По следам экспедиции Беринга: что исследователь два года делал в Якутске?

По следам экспедиции Беринга: что исследователь два года делал в Якутске?

13:28
13 августа 2022
Читайте нас на

Каким увидели Якутск – форпост освоения Северо-Востока России – участники Второй Камчатской экспедиции под командованием Витуса Беринга, как они прожили здесь два года?

Вид города Якутска

А.Г.Рудаков. Вид города Якуцка середины XVIII века. Из собрания НХМ РС(Я).

– Сохранилась гравюра Рудакова по рисунку Люрсениуса – одного из штатных рисовальщиков Академического отряда экспедиции. Она так и называется «Вид города Якутска», – рассказывает сотрудник Якутского государственного объединённого музея истории и культуры народов Севера имени Ярославского Сергей Слепцов.

– На мой взгляд, это самое лучшее изображение нашего города до появления фотографии.
Судя по всему, Люрсениус запечатлел его со стороны Зелёного луга. Хатыстах, например, вполне подходит для такой точки обзора.
Изображение очень подробное: определённые районы города вполне узнаваемы – и Спасский монастырь, и церкви, и башни острога.

Город тогда был маленьким: северная его граница проходила рядом с этим монастырем, на территории которого сейчас находится наш музей, южная граница – в районе Богородицкой церкви в Залоге, восточная ограничивалась берегом Лены, а западная доходила до Талого озера. Так что тогдашний Якутск вполне можно было охватить взглядом.

При этом экспедиция Беринга насчитывала примерно тысячу человек: два западных отряда действовали вне Якутска, но остальные четыре – а это несколько сотен человек – встали на постой у нас.

Где эта улица, где этот дом?

– Разумеется, немедленно возникли проблемы с жильём, продовольствием – при том, что муку, крупы, соль и т.п. они везли с собой.
Вообще причин для недовольства была масса, и поток доносов, можно сказать, не иссякал.

К тому же экспедиция была самостоятельной административной единицей, подчинявшейся непосредственно Адмиралтейству и Сенату, эдакое государство в государстве, и на этой почве возникала напряжённость с местными властями. Большие конфликты были с Якутской канцелярией, Охотской.

С тех времён сохранилась часть документов – в основном, те, что Беринг отправлял в Петербург, в Адмиралтейство и Сенат, через которые решалось всё. Они опубликованы в сборниках документов Камчатской экспедиции.

А вот архив Якутской канцелярии сгорел. Там наверняка были документы, откуда можно было узнать какие-то подробности, связанные, допустим, с постоем экспедиции. Поэтому сказать, где именно жила команда Беринга, мы сейчас не можем.

Берег правый, берег левый…

– Единственное достоверно известное место близ Якутска, связанное с памятью о Второй Камчатской экспедиции – Тамгинский железоделательный завод, который находился напротив Табагинского мыса, это в районе села Хаптагай Мегино-Кангаласского улуса.

Построен он был именно для нужд экспедиции и был закрыт почти сразу после её окончания, то есть просуществовал не очень долго.
Первоначально, кстати, его планировалось построить… на реке Ангаре, но Беринг сумел доказать, что это крайне невыгодно с точки зрения логистики.

Узнав о речке Тамме, где якуты выплавляли руду и где можно было возвести плотину, решили строиться там, хотя, как выяснилось впоследствии, и место было не совсем подходящее, и руда – не очень хорошая, а соответственно, и продукция – не первый сорт, но выбирать не приходилось. Недалеко – и на том спасибо.

Где конь не пройдёт

– Основной проблемой экспедиции была именно доставка грузов. Берингу неоднократно грозили судом за то, что он «засел» в Якутске, а он здесь, в последнем крупном городе по пути в Охотск и на Камчатку, занимался решением логистических проблем.

В первую очередь – налаживал поставки продовольствия, потом – всех остальных грузов, той же оснастки судов, потому что в Охотске и на Камчатке вообще ничего не было.

Набирал лошадей для поездки по Охотскому тракту, который был только на бумаге, а на деле представлял собой полудикую тропу, где местами и конь не мог пройти, так что людям приходилось перетаскивать грузы на себе.

Постоянно понукаемый со всех сторон, Беринг за два года всё-таки сумел завершить организационные работы.

Добраться до цели

– В первое плавание «Якуцкъ» под командованием Василия Прончищева вышел 30 июня 1735 года и к концу июля дошёл до устья Лены.

У острова Столб была стоянка, потом за половину августа они добрались до устья реки Оленёк, где зазимовали.

Там они, кстати, наткнулись на поселение русских промысловиков, которые при виде дубель- шлюпки разбежались по тундре, побросав свои дома.

Причины для такой паники, безусловно, были: во-первых, эти люди никогда не видели таких огромных кораблей, во-вторых – наверняка боялись оспы, а в-третьих, – кто его знает, зачем чужаки пришли сюда?

Всё же надеясь наладить отношения с местными, Прончищев запретил своей команде занимать брошенные дома, повелев строить избы для экипажа из плавника.

По некоторым предположениям, в том, что промысловики в конце концов пошли на контакт, определённую роль сыграла жена Прончищева Татьяна. В документах это не отражено, но, скорее всего, её присутствие на переговорах или даже участие в них могло действовать успокаивающе: если среди пришельцев есть женщина, значит, это не лихие люди, и с ними можно иметь дело.

После этой зимовки команда безуспешно пыталась обогнуть Таймыр. В 1736 году, сломав ногу, умер Василий Прончищев, Татьяна пережила его на две недели.
В 1737-м дубель-шлюпка вернулась в Якутск, и командиром был назначен Харитон Лаптев.

В 1740-м «Якуцкъ» затонул во льдах, и Лаптев с Челюскиным продолжили свой путь пешим порядком, добравшись в конце концов до устья Енисея – цели экспедиции.

«Кирпич, и больше ничего»

– К сожалению, от той эпохи у нас почти ничего не сохранилось, разве что Троицкий собор – единственное здание XVIII века в Якутске.

К моменту прибытия Беринга в городе было два каменных здания: Воеводская канцелярия, построенная в 1707 году, и этот собор, возводившийся с 1708 по 1728 год.

А в нашем музее есть только кирпич с Тамгинского завода. Да, один кирпич, и больше ничего. Оставили бы «Якуцкъ» в нашем музее – было бы от чего отталкиваться и на что опираться, рассказывая о тех временах и тех людях.

Можно было бы проводить интерактивные экскурсии, изучать карты в кают-компании, учиться вязать морские узлы, прикидывать, как 45 человек могли умещаться на таком небольшом судне, рассказывать о быте моряков, о том, как они выглядели – кто сейчас знает, как выглядел моряк XVIII века?

В Санкт-Петербурге давно занимаются исторической реконструкцией времён Петра I, можно было бы заказать там форму тех времён, чтобы экскурсанты или видели её на сотрудниках музея, или сами примеряли, оказавшись «в шкуре» первых российских полярников.

Можно рассказывать о самой дубель-шлюпке и её маршруте, благо, сохранились рапорты Прончищева, Челюскина, Лаптева. Из тамгинского кирпича столько информации не выжмешь, как ни старайся.

+1
1
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
26 сентября
  • Ощущается: -3°Влажность: 86% Скорость ветра: 3 м/с