитель заметно сбавляет скорость и наш автобус окутывают огромные клубы пыли. Но благо выделенный организаторами ознакомительного пресс-тура АО «АК «Железные дороги Якутии» (ЖДЯ) микроавтобус оказался довольно комфортабельным, с кондиционером. Потому тряска по грунтовке на тридцатиградусной жаре оказалась не такой уж утомительной.

Тем не менее, при каждом даже небольшом ударе на ухабах в голове отчетливо проносится утешительное: «Потерпи, тело. В поезде под стук колес помягче будет».

Железный оттенок золотого Алдана

Приехали в Алдан за пару часов до назначенного торжественного митинга на одноименном железнодорожном вокзале. Пустынная площадь Ленина у районной администрации ничем не напоминала о предстоящем событии, кроме встречающего нас в традиционном железнодорожном кителе Александра Дудникова.

Александр Николаевич – это, без всякого преувеличения, живая легенда Амуро-Якутской магистрали. Во многом благодаря именно его энергии, упорству и, конечно, высочайшему профессионализму железная дорога дошла в 1992 году до Алдана, в 1997 году до Томмота и наконец в 2011 году до Нижнего Бестяха.

После небольшой экскурсии по городу заезжаем на привокзальную площадь, где и начался праздник, который был с нами почти целые сутки. Залитый солнцем перрон, украшенный воздушными шарами, фирменными флагами вокзал и, конечно, он – главный виновник торжеств – отправляющийся в Нижний Бестях первый пассажирский поезд.

Как было сказано, алданцам не привыкать к гудкам и перестуку колес поездов. Они тут раздаются не первый десяток лет. За это время тот же Шухрат Ташпулатов, вручивший локомотивной бригаде первый маршрутный лист до Нижнего Бестяха со всеми обозначенными стоянками, прошел путь от выпускника Дальневосточного государственного университета путей сообщения до начальника локомотивной службы «ЖДЯ».

«Да, мы, с одной стороны, привыкли к движению поездов из Алдана, но ведь до сих пор они шли только на юг, а этот пойдет на север, в столицу», — говорит статный алданец в фирменной футболке местной золотодобывающей артели. «В отпуск на поезде отправлялись?». «Конечно, и не только в отпуск. Я и в Якутск частенько мотаюсь. Вот теперь как-нибудь по рельсам двину в вагончике».

Вот так, медленно, но верно железка прижилась в золотом Алдане. И не зря, приветствуя собравшихся на торжественный митинг, государственный советник РС(Я) Вячеслав Штыров особо отметил, что теперь железнодорожник здесь настолько же востребован, как и золотодобытчик.

Как знать, может, мой маленький знакомец, интересовавшийся поездкой в Якутск именно в комфортабельном просторном вагоне поезда, а не в салоне пусть не менее комфортного, но тесноватого микроавтобуса, возьмет да и выберет профессию если не машиниста, то любую другую, имеющую отношение к железной дороге. 

«Сяду в длинный поезд…»

Эти строчки из шлягера в исполнении самого узнаваемого Д’Артаньяна поневоле вертелись на языке еще во время митинга. И вот раздается долгожданное: «Объявляется посадка на пассажирский поезд, следующий по маршруту Алдан—Томмот—Нижний Бестях».

Признаться, прознав еще в Якутске, что нас, журналистов, определят в плацкарт, заранее упросил одного из организаторов записать меня в купейный вагон. Не стерлись еще из памяти все «прелести» более чем месячного путешествия в плацкартном вагоне во время службы в армии.

Получилось. Я был в списке наряду с ветеранами. Однако при посадке случилась неразбериха, мое место оказалось занятым. Что поделать, направился в плацкартный и уже через пару минут стал… благодарить организаторов за эту накладку. 

А дело вот в чем. Поезд полдня простоял на солнцепёке. Вагоны, естественно, нагрелись так, что хоть кожу сдирай. Кондиционеры, конечно, были и в купейном, но он сам по себе оказался, скажем так, намного старше своего плацкартного собрата. Так что в последнем ко времени посадки уже установилась абсолютно комфортная температура, которая сопровождала пассажиров до самой станции назначения.

Теперь даже не знаю, какой вагон посоветовать друзьям и знакомым, если они собрались ехать из Нижнего Бестяха. Купе оно, конечно, поудобнее, особенно для семьи или маленькой компании. Но плацкарт при этом показался значительно комфортнее. Ну и при этом он еще и дешевле. Так что выбирать вам.

Томмот – железнодорожный оплот

За каких-то пару часов добираемся из Алдана до Томмота. Неудивительно, ведь по железнодорожному полотну между ними всего 81 километр. Всего это для нас, пассажиров. А строили этот участок целых пять лет.  

Как вспоминают ветераны, это была, пожалуй, самая непростая пятилетка в 30-летней истории строительства Амуро-Якутской магистрали. Достаточно сказать, что её начало совпало с развалом СССР.

Вместе со страной тогда распались многие крупные строительные организации. Остались только самые преданные делу профессионалы, сумевшие сплотить вокруг себя таких же настоящих фанатов железной дороги. А как иначе назвать людей, которые месяцами работали без зарплаты, да еще в тяжелейших погодных условиях, то в лютый зимний холод, то в изнуряющую летнюю жару.

Вот почему наши соседи – ветераны-строители чувствовали себя как именинники. Что в Алдане, Томмоте и, конечно, Нижнем Бестяхе. Тридцать, двадцать и даже десять лет назад они были настоящими первопроходцами, прокладывая рельсы по непролазной якутской тайге, а теперь по праву первыми пассажирами…

Томмот в переводе с якутского значит «незамерзающий». К великому сожалению, именно здесь стройка практически заморозилась сразу после укладки «золотого звена» в декабре 1997-го. Хотя к тому времени город стал настоящим транспортно-логистическим центром, достигнув по народонаселению своего исторического максимума. К концу 90-х здесь проживало более 11 тысяч человек.

Замерла стройка, замерла и жизнь. Она едва теплилась на обустройстве подъездных путей, строительстве железнодорожного вокзала, моста через Алдан, складов, нефтехранилищ и т.д. Но самое страшное, стали уезжать люди.

К весне 2004 года, когда стараниями тогдашнего руководства республики во главе с президентом Вячеславом Штыровым было принято историческое для дальнейшей судьбы стройки постановление Правительства РФ № 242 «О неотложных мерах по строительству железной дороги Беркакит—Томмот—Якутск», здесь проживало уже менее 9 тысяч человек.

Те, кто остался, кто до конца верил, что рельсы пойдут дальше на север, уже никогда не уедут из ставшего родным городка. Конечно, наш поезд остановился здесь еще на пару часов, чтобы отдать должное транспортным строителям, превратившим Томмот в настоящий железнодорожный оплот в самой середине Амуро-Якутской магистрали.

На Якутск!

После небольшого митинга и праздничного концерта для томмотцев первый пассажирский пошел на Якутск. Да, если быть точнее, то до Нижнего Бестяха. Но даже сейчас, в отсутствие моста через Лену, растущий поселок уже считается спутником столицы республики и входит в так называемую агломерацию, то есть скопление связанных многочисленными связями населенных пунктов вокруг крупного города.

В конце концов, во всех исторических хрониках строительства железной дороги она так и называется — Беркакит—Томмот—Якутск. Так что никакой ошибки здесь нет и быть не может.

Перед отправкой состава удалось проникнуть в святая святых – кабину машинистов, где машинист Руслан Черниговский позволил снять пару кадров. Темнело, красивых снимков не получилось. Не беда, утром на одной из стоянок повторил попытку уже со старшим машинистом Юрием Пыльцыным. «Волнения особого нет, не первый десяток лет вожу поезда. Есть чувство большого удовлетворения, что приносим радость людям», — заметил он.

Удобно, безопасно, точно

Расстояние от Томмота до Нижнего Бестяха по железнодорожным путям немногим превышает 350 километров. Строители прошли это расстояние за шесть с небольшим лет, а наш поезд за одну ночь. Надо сказать, приятную для любого пассажира ночь.

Лежа на кушетке в приятной прохладе плацкарта, засыпая под размеренный стук колес, вспомнил свои ощущения десятичасовой давности на заднем сиденье микроавтобуса. Сравнивать было нечего. Конечно, все в пользу размеренного движения в поезде.

Здесь тебе не только все удобства – от вытянутых ног и неограниченных походов в чистенькие биотуалеты до возможности зарядить любой гаджет как через выключатели, так и вмонтированные вдоль коридора USB-разъемы, но и практически абсолютная безопасность. Ведь, что греха таить, едва ли не каждую неделю на дорогах случаются ужасные ДТП. Причем чем лучше дорожное покрытие, тем страшнее исход. Гоняют-то по асфальту с особым остервенением.

Ну, и кроме прочего, движение на поезде – это абсолютная точность. Человек прибывает на станцию назначения именно, простите за каламбур, в назначенный день и час.

Согласен, автомобиль как средство передвижения был, есть и будет важным звеном в транспортном сообщении. Но всякий раз, когда выезжаю из точки А в точку Б, боюсь загадывать, когда доберемся. Так было и в этот раз. Мало ли что может случиться в дороге. А вот в «ЖДЯ» все строго по расписанию. Проверено.

Где конец, там и начало

В означенное расписанием время – 27 июля, ровно в 13.00 — подъезжаем к станции «Нижний Бестях». За окном такое же праздничное оживление, что и в провожавшем Алдане, встречавшем Томмоте. Торжественный митинг с речами первых лиц, праздничное представление и концерт – обо всем этом сполна написано, показано на наших сайтах, в соцсетях, всепроникающем ватсапе.

Хочу акцентировать внимание на другом. В череде субботних мероприятий как-то незаметно промелькнуло известие об открытии верстового столба от Нижнего Бестяха до Магадана.

Сегодня в это мало кто верит, что в ближайшее время «железка» пойдет дальше – вдоль дороги «Колыма» к Магадану. Но даже самый заядлый пессимист, если он что-то понимает в логистике и транспортной инфраструктуре, знает, что любая железная дорога должна закончиться у моря, где начинаются самые дешевые в мире морские перевозки. Без этого прокладывать рельсы просто бессмысленно.

Поэтому, когда представители двух поколений — легендарный бамовец, Герой Социалистического Труда Иван Николаевич Варшавский и Глава РС(Я) Айсен Николаев – сдернули ослепительно белую простынь и на столбе проявился указатель километража до конечной точки, стал лихорадочно высчитывать: сколько лет понадобится строителям, чтобы уложить железку до Магадана?

439 километров от Алдана до Томмота, чистыми без учета вынужденных простоев, железнодорожные строители прошли за 12 лет. Значит, 1963 километра до побережья Охотского моря можно преодолеть лет за 60, а то и более.

Ровесники, да и те, кто помладше, вряд ли до этого доживут. А вот тот мальчуган, что спрашивал у своей тети о возможности поехать в Якутск на поезде, вполне. Так что железнодорожная история Якутии далеко не закончилась. Она только на середине пути.

Текст, фото: Федор ГРИГОРЬЕВ, наш спецкор. Якутск—Алдан—Якутск.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top