yakutia-daily.ru

Кто в армии служил, тот в цирке не смеётся

Сейчас служат год. Раньше – два. Ещё раньше – три (и не на море, а на суше). Так что баек армейских – слушать не переслушать. Поехали!

Огней так много золотых…

Знакомый рассказывал. Хоть он и до армии был парень нехилый — по крайней мере, с виду, а подтянуться мог всего пару раз. С «упал — отжался» дело обстояло так же кисло. И он там был не один такой.

Но не зря в армии говорят: «Не можешь — научим, не хочешь — заставим». Деды привязывали их ремнями к перекладине турника и подносили зажигалку к тому месту, откуда ноги растут. Непедагогично, конечно, но не прошло и полгода, как молодых было не узнать: бицепсы-трицепсы радовали глаз, а подтягивались и отжимались все буквально на раз-два.

Спасение рядового болвана

Один из моих дядюшек как-то под настроение поведал довольно-таки жуткую историйку.

Служил он в 1960-е годы, когда в армии ещё было полно фронтовиков, как, например, их старшина.

Отправили их однажды на склад боеприпасов что-то там разгружать. И хоть они расползлись в разные стороны, старшина всё-таки орлиным оком за всеми приглядывал.

Знал, видать, на что способны его бойцы. И вот один из них, улучив момент, не придумал ничего лучше, как цапнуть гранату и — божечки! — выдернуть чеку… И стоит, как дитятко.

Старшина одним прыжком подскочил к балбесу, выхватил ее и швырнул в дверной проем.

Взорвалась она в воздухе, но уже на улице. Да ещё повезло — никто мимо не проходил.

Дядюшка со товарищи поначалу даже не поняли ничего. А потом полчаса слушали мат своего героического старшины.

«Ни до, ни после такого не слыхал», — говорил дядюшка. Но зато ведь жив остался.

До скорой встречи

Эту историю поведал один молодой человек, который на полном серьёзе думал, что исполнение священного долга — дело добровольное.

Когда он получил письмецо в конверте с призывного пункта о прохождении медосмотра, какая-то зараза ему насвистела, что от службы можно отказаться: дуй, говорит, на «Маяк», республиканский сборный пункт, и скажи — так, мол, и так, не хочу терять год своей молодой жизни в казарме.

И он, наивный чукотский мальчик, радостно двинул туда.

Там его подхватили под белы руки и ещё раз прогнали по всем врачам. Но даже тут он ничего не заподозрил!

Прозрение наступило лишь в кабинете комиссара, который бодро заполнял документы.

«Права есть?» — спрашивает. «Да», — говорит «отказник» и слышит: «Ну, тогда сегодня ночью летишь в доблестную Екатеринославку». Засим комиссар плюет на печать и ставит штамп. Картина Репина «Приплыли».

С глазами в пять копеек юноша бледный пытался выпросить хотя бы два дня на сборы. Понятно, что ему ответили. Велели, короче, сдать манатки и побриться налысо.

В полной прострации он сделал все, что от него требуется, и присоединился к остальным.

Тут к ним подкатили покупатели — те, кто набирает новобранцев в свои воинские части. Старший лейтенант с сержантом соловьями заливались, что в их части лучшие условия для службы, а главное — нет дедовщины. Это и стало решающим аргументом.

На следующее утро в аэропорту новоиспечённые защитники родины нос к носу столкнулись с дембелями, которых уже пьянил воздух свободы: «Пока вы будете служить, мы будем пить, тусить и с девками гулять!»

Эти слова вспомнились по прибытии в Екатеринославку, где бетонные стены и колючая проволока отнюдь не радовали глаз, а доехав уже до места своей службы и увидев обещанные «лучшие условия», наш герой понял, что верить в этой жизни нельзя никому.

Но, с другой стороны, год — не два, не три. А при Николае I вообще 20 лет солдатскую лямку тянули…

Броня крепка

Танкисты — народ суровый.

Провозившись весь день с техникой, измазавшись в мазуте, решил один товарищ постирать свой китель. А чем можно отстирать мазут? Конечно, соляркой. Постирал. Вся казарма «заблагоухала», но это пустяки, дело житейское.

И вот китель сохнет, а бравый танкист любуется на дело рук своих и думу думает: «Что, если кинуть спичку?»

Зажег, бросил — не горит. Как так? Можем повторить! Повторил. Результат тот же.

Зато с третьей попытки полыхнуло так, что экспериментатор еле потушил.

Хорошо, своими силами справился и ущерба не было. Ну, китель только.

Герой дня

Захотелось однажды служакам выпить. По этому поводу была разработана целая операция. Некоторые детали опустим — военная тайна, но в итоге все срослось. Да чтобы у наших не срасталось, особенно в таком деле!

И вот тащит гонец две канистры с «огненной водой» в казарму, где мужики уже потирают руки в предвкушении, а навстречу, откуда ни возьмись — майор! Принесла нелёгкая…

Окрестности оглашаются рыком: «Рядовой, что в канистрах?» Все, спалился. Смысл запираться… Рядовой вытягивается в струнку: «Спирт, товарищ майор!» Полная драматизма пауза и… майор вдруг расплывается в улыбке: «Шутник!» — и отбывает восвояси.

Шутник стоит, как громом пораженный, но быстро придя в себя, несётся на всех парах в казарму — не хватало ещё на кого-нибудь нарваться, а второй раз так не повезет.

Вот есть в жизни счастье! Есть!

«Дно отрезали»

Решили как-то бойцы приколоться над своим прапором. Ну, это дело нехитрое — взяли железную кружку и протягивают ему вверх дном: «Товарищ прапорщик, тут какие-то негодники верх кружки запаяли».

Прапорщик — цап кружку и давай ее в руках крутить-вертеть. Не удалась шутка… Солдаты приуныли. А прапор вдруг с глубокомысленным видом как выдаст: «Они ж не только верх запаяли, они еще и дно отрезали!»

Занавес.

Байки собирали Кюннэй Еремеева, Алина Тарабукина и Лана Ильина.

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

Top Яндекс.Метрика