О параде на Красной площади и генерал-майоре из Олекмы

О параде на Красной площади и генерал-майоре из Олекмы

10:03
07 ноября 2021

В ноябре 1941 года в «Социалистической Якутии» получилось два праздничных выпуска: один, как положено, 7 ноября, а в номере от 9-го была опубликована речь Сталина, произнесенная им во время парада на Красной площади.

«На вас смотрит весь мир»

Сотрудник отдела истории Якутского государственного объединенного музея истории и культуры народов Севера имени Емельяна Ярославского Валерий Корнилов поясняет:

– То, что 7 ноября на передовице нет ни слова о параде – более чем понятно. Информация о его проведении до 6 ноября была засекречена. Об этом было объявлено лишь накануне, вечером 6 ноября, на торжественном заседании, посвящённом 24-й годовщине Октябрьской революции, которое обычно проходило в Кремле, а в этот раз – на платформе станции метро «Маяковская».

Инициатива проведения парада принадлежала, конечно, Иосифу Виссарионовичу Сталину, который понимал, что парад на Красной площади в такое тяжёлое время сможет мобилизовать население и Москвы, и всей страны.

А уже вышло постановление об эвакуации из столицы оборонных предприятий, архивов (наркомат обороны к тому времени был в Куйбышеве), и Москву охватила паника, начались грабежи, мародёрство, и для наведения порядка пришлось применять самые жёсткие меры вплоть до расстрелов на месте преступления без суда и следствия. Такие жесткие меры плюс идеологические акции, каковой, разумеется, и был потрясший весь мир парад, стали той самой мобилизационной составляющей.

Страна увидела – Сталин в Москве, будем отстаивать Москву. И союзники увидели, кто главный игрок на поле, кто является главной противоборствующей стороной в смертельной схватке с фашизмом.

Теперь вчитаемся в речь Сталина, обращая внимание на «рубежные» фразы. Цитирую: «Немецко-фашистские захватчики стоят перед катастрофой». А он был человеком осторожным, такими фразами не разбрасывался. Раз сказал – значит, у него уже была уверенность, что инициатива переходит на нашу сторону: «Нет сомнений, что Германия долго не сможет выдержать такого напряжения».

И вот ещё: «Братья и сестры (впервые он обратился к народу с этими словами в июле 1941-го), на вас смотрит весь мир, на вас смотрят порабощенные народы Европы, как на своих освободителей». А это он уже ставит задачу. Словами, повторяю, он не разбрасывался.

«По всему Подмосковью»

– К сожалению, у нас до сих пор нет полных сведений о якутянах – участниках парада 7 ноября 1941 года на Красной площади (к слову – аналогичные парады прошли в тот день в Воронеже и Куйбышеве, ставших своего рода «запасными площадками», ведь ни у кого до самого «часа икс» не было уверенности, что парад в Москве состоится).

В воспоминаниях ветеранов, воевавших под Москвой, периодически встречаются упоминания об участии в нем, но единого списка, в отличие от списка наших земляков, участвовавших в Параде Победы 24 июня 1945 года, до сих пор нет.

Мы знаем только о 122 якутянах, награждённых медалью «За оборону Москвы», но их там было, конечно, намного больше, о чем свидетельствуют мемориалы. Малоярославец, Можайск, Ельня, Кашира, Подольск – по всему Подмосковью стоят плиты в память в том числе и о наших земляках.

Якутское постпредство регулярно проводит там мероприятия, вывозит туда ребят, которые учатся в московских вузах, они и следят за их состоянием, поддерживают порядок.

Генерал-майор из Нохтуйска

– Но раз речь зашла о самом значимом сражении 1941 года, хочется ещё раз напомнить о судьбе одного из его участников – первого якутянина, ставшего генералом. Я говорю о генерал-майоре Леониде Ивановиче Котельникове.


Он олекминчанин, родом из Нохтуйска. Этого села уже нет, а некогда оно стояло прямо напротив Мачи, за рекой.

Парнишкой он был целеустремленным, способным – поступил сначала в Иркутскую гимназию, потом – в Петроградский университет. Оттуда его и призвали в Русскую императорскую армию. После школы прапорщиков Леонид Котельников попал в окопы Первой мировой, воевал на Западном фронте.

Демобилизован в декабре 1917 года. Вернулся домой в звании подпоручика, но уже в октябре 1918-го его мобилизовали в Белую армию.
Пробыл он там чуть больше года: в декабре 1919 года Иркутск охватило антиколчаковское восстание, и подпоручик Котельников повернул штыки своей роты против «верховного правителя».

Подобные повстанческие отряды пополнили Народно-революционную армию, которая позже вошла в состав Красной Армии. Бои с атаманом Семеновым, японскими интервентами…

К окончанию гражданской войны он был кавалером двух орденов Красного Знамени. Третий получил, командуя полком, отличившимся в боях на Китайско-Восточной железной дороге в 1929 году. Таких «трижды кавалеров» на всю страну было – по пальцам пересчитать. Современных аналогов этому я привести не могу.

«Прорваться к своим»

– Потом настает пора «белых пятен» – его служба в Китае и Монголии до сих пор засекречена.
Можно предположить, что повоевал он и в Испании, однако… Архивы надёжно хранят секреты.

Но что достоверно известно: перед войной Котельников преподавал в Военной академии имени Фрунзе, где коллегой его был земляк, о котором мы более наслышаны – Андрей Иванович Притузов, тоже, кстати, дослужившийся до генерал-майора.

Рапорт Котельникова о переводе в действующую армию датирован 22 июня 1941 года.
Его назначают командиром 1-й Московской дивизии народного ополчения, которая в августе 1941-го была переформирована в 60-ю стрелковую дивизию.

«Котельниковцы» сражались на Смоленском направлении, попав в немецкие клещи, но он успел вывести из-под удара свои тыловые службы и санчасть. Сам же с остатками дивизии, практически перемолотой в ходе тяжелейших боёв, оказался в окружении.

Живым его в последний раз видели в начале октября, когда он, разбив бойцов на мелкие группы, отдавал приказ – прорываться к своим. Одну из групп возглавил сам.
И на этом – все. Никаких сведений, никаких известий.

Формально он до сих пор считается пропавшим без вести, хотя все, что касается военачальников такого ранга, тщательно проверялось, перепроверялось. Буквально носом землю рыли… нигде ничего. Но не подлежит сомнению, что дрался он до последнего патрона, до последнего вздоха. Такой характер.

Горько, что его совсем забыли. При жизни был «засекреченным» – и после смерти. Но хотя бы на родине его должны помнить. А иначе какое право мы имеем говорить «никто не забыт, ничто не забыто»?
Фото с сайта Национальной библиотеки РС(Я) и ru.wikipedia.org

+1
22
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
1
+1
2
25 мая
  • Ощущается: 3°Влажность: 45% Скорость ветра: 10 м/с