yakutia-daily.ru

Марина Силина: Профессионализм для меня на первом месте

Свой 49-й оперный сезон Театр оперы и балета начнет 21 сентября с «Богемы» Пуччини, где главную партию исполнит заслуженная артистка России Марина Силина. 21 сентября – знаковая для нее дата. День рождения самого близкого и родного человека – дедушки Александра Семёнович Силина. «Мой день рождения тоже 21-го, только июня, и я считаю, люди, рожденные в день солнцестояния, как мы с ним, наделены определенной энергетикой», — говорит Марина Владимировна.

Дедушкина внучка

— С моим дедушкой у нас всегда была тесная духовная связь, мы все с ним все делали вместе – он ходил со мной и на горку, и на каток, и на лыжах по Зеленому лугу катались, и уроки со мной сделал, и в музыкальную школу водил… Ни слова не сказал, когда я решила поступать в музучилище, ведь и тогда, и сейчас все стремятся получить высшее образование, а уж я-то, дитя Минфина, по мнению всех знакомых, просто обязана была отнести документы в университет или академию.

— А почему «дитя Минфина»?

— Бабушка после окончания Иркутского института народного хозяйства всю жизнь там проработала, и я ходила туда на все праздники, знала многих сотрудников, поваров в столовой, была у них даже первой помощницей, если надо было что-то переложить или перенести.

До сих пор помню запах стола с зеленым сукном, который стоял на вахте, а еще старинного бильярдного. А эта мраморная лестница до третьего этажа, люстры… Это же почти театр!

Кто бы что ни говорил, поступила я в музыкальное училище, хотя ни музыкантов, ни певцов в нашей семье не было. Про бабушку я уже сказала, а дедушка работал в Совете министров, был там управделами.

Судьба у него удивительная. Его отец-кореец еще до революции бежал от голода в Приморье. Оттуда добрался до Якутии. Настоящая его фамилия – Ким, где и когда он стал Силиным, мы точно не знаем. Возможно, взял фамилию батюшки при крещении, был такой священник Силин.

А мать была местная, из Магана, но очень рано умерла. Дедушке тогда было десять лет, и он оказался в детдоме вместе с младшим братом. Помню его рассказы о том, как в голодное время они ходили к отцу в инвалидный дом, куда тот попал, повредив ногу, но сидеть без дела не мог, посадил огород, завел птицу – кореец же! – а потом его еще и поваром назначили. Вот сыновья и ходили к нему за тридевять земель за миской баланды.

Прадедушка, кстати, похоронен в Майе. Поэтому я мегинцев считаю в некотором роде своими земляками.

Русская Туйаарыма

— Когда дед подрос, его приютила корейская артель, где он работал за еду и место на сундуке. Но корейского языка дедушка, конечно, не знал, вернее, знал в детстве, но забыл. Зато якутским владел в совершенстве – позже, работая в Совмине, переводил доклады, указы… Очень жалею, что якутский язык я знаю не на таком блестящем уровне. В прошлом году начала ходить на курсы, подтягивать.

— Но при этом вы первая русская певица, спевшая в опере «Нюргун Боотур» партию Туйаарымы Куо.

— Да, так сложилось. Когда режиссер Прокопий Неустроев спросил меня: «Может, попробуешь?», я за эту идею ухватилась и занималась все лето. Мне очень помогали, конечно, наши солисты оперы, больше всех со мной занимались народный артист России Семен Петрович Оконешников и заслуженная артистка Якутии Матрена Корнилова, подруга моя…

А с корейским языком интересно получилось: в составе правительственной делегации мы с президентом республики Вячеславом Анатольевичем Штыровым работали в Корее на международной выставке.

Мне предстояло выступить на их площадке. Я подготовилась: кое-как нашла текст и ноты песни «Ариран» — это сейчас в Интернете все можно найти, а тогда попробуй-ка! Нашла, разучила, но кто бы мне сказал, какой будет эффект…

Когда я вышла и начала петь, все встали, а это немаленькая площадка была. Не стадион, конечно, но когда такая масса людей в едином порыве вдруг встает! Я же не знала, что это у них такой народный гимн – не официальный, а именно народный.

Потом сами корейцы мне сказали: «Вы все правильно спели». Не знаю, гены это или что, но я внучка своего деда, плоть от его плоти, кровь от крови.

Пианист-стрелок

— Корейский народ известен своим трудолюбием, без которого в музыке – никуда.

— Я действительно любила учиться, но как у всех детей, и у меня был период, когда я вдруг расхотела заниматься. Это было в седьмом (выпускном) классе музыкальной школы. По пути в музыкалку за кинотеатром «Центральный» был тир, из-за которого я до школы просто-напросто не доходила: стрельба по мишеням была мне интереснее. Настрелявшись, через 45 минут я как ни в чем ни бывало шла домой. Потом, конечно, все открылось…

— Сильно ругали?

— Моя преподавательница Альбина Аполлоновна Васильева понимала, что криком делу не поможешь. Она меня убеждала, говорила: «Музыка тебе нужна».

Я и сама это поняла, только уже после окончания школы. Поначалу, конечно, убрала ноты подальше – все, ура, свобода! Но постепенно осознала: без музыки не могу. Да она меня от себя и не отпускала: в нашей 2-й школе на всех концертах я всегда аккомпанировала своему классу, подбирала мелодии, а это, между прочим, не все умеют. По нотам сыграть – да, а на слух – нет.

— Это и сподвигло вас поступать в музыкальное училище? 

Моя судьба так счастливо складывается, что на определенных этапах в моей жизни появляются люди, которые меня направляют, верят в меня – это ведь, согласитесь, много значит.

У моего младшего брата была учительница, которая оказалась соседкой заведующей отделением фортепиано Юноны Михайловны Упхоловой, и попросила ее прослушать меня. И она при всей своей занятости согласилась! Потом я ходила к ней домой заниматься и в ее класс в итоге поступила.

А с третьего курса у нас появился предмет «концертмейстерство», его преподавал композитор, выпускник Московской консерватории Валерий Геннадьевич Кац. Он-то мне и сказал: «Марина, вы можете попробовать поработать в театре». А в театр, надо сказать, не каждого брали, особенно в те годы.

Первый совместитель

— Так я начала аккомпанировать певцам. Мне, шестнадцатилетней девчонке, было страшно, когда ко мне на уроки приходили мэтры Иван Степанов, Анегина Ильина, Нина Чигирева, Альбина Борисова, Семен Оконешников

Но концертмейстер не только аккомпанирует, он должен уметь и подпеть – специфика работы это предполагает. И через какое-то время мои дирижеры и артисты сами мне предложили: «Не хочешь попробовать?»

— Вы же, наверное, и раньше пробовали?

— В музыкальной школе я ходила в хор, которым руководил Владислав Федорович Прищепа. Приехав из Новосибирска, он очень сильно поднял наш уровень, и когда в оперном взялись ставить «Кармен», где в первом акте задействован хор мальчиков, пригласили нас.

— Вот когда вы впервые ступили на родную сцену!

— Это была сцена Русского драматического театра. Театр оперы и балета построили позже, уже в 1980-х.

Но признаюсь честно: от оперы я тогда была совсем далека. Ну вот совсем. Когда по телевизору начинались оперные концерты, я его переключала — не нравились мне эти громкие тети и дяди.

Но начав работать в театре, я открыла для себя оперу – и влюбилась! Навсегда. Курса с третьего стала совмещать фортепиано и вокал. Тогда это было не принято, я была первым в училище «совместителем».

«Гражданка из Якутии»

— Проучившись год, решила дерзнуть – попробовать поступить в Московскую консерваторию, иначе никак, такой характер. Но благополучно «пролетела», училась-то я действительно всего год, а надо четыре. Расстроилась сильно. Очень. Зато в очередной раз убедилась, что веру в себя надо подкреплять знаниями. Это стало уроком на всю жизнь.

Председателем экзаменационной комиссии был народный артист СССР Евгений Нестеренко, он мне сказал тогда: «Вам обязательно надо учиться». И предложил попытать счастья в Свердловской консерватории.

Поступала я туда почти как Фрося Бурлакова из фильма «Приходите завтра». Мне говорят: «Давайте арию!», а я отказываюсь – мне же непременно с песни надо начать. После двух моих песен слышу: «Блесните теперь арией». А у меня там «ре» вставное третьей октавы – хорошая комиссия такое всегда отметит, оценит потенциал. Но комиссии этого оказалось недостаточно. И вот я пою, пою, уже сама не понимаю, что пою, как пою… И понимаю, что мы дошли до фа-диеза. Таких нот я еще никогда не брала!

Специальность в итоге сдала на «пять». Это значило, что больше ничего мне сдавать не надо — училище я закончила с красным дипломом, но обратный билет у меня был куплен с «запасом». Не сидеть же в общежитии до конца экзаменов! И я стала ходить на все вступительные испытания, к немалому удивлению педагогов: «Зачем вы приходите, гражданка из Якутии, вы же приняты?»

За время работы концертмейстером я выучила все партии, все монологи – их и «выдавала» на экзаменах. А когда мне сказали: «Может, вы нам что-нибудь станцуете, гражданка из Якутии?», — я им показала сээдьэ.

— Он же групповой.

— Но они же не знают. Мне потом девчонки рассказывали – они все с 0-го подкурса (это подготовительные курсы перед консерваторией) поступали на 1-й курс, и там уже все было, можно сказать, разложено по полочкам: «А ты приехала такая яркая, и началась перетасовка!»

«Встаю в шесть»

— Позже я и сама стала преподавать. Сначала работала в специальной музыкальной школе при консерватории, а с 1996 года — на дирижерско-хоровом отделении своего родного училища.

Всех своих учеников помню, люблю, и что еще хочу обязательно отметить – они все остались в профессии. Кто преподает в музыкальной школе, кто в колледже, кто-то — директор клуба, а единственный мальчик, единственный мужчина среди всех моих учеников, живет сейчас в Америке, руководит хором при университете.

Детей я вообще очень люблю. У меня, правда, только одна дочь – поздняя, долгожданная. Когда она родилась, я отодвинула все в сторону и до трех лет сидела «по уходу». Всегда и везде была с ней – как дедушка был когда-то со мной.

— Как же вы на все находили время? Семья, сцена, преподавание…

— У нас в семье принято, что дом женщина должна держать в полном порядке. В таких случаях говорят: «Не успеваешь днем? Есть ночь». Но ночные бдения – это все-таки в ущерб здоровью – и красоте. А вот встать пораньше даже полезно. Я встаю в шесть. Когда работала в театре, до репетиций, а они начинались в одиннадцать, я очень много успевала. Это же колоссальное количество времени! Придя в министерство, удивлялась, что многие на полном серьезе думали, что мне будет трудно начинать рабочий день с девяти часов.

«Профессионализм на первом месте»

— Если честно, когда я поменяла сферу деятельности – кардинально, надо сказать, поменяла – поначалу было такое ощущение, будто у меня сердце вынули, ведь театр, сцена были всей моей жизнью.

А в министерстве все иное. Бумажный оборот, который правильнее было бы назвать потоком, причем бесконечным потоком, — очень сильное испытание для неподготовленного человека.

Но и тут есть возможность для творческой реализации в тех проектах, которые мы в нашем министерстве запускаем и курируем. Вот, например, недавний конгресс «Музыка для всех» и наш первый конкурс среди юных исполнителей «Розовая чайка», который теперь будет рейтинговым. Победа на нем будет способствовать поступлению ребят в наши – пока только наши – вузы и ссузы: АГИКИ, ВШМ музыки, колледжи и училища.

В целом наша задача какая? У нас в отрасли есть огромный культурный потенциал, с которым мы должны совершить прорыв на мировой уровень, чтобы нашу республику знали далеко за ее пределами.

Культура — это традиции, корни, без которых любой народ обречен на вымирание. Я убеждена, что именно культура — это база для роста и развития нашей республики и страны в целом, а у нас один из самых театральных регионов, наши артисты – профессионалы высшего класса.

Профессионализм вообще для меня всегда на первом месте. По-другому не может быть – меня всю жизнь окружали профессионалы, начиная с моей семьи и, конечно, родного театра. Его поддержку я чувствовала всегда.

— Особенно, наверное, сейчас, перед 21 сентября?

— Конечно. Очень помогают коллеги, актеры, солисты, с которыми я в этот день буду на сцене. Дирекция – Маргарита Владимировна Васильева, дирижеры – Николай Пикутский и Алевтина Иоффе из Москвы. Постановщик Карл Сергучев, который, кстати, и предложил мне в свое время партию Мими в «Богеме». Я тогда еще не знала, насколько она сложна в эмоциональном, вокальном плане. Поэтому мне и дорог так приз за лучшую женскую роль на «Желанном береге», который я за нее получила.

— А если говорить о будущем?  

— Хотелось бы исполнить партию Виолетты в «Травиате» — это моя мечта с консерватории. И, разумеется, дальше служить театру, служить искусству, служить родному народу.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top