yakutia-daily.ru

Нацархив. Сокровищница республики

Национальный архив РС(Я) – богатейший в Сибири и на Дальнем Востоке. И это не случайно: Якутск долгое время был форпостом России на огромной территории, так что документы дьяков, подъячих и письменных голов сохранились еще с тех пор, как столица республики была маленьким острогом.

О походах и сборе ясака

У Якутской съезжей избы (с 1676 года – приказной) с самого начала работы было невпроворот: колонизация уезда, походы Дежнева, Хабарова, Пояркова, Галкина, Атласова, сбор ясака, неизбежно сопровождавшийся злоупотреблениями – присвоением «мягкой рухляди», то есть ясачных соболей, казнокрадство и взяточничество, приводившие к следствию, суду и смене воевод. Успевай только перьями скрипеть!

В результате их неустанных трудов с 1636 по 1718 годы набралось 7 тысяч единиц хранения, при этом одна единица хранения может содержать целую совокупность документов.

Хранится большая часть этого богатства сегодня в центральных архивах.

«В крайне расстроенном положении»

В 1833-м Якутское областное правление ходатайствовало перед Советом Главного управления Восточной Сибири о строительстве здания для архива. Это ходатайство благополучно положили под сукно, и архив, в котором, по описи 1833 года, было 4 тысячи 132 листа документов, включая древние свитки, до начала XIX века хранил их в шести амбарах. А в 1879-м случился пожар, в 1890-м – второй. В огне погибли документы, которым цены не было.

«О принятии безотлагательных мер»

Только в 1912 году губернатор Крафт распорядился перевести архив в каменное здание бывшей Якутской воеводской канцелярии.

К этому же времени относится и первая попытка централизации: в архив Якутского областного правления тонкими ручейками начали стекаться документы из округов, и была создана Якутская ученая архивная комиссия.

Но вскоре грянула Первая мировая война, потом – две революции, Гражданская война…Однако уже в марте 1920 года Якутский губернский ревком получил от Сибирского областного управления архивным делом – Сибархива – предписание о принятии безотлагательных мер по обеспечению сохранности архивных документов.

В декабре вышло постановление о создании Якутского губархива.

В положении беспризорника

Возглавил губархив выпускник Московского археологического института Ефим Дмитриевич Стрелов. Уже в марте 1921 года он командировал трёх сотрудников в Верхоянский, Вилюйский и Якутский округа для спасения беспризорных архивов. То, что нельзя было вывезти прямо сейчас, опечатывалось и оставалось под охраной местного ревкома, а при малейшей возможности – вывозилось в Якутск.

Проблема была в том, что сам губархив был в положении почти что беспризорника. Канцелярия его ютилась в проходной комнатенке частного дома, а привезенные из уездов документы складировались в квартирах. Перед этим часть из них надо было сушить и чистить, как, например, архив бывшего Якутского казачьего полка, который пришлось выкапывать на пепелище сгоревшей полковой канцелярии.

«Запечатан по случаю осадного положения»

Потом заведующему удалось «выбить» здание бывшей Богородской церкви, но в каких условиях ему и его немногочисленным подчиненным пришлось там работать, видно из отчёта 1923 года: «Личный состав служащих состоял из заведующего – Е.Д.Стрелова, архивариуса – С.Е.Парышева, сотрудницы – А.Д.Степановой и караульного (он же рассыльный) – Хасанова, бывшего каландарашвилевца.

Зимой при сильных холодах и неимении сухих дров невозможно было достаточно нагреть помещение, приходилось постоянно мёрзнуть и отогревать руки у железной печи.

7 февраля работа приостановилась, и архив был запечатан по случаю введения осадного положения и начата работа по военной обороне…»

«Случайные финансовые поступления»

А когда оборонные испытания оказались позади, Президиум ЯЦИК решил отдать Богородскую церковь под артиллерийский склад.
Архивистам предложили другую церковь – на территории бывшего Спасского монастыря.

Та оказалась в аховом состоянии: пришлось ремонтировать нещадно дымящие печи, перестилать полы, устраивать новые ходы, белить потолки и стены, а потом везти через весь город достояние республики – при штате в три человека плюс караульный.

Ко времени переезда в церковь Спасского монастыря в архиве насчитывалось 30 тысяч единиц хранения. А существовал он на «случайные финансовые поступления» из Сибархива, Наркомпроса, губревкома. Ещё одним источником дохода была продажа «утилизованной бумаги» – по всей видимости, распоряжений и указов царских времён. Иначе на что жить – те же печи, скажем, ремонтировать?

«Приветы» из прошлого

Но именно в 1920-е годы спасённые документы пустили в научный оборот, открыли читальный зал.

Стеллажи тем временем год от года росли ввысь – вширь-то некуда, метраж бывшей церкви ограничен, вот и приходилось «забираться» под самый купол. К 1928 году архив был переполнен.

Новоселье справили почти полвека спустя – в 1974-м.

Никто тогда ещё не знал, что в 1990-е начнется всеобщий развал и, как следствие, полная анархия с архивами закрывающихся одно за другим учреждений.

«Приветы» из 1990-х, кстати, приходится получать по сей день: не так давно сотрудникам Национального архива пришлось спасать документы «Востоктехмонтажа», брошенные на произвол судьбы в те лихие годы (для тысяч его сотрудников – это вопрос подтверждения стажа и получения справок о зарплате). Извлекать их пришлось из-под многолетнего слоя грязи и пыли: без масок работать было невозможно, а фильтры респираторов моментально забивались.

Каждый миллиметр на счету

Поневоле вспоминаются испытания, выпавшие на долю первого заведующего Якутским губархивом Стрелова и его немногочисленной команды, когда узнаешь и о том, что в 2016 году принято 13613 единиц хранения при плане в 3000 (в четыре с лишним раза больше!). Ведь архивные здания по Дзержинского, Кирова и Рихарда Зорге в прямом смысле слова трещат по швам: стеллажи в нарушение всех нормативов и правил стоят едва ли не впритык и упираются под потолок, при этом ради экономии места часть дел хранится в связках, тогда как положено – в картонных коробках, но картонирование «съедает» энное количество миллиметров. Каждый миллиметр на счету!

О пожарной безопасности

Ещё одна головная боль – вопрос с пожарной безопасностью. Сплюнем через левое плечо и постучим по дереву, так как в головном здании на Дзержинского более четверти века назад установлена безнадежно с тех пор устаревшая порошковая система тушения, от которой все нормальные архивы давно отказались, ибо огонь-то она погасит, но и документы погубит. Современные газовые наиболее безопасны, но нам они не по карману.

Хорошо хоть электропроводку в прошлом году поменяли – 45 лет прослужила!

Более ста тысяч посещений

На сегодня старейший (и богатейший, несмотря на все катаклизмы) архив северо-востока России хранит 1,5 млн дел, особо ценные и самые востребованные документы оцифровываются и выкладываются на сайте archivesakha.ru, где фиксируется более ста тысяч посещений в год.

Особенно большим спросом там через модуль АИС ЭЛАР пользуются оцифрованные документы райвоенкоматов, списки призывников, где 61665 имён, извещения о погибших и пропавших без вести, сведения о жизни республики в годы войны, списки награждённых медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и ещё многое другое.

Участие в федеральных проектах

Сейчас Национальный архив РС(Я) участвует сразу в нескольких федеральных проектах: медиапроекте «Россия для Победы» и акции «Мой город для Победы» Образовательного проекта «Сириус», проекте «Образы войны» Военно-исторического общества, а для Военно-патриотического парка Вооруженных Сил России «Патриот», раскинувшегося на площади 5,5 га близ подмосковного полигона Алабино, подготовлена интерактивная музейная экспозиция о нашей республике.
А еще архив готовится отмечать в этом году свое 100-летие. С праздником!

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top