Петр Староватов: казак, революционер, учитель, краевед, Герой Труда

Петр Староватов: казак, революционер, учитель, краевед, Герой Труда

08:35
26 ноября 2023
Фотофонд Вилюйского краеведческого музея.
Читайте нас

«Пора перестать относить нашего первого Героя Труда к одному ведомству культуры: гораздо большее отношение Петр Хрисанфович Староватов имеет к развитию промышленности, геологии и, наконец, созданию компании «АЛРОСА», когда важнейшим нашим козырем был тот факт, что первый заявитель
о якутских алмазах – именно он», – подчеркнул ветеран государственной службы Климент Иванов на праздновании 150-летия педагога, краеведа, общественного деятеля и, получается, первопроходца. Недаром он был казачьих кровей!

«На Вилюе надо искать»

Фотофонд Вилюйского краеведческого музея. Алмаз «Краевед Староватов» (61,10 карат) из Алмазного фонда России.

Для открытой в Якутском музее имени Ярославского выставки сотрудники Вилюйского краеведческого музея изготовили диораму, где Петр Хрисанфович показан на фоне Вилюя, берега которого он исходил как краевед, исследователь (и заядлый рыбак, о чем свидетельствуют сети в углу, пояснила директор Вилюйского музея Татьяна Афанасьева).

Немудрено, что охотники, рыболовы, старатели считали его своим и рассказывали обо всем, что видели, слышали, находили. Вот так однажды он услышал о находке на речке Кемпендяйке – прозрачном камушке, за который скупщики золота, не чинясь, отвалили «спирту, чаю, табаку, крупчатки, дроби, пороху» – и это во время голода и разрухи.

Староватов все запоминал, фиксировал. Позже стал выписывать соответствующую литературу, чтобы пополнить свои знания, и сделался настоящим разведчиком недр, а с 1920-1930-х годов обращался в различные инстанции, присовокупляя к своим посланиям геологические материалы: на Вилюе надо искать газ, нефть, уголь, золото, алмазы!

Увы, письма эти чаще оставались без ответа, а то и снабжались такими замечаниями: «…алмазоносные геологические комплексы на р. Вилюй (и его притоках) маловероятны» – за подписью ни много ни мало главного геолога Вилюйской экспедиции Государственного Союзтреста Якзолота М.Г. Равича. Но разве можно остановить сорвавшуюся в атаку на неприятеля казачью лаву? А Староватов был казаком – никогда не сдавался.

В свое время он выучился благодаря принадлежности к этому сословию: определив его в Олекминское приходское училище, матери еще выдали три рубля на обзаведение формой и учебниками. Иначе бы ей не потянуть ученье сына: супружник все спускал в карты, а потом и вовсе бросил ее с мальчонкой, подавшись на прииски.
Староватов писал в своей биографии: «С детства я стал зарабатывать, копал у скопцов картошку и убирал хлеб поденно… часто голодал, но ученья не бросил».

Но когда по окончании уже Якутского реального училища парень захотел продолжить учебу, его одернули: твое дело – служить царю. И позже, когда он начал работать в Вилюйской казачьей школе, первые четыре года ему, как сыну казака, пришлось работать без жалованья – за паек.

«Сеять разумное, доброе, вечное»

Фотофонд Вилюйского краеведческого музея. Петр Староватов в начале ХХ века.

В 1901 году в выходящей аж в Иркутске газете «Восточное обозрение» была опубликована статья, где говорилось: «Лучшей школой в Вилюйском округе нужно признать казачью школу в городе Вилюйске. Этим она всецело обязана нынешнему учителю Петру Хрисанфовичу Староватову. Его система просвещения и отношение к ученикам чужды формализма и казенщины».

Но уже в 1905 году его из «лучшей школы округа» изгнали – за убеждения. Человеку, дружившему с политссыльными и заявлявшему прилюдно, что «царь – богатейший в России капиталист, помещик, а следовательно – помеха развитию страны и прогрессу», в сфере образования места не было.

Два года он давал уроки по частным школам, занимался переводами, вел делопроизводство у судьи – и боролся за восстановление на работе. По прошествии двух лет в Министерстве народного просвещения «обвинения признали недоказанными». При тогдашнем обеспечении педагогическими кадрами разбрасываться учителями было затруднительно, к тому же подвернулась идеальная, так сказать, вакансия: в сунтарском Эльгяе сгорело двухклассное училище, а при постройке нового здания убило заведующего. После такого кого туда заманишь? А Староватов согласился и поехал.

Добравшись до Эльгяя, он не только возвел училище с общежитием и баней, но и сумел выбить оборудование для кабинета физики. Там у него учились Алексей Иванов – один из основателей якутской советской литературы Иванов-Кюндэ, Парфений Самсонов и Михаил Анисимов – будущие заслуженные учителя школ РСФСР и ЯАССР.

«Был в отряде бойцом»

Фотофонд Национального архива РС(Я). Преподаватели и ученики высшего начального и городского училищ Вилюйска. Среди учителей — П.Х.Староватов, А.Е.Кулаковский, Н.И.Толоконский, И.В.Попов, А.И.Немце-Петровский. Среди учеников — С.Аржаков, И.Барахов, С.Гоголев и другие. Вилюйск, 1913 г.

В 1913 году Петр Хрисанфович снова вернулся в Вилюйск, где благодаря в том числе и его хлопотам открылось Высшее начальное училище, куда в качестве преподавателей съехались основатель якутской литературы Алексей Кулаковский, создатель якутского алфавита Семен Новгородов и оперившийся к тому времени эльгяйский выпускник Алексей Иванов-Кюндэ.

Имена же его тамошних учеников известны в Якутии всем – Степан Аржаков, Степан Васильев, Исидор Барахов. Основатели автономии, борцы за Советскую власть.
Учитель их тоже был в первых рядах: «В 1918 году вместе с Макаром Бубякиным содействовал разоружению вилюйского казачества и сдаче оружия советской армии.
В 1921 году при восстании был в отряде бойцом. В том же году собрал, как комиссар продовольствия, много теплой одежды, которую сумел направить в Якутск для Красной Армии.
В 1921/22 году, несмотря на борьбу, сумел сконцентрировать почти все продукты продналога из деревни в город, дал таким образом возможность Красной Армии продержать шестимесячную блокаду бандитов».

«Самым тяжелым был для нас Мастахский бой», – вспоминал он. Белых, по его подсчетам, было более 400, красных – вдесятеро меньше, а что хуже всего – обоз с боеприпасами захватил противник. Староватов предложил отливать пули в ящиках с мокрым песком при помощи форм из бумаги. «Под ружье» встали даже женщины, работая без сна и отдыха. Лучше всего эти самодельные пули подошли для винтовок-трехлинеек, а для револьверов и прочего оружия – не очень, что он сам и не преминул отметить. Но и этого хватило для победы в том бою.

Улица младшего сына

Во время осады Вилюйска Петр Хрисанфович, по собственному признанию, «дневал и ночевал в помещении ОГПУ, бывал на баррикадах, участвовал с красноармейцами в вылазках за сеном».
В одной из перестрелок с белыми был смертельно ранен его младший сын – старшеклассник Илья.

Позже, когда стали увековечивать героев гражданской войны, в Вилюйске появилась улица Староватова. Однако имя при этом не упоминалось, и со временем ее стали называть улицей Петра Староватова. И лишь в 1960-1970 годы краевед Николай Георгиевич Баишев, одно время возглавлявший Вилюйский музей, опубликовал в газете статью, где высказал предположение: учитывая время ее появления на карте города, она, возможно, изначально была улицей Ильи Староватова. И хотя соответствующих документов по сей день не нашли, все согласились, что фигура прославленного своими трудами отца действительно могла заслонить в сознании окружающих навсегда оставшегося восемнадцатилетним сына.

Поэтому ныне в Вилюйске две улицы Староватова: первая уже официально признана как названная в честь Ильи, а центральная улица нового микрорайона «Кустаах» два года назад получила имя Петра Хрисанфовича.

«Вместе ходили в тайгу»

Фотофонд Национального архива РС(Я). С работником геологической партии. Конец 1930-х годов.

43 года отдал он преподавательской работе.
«Староватов учил любить и ценить природу. Мы, учащиеся Вилюйского педагогического училища, вместе с ним ходили в тайгу, собирали материалы, экспонаты, полезные ископаемые для краеведческого музея. Прекрасный русский педагог воспитал во мне любовь к геологии», – вспоминал Герой Социалистического Труда, главный геолог Геологоуправления ЯАССР Григорий Семенов.

Другой его ученик, заслуженный учитель ЯАССР, основатель Вилюйского музея народного образования (первого в СССР) Геннадий Донской писал: «Он на каждом уроке использовал наглядные пособия, материалы, показывал коллекции полезных ископаемых, мы ощупью определяли их вес, цвет, отличительные черты. Прошло 45 лет, но отчетливо слышу глухой голос и слова «исландский шпат», «ахтарандит» и вижу сутулую сгорбленную фигуру…»

Другому бы за глаза хватило этой работы – учебной, воспитательной, организационной. А он основал в Вилюйске бесплатную народную библиотеку (которой нынче исполнилось 125 лет), приложил руку к земельному переделу и созданию первых колхозов, организации ветеринарной службы и речных перевозок по Вилюю и его притокам, доказывал ошибочность строительства площадки для посадки самолетов за рекой, был наблюдателем на метеорологической станции.

При этом участвовал во многих геологических экспедициях, в том числе в комплексной экспедиции Академии наук СССР 1925-1930 годов.
«Прошли с Фришенфельдом устье Мархи… с Мирошниченко осмотрели южные три точки Чебыды… с Дмитриевым были на Тымтайдахе, Таннаре в местах, где мыли золото, на Харьялахе, Сохсолохе и других местах, это было почти зимой. В результате: битуминозные сланцы, черные песчаники, асфальтиты, то тут, то там признаки нефти. Один ездил с мальчиком к концу Огуларыта, где в яме собрал одну бутылочку нефти, приносимой со стороны Кысыл-Сыр… послал ее в Якутск, где в лаборатории определили 70% нефти», – писал Староватов в своих воспоминаниях.

На «спокойной» работе

Фотофонд Вилюйского краеведческого музея. На переднем плане — здание Окружного полицейского управления, где в 1935-2002 гг. размещался музей.

Эту деятельность он продолжил и после того, как в 1935 году по состоянию здоровья перешел с педагогической работы на «более спокойную» (именно так, в кавычках), возглавив Вилюйский краеведческий музей, идею создания которого сам же и выдвинул в мае 1917 года, будучи членом Комитета общественной безопасности. КОБ ее поддержал, но первая экспозиция открылась лишь 1 мая 1921 года.

В 1920-1921 годах усиленно собирали экспонаты, а в 1935 году Петр Хрисанфович добился выделения здания: тогдашний председатель исполкома Илья Егорович Винокуров отдал под музей бывшее Окружное полицейское управление. И снова он с головой ушел в работу, обновляя экспозицию, проводя комплектование.

На работу приходил раньше всех, что однажды послужило причиной нешуточного переполоха. Случилось это во время визита в Вилюйск Александра Твардовского – «отца» Василия Теркина.
Как-то, выйдя утром прогуляться к реке, Александр Трифонович… пропал. Можно представить, в каком состоянии пребывали ответственные лица и к чему они мысленно готовились! А потом оказалось, что Петр Хрисанфович, по обыкновению ранним утром заняв свой наблюдательный пост на крыльце музея, углядел идущего по улице высокого гостя и немедля залучил его к себе. Твардовский же, попав внутрь, позабыл обо всем – как, собственно, каждый посетитель этой, в прямом смысле слова, сокровищницы. Чувство времени там действительно утрачивается.

На этом самом крыльце Староватова и сфотографировали «после 1947 года, а возможно, что и в 1947-м», как предполагает нынешний директор музея Татьяна Николаевна Афанасьева:
– Когда отмечалось 25-летие ЯАССР, он был награжден орденом Трудового Красного Знамени, который вы и видите на фотографии. Вторая награда – медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» А вот знака Героя Труда нет – в 1928 году, когда ему присвоили это звание, к нему никаких знаков, орденов или медалей не прилагалось, хотя по всему Советскому Союзу первыми Героями Труда стали всего лишь четыре человека. Староватов был третьим.
По этой же фотографии сделан и недавно установленный в Старом городе Вилюйска памятник Петру Хрисанфовичу. Автор памятника – Афанасий Иванов.

Год Староватова

Фото автора.

2023 год был объявлен в улусе Годом Староватова, и сотрудники основанного им музея посетили с лекциями и выставками о нем все вилюйские школы. Еще они предложили издать книгу.

– Как исследователь Петр Хрисанфович написал более 50 трудов, но эти труды никто из наших современников в глаза не видел. При этом в Национальном архиве РС(Я) хранится большой личный фонд Староватова, – рассказывает Татьяна Николаевна. – Мы вышли на архив, и нас там с радостью поддержали. Отобрали его основные работы, взяли кое-что из переписки.

К сожалению, объем пришлось урезать, но все равно к работе над подготовкой книги к печати подключились все наши сотрудники, которые сканировали, набирали тексты – из-за этого даже музей пришлось закрыть на месяц. И вот, наконец, книга «Петр Хрисанфович Староватов. Жизнь и деятельность» вышла в издательстве «Айар» в серии «Сборник документов Национального архива РС(Я)» на средства, выделенные Администрацией Вилюйского улуса.

Тираж, к сожалению, небольшой – 500 экземпляров, и разойдется он очень быстро. Мы уже обещали некоторое количество в качестве призов для победителей Староватовских чтений, и ребята ждут своих наград с нетерпением.

А администрация Вилюйского улуса учредила в юбилейный год Республиканскую премию имени Петра Староватова, которая предназначена краеведам и педагогам. Первым ее лауреатом стала учитель истории Амгинской СОШ №1 имени Короленко Ванина Ивановна Захарова, получившая награду из рук министра культуры и духовного развития РС(Я) Афанасия Ноева.

Премию главы МР «Вилюйский улус (район)» имени Староватова вручил сам Сергей Николаевич Винокуров – директору Вилюйского краеведческого музея Татьяне Николаевне Афанасьевой.

В заключение же всех юбилейных торжеств была высказана мысль, что память о первом из якутян Герое Труда увековечивать нужно не в отдельно взятом улусе, а по всей республике – особенно в тех отраслях, у истоков развития которых он стоял.

P.S. В статье использованы материалы книги «Петр Хрисанфович Староватов. Жизнь и деятельность» и инсценировки Эльгяйской СОШ имени П.Х.Староватова на торжественном вечере в Саха театре.

+1
2
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
Поделись новостью:
13 апреля
  • -8°
  • Ощущается: -12°Влажность: 41% Скорость ветра: 2 м/с

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: