Об истории основания Витима

Об истории основания Витима

17:59
07 ноября 2021
Читайте нас на

Если с местом зарождения и жизни Витима все довольно определенно, то время его появления на карте Российской Империи является Terra incognita.

Михаил АМУЗИНСКИЙ

При всей кажущейся очевидности в вопросе точной даты образования села нет документальных данных. По этому поводу существует категоричное мнение, ничем, однако, не подкрепленное. Подходы к разрешению противоречий автор разделил бы на два направления: энциклопедисты и документалисты.

Энциклопедисты: по пути заблуждений

У первых, которые в базис своих заключений поставили данные двух энциклопедий конца ХIХ и начала ХХ века, нет никаких сомнений – 1621 год. Причем их совершенно не смущают многочисленные грубые неточности, содержащиеся на страницах.

К примеру, в одном издании отмечено, что Витим образован в названный год, но место его положения указано на противоположном «на правом высоком берегу». А географические координаты этого источника отмечают точку, расположенную примерно в ста километрах от настоящего Витима (С.Н. Южаков, Большая энциклопедия, 1901).

Такие же несоответствия содержатся в Энциклопедии «Якутия» под редакцией нашего земляка, профессора Федота Сафронова: «…Расположен на левом берегу реки Витим (правого притока р. Лены)» (Ф.Г. Сафронов, 2000). Понятное дело, что сами составители в нашей местности не бывали и свои выводы основывают на неких источниках.

Более достоверным и последовательным представляется, на первый взгляд, Географо-статистический словарь Российской империи под редакцией П.Семенова (1863), также позиционирующий 1621 год.

Будучи не самым образцовым студентом Alma mater Якутского государственного университета и Института геологии ЯФ СО АН СССР, автор, однако, всегда помнил наставление преподавателей и старших товарищей о том, что порой не менее важное значение имеет список литературы, использованной в той или иной работе. И, применяя это знание при рассмотрении данных, на которые ссылается словарь Семенова, документального источника в них обнаружить не удалось.

При проведении этой проверки выяснилось, что словарь П.Семенова опирается на труды в том числе исследователя Stuckenberga (1844), а тот, в свою очередь, на данные Географического словаря Щекатова (1801). Однако этот источник, и более ранний – Новый и полный географический словарь (Лексикон) Н.Новикова (1788) практически слово в слово свидетельствуют, что «Витимская слобода (острог)… Сие место есть из древнейших Российских селений при реке Лене, и заложено почти в одно время с городом Якутском». Без указания даты.

Тем не менее, эта недостоверность проникла в умы и закрепилась в сознании от бытового до научного уровней. Так, например, витимский любитель истории еще в 2007 году приводит несколько вероятных дат образования поселка и следом совершенно безапелляционно заявляет: «1621 год стал официальной датой рождения села Витим».

При этом никакого официального документа не существовало тогда, не существует и сейчас. А буквально на следующей странице указывает, что «есть свидетельство о первопроходце Пенде, который в 1623 году через Чечуйский волок, имевший ширину в 20 вёрст, перетащил с Нижней Тунгуски струги и поплыл по славной и богатой реке…».

Таким образом, энциклопедисты, на взгляд автора, пошли по пути наименьшего сопротивления. Не только пошли сами, но и ввели в заблуждение окружающих.

Документалисты и изустные предания

Совершенно иной подход, основанный на взвешенности имеющихся данных и полученных выводов, в изучении истории освоения Сибири и данного вопроса, в частности, прослеживается у исследователей, базирующихся на реальных сведениях.

Сразу надо сказать, что большинство публикаций современных авторов о самых первых казаках-первопроходцах базируются на данных Л.С.Берга (1927) и на трудах академика А.П.Окладникова (1949) или его более поздних изданиях.

В той или иной мере современники варьируют базовую информацию о Пантелеймоне Пенде. Сведения Окладникова, в свою очередь, основаны на отчетах реальных исследователей Восточной Сибири ХVIII века. Первым, на кого он ссылается – это Иоган Фишер (1774), который возможно подробно рассказывает о походе Пенды на Лену. Причем не располагая достоверными датами этого похода, и Фишер, а за ним Окладников, их не приводят, что подчеркивает научный педантизм ученых.

В своем труде А.П.Окладников еще раз поднимает из исторического забвения не только самого Пенду, но и называет исследователя, который, по сути, самым первым назвал имя этого землепроходца. Это никто иной, как Иоган Гмелин, что еще 1730-х годах изучал Сибирь и немного позднее (1743) опубликовал произведенные наблюдения. В своем труде Гмелин сразу оговаривает, что информация о Пенде им получена из устных пересказов от отца к сыну у местных казаков, проживающих в бассейне Нижней Тунгуски.

От Гмелина стало известно о зимовках казаков первого отряда, об их борьбе с местными тунгусами, о выходе на Лену «на четвертую весну». Однако, несмотря на то, что Гмелин проводил исследования по прошествии 110-и лет после похода Пенды, то есть был ближайшим по времени исследователем, он не приводит конкретных дат этого похода. Фамилию первопроходца Гмелин называет со слов местных жителей – Пенда. Однако в наше время обнаружены документы, в которых руководитель первого отряда записан как Пянда. Тем не менее, это один и тот же человек.

По данным Гмелина, места зимовок отряда казаков на Нижней Тунгуске местным населением так и прозывались как Нижнее и Верхнее Пендины зимовья. Это можно было бы просто списать на предания. Однако в 1920-х годах в этой местности работала геологическая экспедиция под руководством И.М.Суслова. В результате раскопок изустные предания обрели реальные остовы казацких построек, ясачных зимовий именно в названных местах (Сальников, 1988).

О том, что Пенда побывал в центре Якутской земли, также существуют народные предания со времен вождя Тыгына, когда в его владениях неожиданно появились первые русские люди (А.И.Гоголев, 1999). В то же самое время нет даже слухов о древней стоянке казаков в Витимских окрестностях. Ее и не может быть, поскольку на Лене отряду первопроходцев было некогда и незачем устраивать зимовья.

Они за одно лето проплыли рекой от современного Чечуйска до Якутска и пешком(!) вернулись вверх по Лене до окрестностей нынешнего Верхоленска. Затем перевалили на Верхнюю Тунгуску (Ангару) и по ней сплыли до Енисейска.

Кто основал Витим?

Как бы нам ни хотелось, Пенда с отрядом на Витимской и Якутской земле ничего не строил. И было бы странно, что из всех ленских притоков, таких как Киренга, Чая, Чайка, Чуя, Пеледуйка, Большой Патом, Нюя или Олекма, они бы выбрали для строительства зимовья исключительно устье Витима.

Таким образом, теория о том, что именно казаки-первопроходцы дали жизнь Витиму, не настолько сильна, насколько желание в нее верить. Тем более их приход на Лену датируется, в самом раннем случае, 1623 годом (И.П.Магидович, В.И.Магидович, 1983).

В то же время профессор ЯГУ Павел Казарян в 2007 году документально обосновывает выход отряда Пенды на Лену в 1626 году. Павел Левонович, как никто другой из современников, близко подошел к архивным документам времен Пянды, в которых следует искать первые сведения об основании Витима.

Парадокс в том, что, когда у некоторых современных авторов к вопросу о дате образования Витима возникает дилемма между данными, например, П.Л.Казаряна – 1626 год, И.Магидовича и других – 1623 год, то они неизменно выбирают сведения из словаря П.Семенова, останавливаясь на 1621 году.

+1
1
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
29 июня
  • 24°
  • Ощущается: 24°Влажность: 50% Скорость ветра: 4 м/с