Кобяйские рыбаки: улов, квоты и подводные камни

Кобяйские рыбаки: улов, квоты и подводные камни

Индивидуальный предприниматель Павел Растутаев рассказал о тонкостях промыслового рыболовства
Читайте нас на

В северных районах нашей республики завершается осенняя путина. Как прошёл сезон? С какими проблемами сталкиваются промысловики? Какие меры необходимо предпринять для оптимизации ведения рыбопромысловой деятельности? На эти и другие вопросы для читателей «Якутии» ответил индивидуальный предприниматель Павел Растутаев, занимающийся промысловым рыболовством.

– За двумя нашими субъектами предпринимательской деятельности числится пять рыбопромысловых участков, – делится Павел Павлович. – Участки находятся в Кобяйском, Жиганском и Булунском районах. Зимний участок для ловли подлёдки расположен в Жиганском районе. Бригада из пяти человек уже заехала на промысел. Зимой основной подлёдный улов – частиковые породы рыб: щука, налим, ленок и т.д.

В этом сезоне осетра и омуля выловили по квоте. Например, в Булунском районе квота составляет 60 тонн рыбы – это нельма, чир, муксун, омуль, ряпушка, словом, почти весь перечень видов, которые водятся в Лене.

Больше квоты – больше рабочих мест

– Расскажите подробней о квотах.

– Одна квота на один субъект предпринимательства распределена по долям на десятилетний период. К примеру, наша доля – 1,5% осетра от общей квоты, выделяемой на республику. При получении разрешения на вылов водно-биологических ресурсов каждый год уплачивается государственная пошлина. Сверх квоты рыбачить нельзя, это уже будет считаться браконьерством.

В связи с недостаточными квотами мы не имеем возможности принимать в бригаду на сезон больше десяти работников. Например, за прошлый год мы поймали по квоте всего 6 тонн омуля. При зарплате рыбака в 50-70 тысяч рублей такая квота не позволяет создать хотя бы десять рабочих мест. А ведь зачастую к нам хотят трудоустроиться молодые люди, которым сложно найти работу в нашем районе

– Какая квота вас устроила?

– К примеру, если бы на омуль была квота в пределах 20-30 тонн, мы могли бы создать три дополнительных рыболовецких звена. По осетру на всех пяти участках квота составляет чуть больше тонны. А нам для развития и создания новых рабочих мест желательно её увеличение до 4-6 тонн.
Словом, если бы квоты были увеличены, можно было бы трудоустроить больше людей. Поэтому профильным ведомствам нужно пересмотреть систему квотирования.

Своими силами, за свой счёт

– Словом, помощи со стороны у вас нет?

– Да, мы создаем рабочие места и приобретаем средства добычи и переработки рыбы только своими силами, за свой счет. Так, чтобы собраться на сезон по минимуму (продукты, ГСМ, запчасти и т.д.) уходит более миллиона рублей. Другое дело, если бы промысловых рыбаков поддерживало Министерство сельского хозяйства республики. Например, товарным кредитом для приобретения катеров, лодок, сетей, морозильных установок и т.д. В этом случае можно было бы расширить производство.

Министерство старается помогать крупным предприятиям, у которых богатые участки в устье Лены, много рыболовецких бригад и прочие преимущества.

В итоге свою продукцию мы реализовываем самостоятельно: вывезли рыбу, реализовали, получили прибыль, рассчитались с работниками. Так же и со всем остальным: продали рыбу – закупили ГСМ, сети, материалы, продукты.

От улова до прилавка

– Павел Павлович, а до жителей Якутска ваша рыба доходит с такими-то квотами?

– Нет, практически весь улов реализуется внутри района. Нашей рыбы в магазинах едва хватает до Нового года.

– А кто обрабатывает улов?

– У нас в бригаде на постоянной основе работает технолог по переработке рыбы и рыбной продукции. Первичную обработку делаем на месте. Потрошим, засаливаем, замораживаем. Летом на нашем самоходном судне установлена морозильная камера шоковой заморозки вместимостью 8 тонн. Так что до Сангар рыба доставляется в свежезамороженном виде. Кроме того, в посёлке у нас имеется небольшой коптильный цех.

На пригодность к реализации через торговые сети рыбу проверяет служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору по программе «Меркурий». В программе зарегистрирован каждый сельхозпроизводитель. Служба работает грамотно и быстро. Готовые анализы получаем в течение четырёх рабочих дней. С результатом исследования экспертизы можно перевозить рыбу в любую точку республики и страны. Любой пользователь может проверить через программу «Меркурий», выдавались ли заключения анализа на ту или иную партию рыбы.

За любителей слово замолвим

– В этом году «Главрыбвод» не выдавал рыбакам-любителям путёвки на вылов осетра, кроме того, не выдавались путёвки на сетные орудия лова в Кобяйском улусе. Что вы думаете по этому поводу?

– Конечно, люди расстроены: мол, вам, промысловикам, можно ловить все, а нам – ничего. В связи с правовой неопределенностью федеральных правил рыболовства у населения возникли проблемы. В частности, это запрет на ловлю сетями, запрет на вылов осетра и т.д. А ведь население Намского, Кобяйского, Жиганского, Булунского и других районов, расположенных на берегах матушки Лены, традиционно питается рыбой. Рыба – наш основной круглогодичный рацион! Но сегодня получается, что люди не имеют права её ловить. Ну, или ловят, становясь браконьерами, рискуя получить крупный штраф.

От всех жителей нашего района просим наших депутатов и правительство республики поднять этот вопрос на федеральном уровне.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
12 августа
  • 17°
  • Ощущается: 17°Влажность: 93% Скорость ветра: 2 м/с