yakutia-daily.ru

Лена Иванова: на защите прав соплеменников

Взять интервью у Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов Севера в Якутии Лены Степановны Ивановой – задача не из легких. Даже в выходные день ее бывает расписан по минутам. Но для газеты «Якутия» ей всё-таки удалось выкроить время.

«Держитесь вместе»

– Мы рано осиротели. После безвременной – в 38 лет – кончины нашего отца Степана Христофоровича Иванова мама одна поднимала четверых детей.

Звали ее Анна Николаевна Васильева, родом она была вилюйская, из Кыргыдая. В Оленёк приехала после окончания Вилюйского педагогического училища. Почти полвека проработала учительницей начальных классов, практически выучила весь поселок. Очень любила детей и свою работу – мы ее дома, можно сказать, не видели – с раннего утра и до поздней ночи пропадала в школе.

Родители, Степан Христофорович и Анна Николаевна Ивановы

Когда отец умер, ее звали в Вилюйск, но она не захотела лишать нас родины.

Растила троих моих братьев и меня на одну свою учительскую зарплату и ни разу не пожаловалась на то, как ей трудно. Но мы все видели, понимали и по мере сил старались облегчить ее ношу. В нашей семье был культ матери. Главное – не огорчить маму! Ей даже говорить ничего не приходилось – достаточно было взгляда.

Между самым старшим братом и самым младшим разница была в 12 лет, так что мы сами друг за другом приглядывали, друг друга воспитывали. И мама нам всегда внушала: держитесь вместе, вы одна семья, роднее и ближе нет никого.

Так оно и было – и продолжается сейчас, когда из четверых осталось двое – мой второй брат Вадим и я.

Крепкий тыл

– Наш самый старший, Геннадий, был инженером-механиком, среди его достижений – появление в Оленьке первой передвижной котельной установки. Прожив до обидного мало, он, выполняя мамин наказ, всегда был для нас поддержкой и опорой.

Мама просила его и Вадима стать крепким тылом для младших – меня и брата Александра, Азоки.

Сашей его никто не звал – всю жизнь и для домашних, и для друзей он был Азокой. Так его, изначально Сашоку, в детстве называла я, не умея выговорить ни «с», ни «ш».

Мама почти полвека учительствовала и выучила практически весь поселок Оленек

Наш Азока ушел из жизни, будучи главой родного улуса, и это горькая потеря не только для семьи, но и для всех, кто его знал.

Мама полагала, что ее старшие помогут младшим встать на ноги, выбиться в люди, а младшие должны постараться оправдать возложенные на них надежды. Азока оправдал их, и это я говорю не только как сестра, но и как человек, хорошо знающий жизнь на Севере, проблемы и чаяния своих земляков.

Мой брат Вадим, строитель по профессии, живёт в Оленьке, и мы с ним ежедневно созваниваемся, как и при жизни Гены с Азокой. Вадим знает, что с семи утра до семи двадцати – его время. Где бы я ни была, в 7.00 обязана выйти на связь и представить ему, так сказать, полный отчёт.

Так же близки и наши дети. Иначе и быть не может: «Вы одна семья», – говорила мама. Я выучила своих племянников, теперь учу уже третье наше поколение.

По примеру мамы

– По примеру мамы я поступила в Красноярский пединститут, чтобы стать учителем начальных классов, хотя учеба в Республиканской физматшколе давала разные возможности. Мама была очень рада! Но когда я, получив диплом, вернулась в Оленёк, меня определили в среднее звено – преподавать русский язык.

Я особо не огорчилась: надо так надо, все равно в школе работаю, с детьми.

Параллельно меня назначили организатором воспитательной работы, и я ушла в нее с головой. Благодаря маминому воспитанию мы, если что делаем, выкладываемся полностью. Плюс комсомол – это же было советское время, а активисткой я была со школы, и в конце концов перетянули меня в райком ВЛКСМ, избрали секретарем.

Я всегда с ностальгией вспоминаю то время – именно в Оленьке я прошла хорошую школу, в Оленьке произошло мое становление как учителя и организатора.

Потом был небольшой перерыв, когда я по семейным обстоятельствам перебралась в Якутск, но позже вернулась – уже с дочкой.

Тогда-то и сбылась моя многолетняя мечта о работе в начальных классах – наконец-то появилась возможность работать по специальности.

Это непередаваемое ощущение – когда 30 пар глаз следят за тобой, ловят каждое твое слово, а ты отвечаешь за них всех – я до сих пор не забыла. И до сих пор слежу за судьбами своих учеников, переживаю за каждого.

На шествии в День народного мастера, 14 марта 2020 г

«Ленука ТВ»

– А ещё в Оленьке я создала телестудию «Олоон ТВ» («Олоон» – «Оленёк» по-якутски), которую, впрочем, все называли «Ленука ТВ». Ленука – моё домашнее имя, которое мне дал, конечно, Азока. В моем родном районе меня иначе не называют. Это для других я Лена Степановна, а для своих была, есть и буду Ленукой.

«Ленука ТВ» и стало причиной того, что меня опять выдернули из школы: телевидение стало началом новой эры в моей жизни.

Тогда это все было внове, и мы работали не покладая рук: ездили по стадам, снимали конкурсы, делали клипы. Кстати, первый наш клип был на песню в исполнении Елены Голомаревой. Не знали? Елена Христофоровна стала лауреатом первого районного фестиваля «Олоон урэгин урдугэр».

И вот когда я работала в местной телестудии, начались выборы депутатов I созыва Государственного Собрания (Ил Тумэн) РС(Я).

Если не ошибаюсь, 14 человек участвовали в избирательной кампании, чтобы стать депутатом от нашего улуса.

Мы тогда дневали и ночевали в своей студии – покой нам только снился.

Среди кандидатов были Айсен Сергеевич Николаев, который в итоге победил, выходцы из Оленька: Александр Александрович Саввинов, Иннокентий Иннокентьевич Винокуров, Спартак Григорьевич Илларионов, Борис Ануфриевич Николаев, Людмила Васильевна Александрова, Густав Афанасьевич Яковлев и многие другие, в том числе и Анастасия Николаевна Божедонова – она-то впоследствии и пригласила меня на работу.

На страже интересов коренных народов

– Так в 1998 году я пришла в Комитет по делам семьи и детства при Президенте РС(Я), где проработала 14 лет – прошла через все отделы, досконально изучив всё от и до, став в итоге первым заместителем председателя комитета.

Потом была работа в Департаменте по делам народов РС(Я), где я также была первым заместителем руководителя, в Государственном комитете РС(Я) по национальной политике (заместитель председателя), Министерстве по развитию институтов гражданского общества (заместитель министра). И все эти годы я курировала вопросы устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера Якутии. Это был один из самых интересных периодов в моей жизни. Закладывались новые традиции, воплощались новые проекты, создавались новые общественные организации…

Потом был перерыв. После преобразования министерства я осталась без работы и около года занималась вопросами коренных малочисленных народов Севера на общественных началах как заместитель председателя Совета эвенкийского народа России.

Уходить на покой оказалось для меня рановато. И когда сородичи предложили мне заняться правозащитной деятельностью, я согласилась.

Больше 20 некоммерческих организаций КМНС рекомендовали меня на должность Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов Севера в Якутии. Был серьезный конкурс, и в апреле 2019 года по согласованию с Госсобранием (Ил Тумэн) Глава Республики Саха (Якутия) назначил меня на эту должность.

С эвенкийскими старейшинами

Сохранение исконной среды обитания

– Вопросов, волнующих нас, много – от этнологической экспертизы до сохранения языков.

Приведу конкретные примеры.

ООО «Титанавтотрейд» в Иенгре второй год не проводит этнологическую экспертизу, хотя моет золото практически рядом с местным водозабором. Минэкологии неоднократно их штрафовало, но воз и ныне там, а теперь мы ставим вопрос уже об отзыве лицензии.

Не лучше обстоит дело с ЗАО «Прогноз», по чьей вине произошел разлив нефти в Кобяйском районе.

В Алданском и Амгинском районах вырубаются леса, причем Минэкологии отчитывается о том, что вырубка не затрагивает территории родовых общин, а алданские эвенки говорят, что затрагивает, но документов нет, и надо разбираться.

Также в этом году предстоят запуски ракет с космодрома «Восточный», и траектория падения ступеней ракет заденет оленеводческие маршруты.

Учитывая всё это, на прошлой неделе я провела семинар «Обеспечение права на сохранение исконной среды обитания коренных народов: вопросы экологии» для своих представителей в 21 районе республики, где проживают КМНС, и общественных помощников.

Молодежный суглан от Ямала до Сахалина

– 9 августа мы отметили Международный день коренных народов мира, который в этом году прошел под эгидой их защиты от коронавируса, ведь эта новая инфекция особо опасна для малочисленных этносов, тем более что живут они в труднодоступных районах.

Из-за пандемии в режиме онлайн у нас прошёл и VI Молодежный суглан, где гостем был и.о. Председателя Правительства РС(Я) Андрей Владимирович Тарасенко.

Изюминкой нынешнего суглана стал онлайн-семинар с молодежью 14 регионов Российской Федерации от Ямала до Сахалина.

А на открытии суглана молодые его участники и ветераны читали поэму «Вечная память» народного писателя Якутии Андрея Васильевича Кривошапкина о воинах-якутянах, павших на озере Ильмень, – VI Молодежный суглан был приурочен к Году памяти и славы и 30-летию Всероссийской ассоциации коренных малочисленных народов России.

Ветераны делились своим опытом, прошли онлайн-встречи с представителями министерств, которые рассказали о государственной поддержке молодежи: Министерство сельского хозяйства – о субсидиях для оленеводов и чумработниц, Министерство молодежи, Министерство культуры – о своих грантах и так далее.

С президентом Всероссийской ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России Григорием Ледковым

Школа Арктики

– С министерствами и ведомствами работаем очень плотно: в конце мая я представила Главе РС(Я) Айсену Сергеевичу Николаеву свой Ежегодный доклад о соблюдении прав коренных малочисленных народов в республике, и он, опираясь на него, дал свои поручения.

Одна из главных наших задач – сохранение и возрождение языков.

В школе № 26 города Якутска в этом году открывается эвенкийский класс, но туда, к сожалению, на сегодня удалось набрать всего 19 детей.

Наболевшая проблема и застарелая. Взять хотя бы мой родной Оленёк – в пору нашего детства и юности по-эвенкийски там уже никто не говорил.

Поэтому мой брат Александр, мечтавший, чтобы его сын выучил эвенкийский, отдал его в Школу Арктики в Нерюнгри (директор – Мария Николаевна Руфова). Это удивительная школа, которая вот уже более 20 лет выполняет великую миссию, обучая детей языку, культуре, истории и традициям предков. Они обретают этническое самосознание, национальную идентичность; не знающие языка дети имеют возможность учить его. Благодаря неустанному труду Клавдии Иннокентьевны Макаровой, нашего аксакала и величайшей подвижницы, мой племянник Вадик сейчас говорит на эвенкийском языке.

На Клавдию Иннокентьевну все буквально молятся, причем не только мы, но и эвенки Хабаровского края и Амурской области, отправляющие ей своих детей. Да, слухом земля полнится: в самом начале в Нерюнгринской Школе Арктики было по одному-два ребенка из-за пределов Якутии, а сейчас уже более десятка.

Мой племянник Вадим, проучившись там два года, к нашему удивлению, занял призовое место на олимпиаде по эвенкийскому для начинающих в Китае, где также живут эвенки.

На празднике оленевода в селе Хатыстыр Алданского района

«Вы должны быть готовы»

– Вообще, мы много внимания уделяем воспитанию своих ребят. Еще в 2016 году Ассоциация коренных малочисленных народов Севера Якутии объявила Год молодёжи. С тех пор ежегодно проводятся молодёжные сугланы. Надо работать с молодёжью, особенно с выпускниками школ. Они стоят перед серьезным выбором: предпочесть традиционные виды хозяйствования (оленеводство, охотпромыслы, рыболовство и т.д.) или идти в промышленность, технические, юридические вузы?

Безусловно, коренным надо осваивать промышленные профессии, вместе с тем с каждым годом возрастает количество возрастных оленеводов.

Не хватает нам и учителей, и врачей, а главное – юристов.

У всех на слуху вопиющий случай с жителем Нижнеколымского улуса, которого за четыре выловленных рыбины приговорили к многотысячному штрафу. Сколько понадобилось времени и сил, чтобы добиться пересмотра дела и вынесения оправдательного приговора! Это по-настоящему выматывает, а самое сложное – вернуть пострадавшему душевное равновесие и веру в справедливость в той ситуации, когда закон оборачивается против человека просто в силу того, что его можно толковать по-разному. Такие законы, без сомнения, нуждаются в доработке.

Поэтому я обращаюсь к молодым: что бы вы ни выбрали, вы должны быть готовы к защите прав своих соплеменников – коренных малочисленных народов Севера.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top Яндекс.Метрика