О демографических потерях Якутии в войне, искажении исторической правды и битве за умы граждан

О демографических потерях Якутии в войне, искажении исторической правды и битве за умы граждан

Данные исследователей и фальсификации в общественном пространстве

В преддверии печальной даты — 80-летия нападения фашистской Германии на Советский Союз — в Якутском государственном объединенном музее истории и культуры народов Севера имени Ярославского прошел круглый стол «Демографические потери Якутской АССР в годы Великой Отечественной войны: данные исследователей и фальсификации в общественном пространстве».

«Цифры требуют уточнения»

Его организатор — сотрудник отдела истории музея Валерий Корнилов — собрал участников, чтобы выработать стратегию борьбы с тем, что в просторечии называется фейками, а в федеральном законе 2014 года — искажением и фальсификацией исторической правды.

Профессор исторического факультета СВФУ им. М.К.Аммосова, доктор исторических наук Саассылана Сивцева тут же привела в пример статью из Википедии о людских потерях СССР в Великой Отечественной войне, где говорится о национальном составе погибших военнослужащих. 37900 из них названы якутами, чего просто не может быть: из Якутии было призвано 62 тысячи человек, 39 тысяч не вернулись, и если 37900 из них — якуты, то куда делись призванные, скажем, из Алдана, Аллах-Юня?

Да и сами эти цифры требуют уточнения.

Заведующая отделом истории и арктических исследований Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, доктор исторических наук Сардаана Боякова считает, что в этом вопросе до сих пор много белых пятен: «Не вернулся к месту призыва — не обязательно погиб. Скажем, кто-то из алданских призывников мог вернуться не в Якутию, а в родные места.

Опускается ещё факт участия якутян в советско-японской войне. Они, к примеру, не включены в Книгу памяти.

Ещё часто упоминается, что вот, мол, Советская власть очень бережно относилась к коренным малочисленным народам, не призывая их во время войны в армию, но такого постановления нигде нет.

Если же говорить о Якутии — у нас ведь тоже не отовсюду призывались — то, во-первых, не везде были военкоматы. Во-вторых, порядка 10 северных районов плюс упразднённый позже Садынский были районами пушнодобычи, а пушнина — одна из важнейших валютных составляющих, поэтому призыва оттуда не было. Но участники войны, ушедшие на фронт добровольцами, там были.

А в последний военный призыв — в июне 1945 года — были призваны лица 1927 года рождения из всех, подчёркиваю — из всех районов. К слову, призванные в последние годы служили, бывало, лет по семь, то есть вернулись уже в 1950-е. Эти данные тоже не учитываются».

Пример — Орловская область

Не так давно, как отметила Сардаана Ильинична, произошли два больших события: по истечении 75 лет открылись архивы Министерства обороны России, а в Национальный архив республики были переданы фонды военкоматов, и появилась возможность ввести эти данные в научный оборот.

Главный архивист отдела использования Национального архива РС(Я) Андрей Казаев уточнил: «К сожалению, документы Алданского военкомата полностью сгорели в 2001 году, а от Аллах-Юньского, который располагался в таком же густонаселённом промышленном районе, осталось всего пять дел.

К нам поступали запросы с просьбой назвать точную цифру потерь, но мы располагаем документами только наших военкоматов, а якутяне призывались в армию и во время учёбы в центровузах, и после отбытия наказания за пределами республики. Таким образом, точных цифр мы дать не можем.

То, что есть, оцифровано и выложено в открытый доступ. Зарегистрировавшись на нашем сайте, вы найдете в базе данных 34 тысячи записей по номеру документа, фамилии, дате рождения, месту жительства — всего 61665 имен, то есть практически все, кто был призван из Якутии. Но уточняющая работа до сих пор идёт».

Директор Якутского музея и председатель Якутского регионального отделения Российского военно-исторического общества Николай Бугаев привел в пример Орловскую область, где проделали огромную работу, сверив списки по всем селам и районам: «В итоге убрали примерно несколько тысяч фамилий тех, кто домой не вернулся, но при этом не погиб, а просто сменил место жительства».

«Мобилизация более 62 тысяч человек — это вполне реальные цифры — считает Саассылана Сивцева. — Численность населения республики с 1941 по 1945 годы упала на 13%. Много это или мало? 27 миллионов погибших по Советскому Союзу — это как раз 12-13,5% от всего населения, то есть мы понесли такие же потери, как весь СССР.

А теперь о проценте мобилизованных от общей численности населения республик: ЯАССР — 14,9%, РСФСР — 19%, Украинская ССР — 12,5%, Белорусская ССР — 12% (но здесь ещё надо учесть стремительность оккупации, призвали, кого успели), республики Средней Азии — 17%, Закавказья — 17%. То есть опять-таки цифры, сопоставимые с другими регионами».

Последствия войны

«Что же касается потерь Якутии от голода, — продолжает Саассылана Иннокентьевна, — то даже сейчас рановато говорить о конкретных точных цифрах. Материалы свои я собирала по крупицам, благодаря хорошим людям, и не только здесь, но и в Москве прежде всего. Эта тема мной вымучена, она очень тяжела в плане источников, на некоторые из которых я до сих пор не могу сослаться, потому что они достались мне неофициальным путём. Это были 1990-е годы, и мне немножко повезло — я успела. Однако к заведующему секретным отделом Госархива мне не удалось найти ключика. «Про якутов я знаю, — сказал он. — Но ты мне глазки не строй».

И всё же я считаю, что мне удалось приблизиться к истине. Конечно, точных цифр нет — всё скрывали. Поэтому мы взяли ежегодную смертность за относительно благоприятные 1937 и 1938 годы, когда умирало по 8 тысяч человек, сравнив их с 1939-м, когда началась засуха, и последующими военными годами. С 1941 по 1943 годы выходит около 26 тысяч. Я считаю, что это смертность от голода.

При этом абсолютное значение рождаемости и смертности не покажет, как выглядело истинное положение дел в сравнении с другими регионами. Для этого есть показатель промилле на тысячу человек. Что это значит? Возьмём два посёлка: в одном живёт сто человек, в другом — двести, и в один год и там, и там умирает по десять человек. Где потери больше? Конечно, в первом.

И вот, зная по годам промилле смертности в Сибири, на Урале, в РСФСР и Якутии, мы видим, что в 1943, 1944, 1945 годах смертность в Якутии превысила смертность в РСФСР в 1,8 раза, по Сибири и Уралу — в 1,9 раза.

Первая перепись после войны состоялась у нас в 1959 году, и если ее данные сопоставить с другими, чётко видно, что 15 лет назад был провал — то есть это 1944 год и близлежащие возраста. Вторая яма — 1989 год, и этот провал — дети неродившихся детей. 2010 год — опять волнообразный провал. И такую же конфигурацию мы видим и по СССР, и по России. То есть последствия войны ощущаются до сих пор.

Хотя когда началась добыча алмазов, был мощный приток населения, а если бы не было такой сильной внешней миграции, провалы были бы гораздо больше, чем по РСФСР и СССР».

Битва за умы

«Все демографические потери России — они оттуда, — добавляет Сардаана Ильинична. — Когда говорится, что Советский Союз потерял 27 миллионов человек, никто не задумывается, что туда входит. Между тем потери Вооруженных Сил СССР — 9 миллионов. А остальные 18?

По поводу потерь по Якутии. Очень сложно подсчитать потери сельского населения. Причина смерти — голод — не фиксировалась, всё расписывалось по разным заболеваниям. Но наиболее высокая смертность была в 1942, 1943 годах, и именно в тех районах, где в предвоенные годы очень жёстко проводилась политика коллективизации. В Сибири люди выживали за счёт огородничества, подсобного хозяйства, а для якутов подсобным хозяйством был скот, который был жёстко обобществлен. И вдобавок — засуха с 1938 года по 1943-й».

Организатор круглого стола Валерий Корнилов, подводя итоги, отметил, что впереди — 100-летие ЯАССР, а значит, неизбежно всплывут спорные моменты событий уже гражданской войны, и правительство, если оно не желает проиграть битву за умы граждан, должно вести в этом плане системную работу через СМИ, НВК «Саха», а также финансировать издания того же Национального архива или музеев, что было прекращено ещё в 2016 году.

Директор музея Николай Бугаев отметил, что такие мероприятия особенно важны сейчас, когда попытки умалить роль СССР в победе над фашизмом в некоторых странах стали уже государственной политикой: «8 мая был твит Белого дома с поздравлениями в адрес стран-союзников, где ничего не говорилось о Красной армии и роли СССР в разгроме гитлеровской Германии. Мы видим, что происходит в странах Европы. Видим, какую вакханалию устроила Чехия, за освобождение которой погибло более 140 тысяч наших солдат.

Наряду с этим предпринимаются попытки расколоть народ, страну, для чего идут в ход высказывания вроде того, что «сибиряки переломили ход войны» и тому подобное.

А человек, постоянно сталкиваясь с фейками, перестает верить реальной информации. Это отработанная технология, с которой надо бороться на государственном уровне».

Фото автора.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
29 мая
  • 10°
  • Ощущается: 8°Влажность: 71% Скорость ветра: 4 м/с