Лира Габышева о работе над историей Театра оперы и балета, открытиях и испытаниях

Лира Габышева о работе над историей Театра оперы и балета, открытиях и испытаниях

Как создавалась летопись Большого театра республики.
Читайте нас на

Жизнь заслуженного деятеля искусств Якутии Лиры Львовны Габышевой неразрывно связана с Театром оперы и балета – с того самого дня, когда она, восемнадцатилетняя выпускница Новосибирского хореографического училища, вернулась в Якутск.

«Своевременная мысль»

И ведь она застала ещё тех, кто стоял у самых истоков, с которыми ей посчастливилось работать бок о бок, напитываться впечатлениями. Это была живая история!
А в 1971 году, при разделе муздрамтеатра на драматический театр и музыкальный, ей вручили небольшую стопочку старых фотографий, которую она несколько лет хранила в своем шифоньере – больше было негде. Вот с этой-то стопки фотографий и начался основанный ею музей театра, а если взять шире – музей музыкальной культуры Якутии, ведь одно от другого неотделимо.

Тысячи негативов и снимков, купленных у фотографов или подаренных ими, афиши, программы, концертные костюмы Анастасии Лыткиной, Анны Егоровой, Анегины Ильиной, Марины Поповой, Матвея Лобанова, Ивана Степанова, живописные портреты солистов оперы и балета, архивы Марка Жиркова, Гранта Григоряна…
В каждом из экспонатов этого музея, которые Лира Львовна по крупицам собирала на протяжении полувека, «дышат почва и судьба».

И когда летом 2014 года тогдашний директор театра Сергей Сюльский предложил ей на основе этого материала издать книгу, она была рада:

– Сергею Августовичу эта мысль пришла своевременно, ведь это же уходящая натура. Человеческая память ненадёжна, а разрозненные статьи и юбилейные буклеты – это так мало, если говорить о 85-летней истории нашего театра!

Да, я не оговорилась. Нынче нашему театру исполняется 85 лет, и в предисловии мы поднимаем вопрос о пересмотре летосчисления. Мы – это я, одна из научных консультантов нашей книги Аиза Петровна Решетникова и корифей музыкального искусства республики Феврония Алексеевна Баишева, которая была свидетельницей становления театра в 1940-х годах и консультировала меня по его раннему периоду – буквально до последнего дня своей жизни.

Но не только мы берём 1936 год как точку отсчёта. Автор первой книги о музыкальной культуре Якутии, новосибирский музыковед Ирина Головнева, проследившая её возникновение с дореволюционного периода до 1980-х годов, отмечала, что фактически решительный поворот профессиональной музыкальной культуры начался у нас с 1936 года, когда Марк Николаевич Жирков создал при Якутском театре национальный многоголосый хор.

«Единый процесс развития»

– Деятельность первой музыкальной труппы с самого начала была производственным творчеством – на концерты продавались билеты, то есть был финансовый план.

В ретроспективе деятельность национального государственного хора, театра-студии, музыкального вокального коллектива, Якутского музыкально-драматического театра – это единый процесс развития, связанный с такой мощной личностью, как Марк Жирков. Именно с его появлением начался процесс поступательный и системный. Под руководством Марка Николаевича воспитывались первые артисты хора, оркестра, балета, солисты и вокалисты. С самого начала и вплоть до 1960-х годов работали одни и те же кадры – жирковские. Они пели на первой декаде республики в Москве в 1957 году, его воспитанница Анна Ивановна Егорова стала первым режиссёром, поставившим на якутской сцене классические оперы – «Евгения Онегина», «Травиату». Феврония Алексеевна – тоже ученица Жиркова. То есть до недавнего времени, пока было это поколение, мы всегда оглядывались и опирались на них. Как мы можем всё это отринуть? Отметать деятельность жирковского хора, не считая его музыкальной труппой – это подрубать себя под корень.

Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера, находящийся по соседству с нашим театром, датой своего основания считает тот год, когда Платон Алексеевич Ойунский создал Институт языка и литературы, который был ликвидирован вскоре после его ареста.

Или возьмём коллег. Минский и Азербайджанский театры оперы и балета ведут своё летосчисление с даты образования драматических, так как при них работали хоровая и балетная труппы. Киргизский – с организации музыкально-драматической студии, Узбекский – и вовсе с момента создания концертно-этнографического ансамбля.
А что мы? У нас был хор, концерты, постановки, шли спектакли. И мы должны отмести всю эту историю?

«Смотрю и сама не верю»

– Конечно, провернуть такой объём работы одному человеку невозможно физически, и когда Сергей Августович предложил мне работу над изданием, я сразу ему сказала, что одна всё это не одолею, и собрала группу, пригласив пишущих специалистов.

Распределились так. Автором балетной части (с 1992 года) стала Валерия Захарова, автор первого учебника о якутском балете и множества статей на эту тему. В прошлом балерина, после она много лет работала инспектором балета, тщательно фиксировала все премьеры, у неё был собран большой материал, где балетная труппа освещалась очень подробно и точно. Над оперной труппой с 1992 работала Евгения Матвеева-Томская, заведующая литературной частью нашего театра. В свое время я её и привела в театр.
А всю старинную часть с конца XIX века (это первые подступы к появлению музыкального театра, но именно что подступы) и до 1992 года я взяла на себя, потому что раньше всех пришла в театр, у меня есть наработки и по старине, и по 1940-м годам, и по более поздним.

А кроме Февронии Алексеевны Баишевой, огромную помощь мне оказал Ефим Николаевич Степанов, основавший музей Саха театра. По-дружески, по-товарищески он открыл мне свои архивы, болел за нас, переживал.
И вот сейчас вся наша история собрана в трёх томах. Смотрю и сама не верю, что мы смогли, осилили…

«Кто, что, когда»

– Первая книга – летопись театральных сезонов. Посезонный обзор идёт с 17 октября 1936 года по 2018 год включительно, то есть это 82 года. Чуть ли не помесячно освещён каждый сезон. Мы установили даты премьер, даты всех крупных мероприятий, восстановили хронологию – кто, что, когда. Даты, факты, имена действующих лиц. С сентября 2014-го работали, не подымая головы, ведь приходилось копать периодику, архивы – и не только в Якутске, но в Санкт-Петербурге, Москве, Новосибирске, Екатеринбурге.

Вторая книга – библиография. В её первой части собрано 914 персоналий. Все идут вместе, по алфавиту – и заслуженные, и артисты без званий, и технический персонал. Критерий отбора – кто проработал не менее трёх лет. И это не просто биографические данные, а биобиблиография, то есть там указано всё, что когда-либо писали об этом человеке или что он сам опубликовал, в каких изданиях упоминался.

Вторая часть – библиография самого театра: фестивали, гастроли, общие публикации. Всё здесь систематизировано по книгам, брошюрам, сборникам, периодике.
Над библиографией работала Сардаана Скрябина из Национальной библиотеки, научным редактором была Лена Кондакова.

«Вся история»

– Основную часть всех трёх книг мы закончили где-то в июле 2018 года, начав, напомню, в сентябре 2014-го. Поиск материалов, проверка, перепроверка… Потом была корректура – долгая, мучительная. Особенно по части библиографии: кто-то выходит замуж, кто-то, наоборот, разводится, меняя фамилию, у кого-то появляются новые партии, в результате работы с архивами всплывают какие-то новые факты, в итоге без конца приходилось что-то добавлять, менять.

Не исключаю, что, несмотря на все наши старания, проскочили какие-то неточности – при таком объёме работы это, наверное, неизбежно. При переиздании или допечатке академических и научных изданий, энциклопедий сплошь и рядом видишь вкладыши с уточнениями: на странице такой-то читать не так, а эдак – и тому подобное. А наш трёхтомник – энциклопедия театра, где собрана вся его 82-летняя история. Если взять шире – это энциклопедия и музыкальной культуры Якутии. Тут любому искусствоведу, музыковеду материала не на одну кандидатскую, не на одну докторскую.
Научными консультантами летописи были Анегина Егоровна Ильина-Дмитриева, Аиза Петровна Решетникова, научным консультантом библиографической части – директор Национальной библиотеки РС(Я) Саргылана Васильевна Максимова.

А третья книга – фотоальбом. Надо сказать, что во всех трёх книгах – около трёх тысяч фотографий, но в альбоме, конечно, наибольшее количество. Все из архива музея. Там представлены работы всех наших фотографов, которые были, начиная с Замотаева в 1940-х годах. Степанов, Порядин, Дохунаев, Тетерин, Винокуровы, Фаламов, Андрианов, Назаров, Оконешников, наш Павлов. Кстати, в своё время, ставя вопрос о том, что театру нужен штатный фотограф, я имела в виду именно фотолетопись, ведь какая без неё история театра!

И здесь я ещё раз с благодарностью хочу вспомнить Февронию Алексеевну: мы с лупой изучили все имеющиеся в нашем распоряжении старинные снимки, установив, кто на них запечатлен, какой это год, хотя бы примерно – словом, выявили и подробнейшим образом расписали почти всех.

«Книга года»

– Тираж у нас небольшой – всего 250 комплектов. Но спасибо и на этом, потому что если бы не руководитель нашего проекта, Александр Николаевич Жирков, никакого финансирования мы бы вообще не дождались. Он, просмотрев наши материалы, дал добро, и в конце 2018 деньги выделили.

И от имени нашей рабочей группы, от имени тех, чьи имена вошли в эту трёхтомную летопись, я хочу поблагодарить издательство «Алаас», выпустившее все три книги. Дизайном единодушно восхищены все, кто успел уже их приобрести в Якутске и даже Москве.

Вторая книга (библиография) заняла первые места в двух всероссийских конкурсах – на конкурсе «Авторский знак» и конкурсе в рамках чтений, посвящённых известному библиографу Исааку Григорьевичу Моргенштерну. Конкурс этот проводится раз в два года при поддержке Министерства культуры России.

А нынче трёхтомник был признан «Книгой года» на нашем республиканском конкурсе. Мы, в свою очередь, с волнением ждём оценки своей работы со стороны музыковедов, историков искусства, театра.
Это издание вызвало интерес по России.

А нынешнее руководство Театра оперы и балета… судится с издательством.
Более того – я не знаю, куда мне везти из издательства те фотографии, которые были в работе.

Нынешний директор Юнганс ликвидировал музей, а все, что там было, перенёс в бывшую душевую. Кого я ни просила посмотреть, в каком состоянии папки, экспонаты, никто ничего толком не сказал, все боятся. Худсовета по этому поводу не было, ни с кем, насколько мне известно, он не советовался. Я и узнала-то об этом случайно: люди увидели, как рабочие таскают туда коробки, и сказали мне.

«Музей законсервирован»

– Я знаю это помещение, оно совершенно неприспособленное и даже не проветривается, а ведь там фотоальбомы и личные вещи Марка Николаевича Жиркова, подаренные его племянницей, фонд Гранта Арамовича Григоряна, который передала мне его сестра, прочтя мою статью о нём. Я летала за ним в Москву – там и его бесценные записи, и личные вещи, и скрипка. Про портреты, концертные костюмы и архивы тех, кто составляет гордость нашего музыкального искусства, я уже говорила, но всего и не перечислить!

В минувшем сезоне, юбилейном для многих артистов, к Юнгансу неоднократно обращались с просьбой организовать выставки и получали отписки: «Музей законсервирован».

Когда-то наш музей входил в реестр Бахрушинского театрального центрального музея, но у них было условие: экспозиция должна иметь не менее 70 квадратных метров. В начале 2000-х её убрали, а теперь мы лишились ещё и фондовых помещений. Но это же уничтожение истории театра.

У нас была цель – стать академическим театром, как Саха театр, как Русский театр. Мы единственный Большой театр республики, как нас называют, да мы и сами себя так называем, но когда всё, что наработано, идёт вспять, сердце болит за театр. На него ведь наши жизни положены, и не только наши – жизни стольких поколений. Надо бы помнить про преемственность поколений, «времён связующую нить», но пример нашего «законсервированного» в бывшей душевой музея говорит об обратном.

Разумеется, мы не могли не обратиться за комментариями к директору Театра оперы и балета Сергею Юнгансу.
«Сергей Сергеевич не комментирует данный вопрос», – ответила пресс-секретарь.

Комментарий Министерства культуры и духовного развития: «В ходе проверки расходования театром государственных средств были установлены нарушения в части заключения договора на изготовление полиграфической продукции, который был заключён ещё в 2018 году. По закону средства, предоставляемые театру в рамках государственного задания, не могут быть направлены на издание полиграфии. К сожалению, прежнее руководство театра в данном случае ошибочно использовало средства, которые по закону должны были быть направлены на иные цели – постановку, показ спектаклей. Однако к изданию книг об истории одного из ведущих театров нашей республики необходимо непременно вернуться. Сохранение памяти об уникальных постановках, артистах, режиссерах, о становлении театра – важное направление работы.
Что касается музея, то какой будет внутренняя структура театра, решает его руководство. На сегодня, насколько нам известно, материалы – исторические фото, афиши и прочее – хранятся в архиве театра. Это обычное помещение. В последующем театр будет экспонировать все имеющиеся в архиве материалы, изменяя экспозицию в фойе к мероприятиям».

Фото предоставлено героиней материала.

+1
4
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
8
27 июня
  • 24°
  • Ощущается: 24°Влажность: 57% Скорость ветра: 5 м/с