НХМ Якутии подготовил онлайн-выставку на платформе Google Arts and Culture

НХМ Якутии подготовил онлайн-выставку на платформе Google Arts and Culture

Читайте нас на

Национальный художественный музей подготовил онлайн-выставку «Помнить всех, помнить всегда!» на платформе Google Arts and Culture.

Зайдя на сайт музея sakhamuseum.ru и пройдя по ссылке, можно в мельчайших деталях увидеть работы якутских художников о войне и о том, какой она «вдавила след» – живопись, графика, скульптура и произведения декоративно-прикладного искусства.

Те, кого взяла война

«Дорога. Год 1941» Исая Капитонова (1985). В памяти всплывают строчки: «Увозят милых корабли, уводит их дорога белая…» Эта дорога уже всех увела. Увела, забрала, отняла.

«Память» Афанасия Собакина (1989). Выцветший довоенный снимок. У запечатлённых на нем людей лица уже нездешние. А на заднем плане – старый дом с пустыми глазницами окон. «Загоны, бывшие местами мычания, стали местами молчания». Ах, война, что ж ты сделала, подлая…

Николай Павлов «Памяти Фёдора Попова» (1979). Над его головой – бескрайнее небо, с которого не сыплются бомбы, не пикируют самолёты с крестами. Оно молчит, но нет на нем солнца, лишь алеет полоска заката. За его спиной несёт свои воды река, и не кипит она от пуль и осколков, смешиваясь с человеческой кровью. А парень стоит, отдыхая от ратных трудов. И так хочется увидеть на нем не эту шинель, пропахшую порохом, а сшитую матерью белую рубаху, в руках – не автомат, а косу, которая пойдёт гулять по росистой траве. «Роса – долой, и мы – домой…»

С этой картиной, написанной в канун 35-летия Победы, соседствует работа Андрея Романова «Лейтенант Г.П. Баланов». Выпускник Свердловского пехотного училища, он встретил войну в июне 1941-го на западной границе. Тяжёлое ранение, инвалидность II группы… В Якутске его встретили с радостью и надеждой: раз Гоша Баланов вернулся – и другие вернутся! Но и он не дожил до Победы – разрабатывая искалеченную руку, каждое лето плавал до изнеможения, и 6 августа 1944 года не доплыл до берега.

Работа Михаила Носова в этом ряду поначалу вызывает недоумение: начищенный чайник, широкий якутский пояс, женские украшения, изящная шкатулочка, высокая нарядная шапка, меха… Но взгляд находит название, и все встаёт на свои места: «Натюрморт. Вещи фронту». И дата написания – 1942.

А дальше – плакаты. «Знайте, Гитлера собаки, где у нас зимуют раки!». 1941 год, автор – Степан Осипов.

«Больше рыбы фронту!». Лев Габышев, 1942. Рядом – другой плакат из другого времени: «Чурапча 1942» (1995) из серии плакатов Иннокентия Попова «Чурапчинское переселение». В центре – опустевшая юртёнка, а вокруг – растрескавшаяся от зноя земля, и тенью нависшая над этим выморочным миром туча саранчи. Огромные насекомые со стеклянным блеском глаз напоминают чужих лётчиков в защитных очках и шлемах. Пощады не будет…

Литографии Валериана Васильева «Пропавший без вести» и «Скорбь» – обе 1970 года. Четверть века, как закончилась война. А боль никуда не ушла.

Композиция из металла Эдуарда Пахомова «Мать» (1987) чем-то неуловимо напоминает Февронью Малгину – маленькая, сухонькая, в руке серп. «Работа меня тогда спасла», – её слова. «Тогда» – когда на сыновей, на одного за другим, стали приходить похоронки. Алексей-младший и Алексей-старший, Петр, Василий, Спиридон… До самой смерти она каждую весну выносила из амбара их одежду, проветривала, развесив на изгороди. Ждала. И сейчас ждёт: земляки-баягинцы поставили ей памятник (скульптор Афанасий Романов) – мать стоит и смотрит на дорогу.

«Вернулся» из графической серии Элляя Сивцева «Великая Отечественная война» показывает другую мать – счастливую. К ней сын вернулся, к тем двум – нет. Как в жизни. «Помнить всех, помнить всегда».

Фото предоставлено НХМ РС(Я).

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
16 августа
  • 19°
  • Ощущается: 19°Влажность: 77% Скорость ветра: 2 м/с