Книга о первооткрывателе синтетического каучука — уроженце Вилюйска Иване Кондакове возвращает из забвения его имя

Книга о первооткрывателе синтетического каучука — уроженце Вилюйска Иване Кондакове возвращает из забвения его имя

Обратившись в музей Тартуского университета (Эстония) с просьбой помочь в поиске материалов о преподававшем там без малого четверть века нашем земляке Иване Кондакове, ведущий библиограф Национальной библиотеки РС(Я) Тамара Семёнова услышала в ответ: «Это наш Кондаков».

От Вилюйска до Элвы

На его могиле в городе Элва по-эстонски написано «открыватель синтетического каучука». На стене дома, где он жил, установлена мемориальная табличка, а в фойе Тартуского университета — барельеф.

А ведь после оккупации Эстонии немецкими войсками в 1918 году профессору Кондакову отказали там от места, потому что он русский.

При этом первооткрыватель синтетического каучука был нарасхват в других европейских университетах — читал лекции в Праге, Сорбонне. Но всегда возвращался в Элву, где была похоронена жена — Мария фон Рубенау, пока не упокоился рядом с ней в 1931 году.

Однако его не забыли. Позже, когда Эстония стала советской, старожилы вспоминали жившего отшельником профессора, и, как видим, помнят до сих пор.

Тихая Элва получила городской статус уже после смерти Ивана Лаврентьевича. Но он, рождённый в Вилюйске, был привычен к малолюдью и неторопливой, размеренной жизни.

Впрочем, вряд ли его отчий дом был так уж тих: у пятидесятника вилюйской казачьей команды Лаврентия Кондакова было восемь сыновей и три дочери.

Человек ловкий и оборотистый, наживший торговлей большое состояние, Лаврентий Алексеевич был, по всей видимости, общительным и хлебосольным хозяином, недаром к нему на огонек любил заглянуть сосед, чье имя знала вся Россия — Николай Чернышевский.

К вершинам науки

Автор запрещённого романа «Что делать?» не был первым ссыльным в тех местах: видел Вилюйск и декабристов (Муравьев-Апостол запомнился тем, что разводил огороды и сажал картошку), и участников польского восстания, и народников, а позже — экзотических дашнаков, членов старейшей партии Армении.

Но отношение к Чернышевскому было особым: завидев его на прогулке, якуты стаскивали перед ним шапки даже в самый лютый холод, так что он был вынужден ограничить свои зимние променады, чтобы не подвергать встречных опасности простудиться.

Именно Николай Гаврилович по-дружески присоветовал соседу своему Кондакову: выучи сыновей.
Казачья школа в Вилюйске действовала ещё с 1829 года, но первой ступенькой к вершинам науки для Ивана и его братьев стала не она, а открытое в 1855 году городское приходское училище.

Для того, чтобы сыновья учились дальше, отец купил им в Якутске дом — конечно, не последний грош издержал, но потратился серьезно. И не напрасно: пятеро его парней получили высшее образование — уникальный по тем временам случай. А первопроходцем был Иван.

Якутская мужская прогимназия. Начало ХХ века. Из фотофонда ЯГОМИиКНС.

После Якутской мужской прогимназии он закончил Красноярскую гимназию, входившую тогда в десятку лучших учебных заведений России, и поступил на естественное отделение физико-математического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета, где кафедру общей химии возглавлял Менделеев, а кафедру органической химии — Бутлеров, в лабораторию которого он перешёл на третьем курсе.

Профессор фармации

Университет Кондаков закончил в 1884 году со степенью кандидата естественных наук, и Александр Михайлович Бутлеров предложил оставить его при университете для подготовки к профессорскому званию. Но в 1886-м наставник скончался, и Иван перешёл в Варшавский университет.

В 1894 году он представил в Петербургском университете научную работу «О синтезе под влиянием хлористого цинка в жирном ряду» и защитил магистерскую диссертацию.
А в 1895 году началась новая веха в его жизни, связанная с Дерптским университетом, к тому времени уже два года как переименованным в Юрьевский.

Императорский Юрьевский университет на рубеже XIX-XX веков.

Юрьев — старинное название Дерпта, и это имя университет будет носить до 1918 года, когда станет Тартуским. Этот университет был альмой-матер основоположника мерзлотоведения Александра Миддендорфа, исследователей Арктики Фердинанда Врангеля, Эдуарда Толля и Александра Бунге, губернатора Якутской области Юлия фон Штубендорфа, ее первого ветеринарного врача Вольдемара Гольдмана и основателя ветеринарной бактериологической лаборатории в Якутске Сергея Грюнера.

А Иван Кондаков, с 1898 года утвержденный в звании ординарного профессора фармации медицинского факультета Императорского Юрьевского университета и одновременно — директором Фармацевтического института, будет работать в нем вплоть до немецкой оккупации.

В начале новоиспеченному профессору пришлось хлебнуть лиха: часть коллег и студенчества была недовольна начавшейся в 1893 году русификацией университета, и Кондакова приняли в штыки, но… «Под его руководством институт достиг почти мирового уровня», — писал эстонский химик, историк науки и создатель Музея Тартуского университета Туллио Илометс.

В фармацевтической лаборатории Юрьевского университета. Конец XIX века. Из фотофонда Тартуского университета.

В такой обстановке в 1900 году Иван Лаврентьевич открыл в лаборатории Юрьевского университета синтетический каучук. Первым в мире.
Его метод взяла на вооружение Германия, причем без ведома первооткрывателя, но промышленное производство по этому способу оказалось невыгодным.

Дальнейшим исследованиям помешала Первая мировая война. А в 1918 году Юрьевский университет был эвакуирован в Воронеж, но там Кондаков пробыл недолго: жена, не отличавшаяся крепким здоровьем, стала прихварывать, тоскуя по родине, и вскоре они вернулись Юрьев, получивший новое имя — Тарту. Вот это-то возвращение в буржуазную Эстонию и стало причиной замалчивания его имени в советское время.

Возвращение из забвения

В СССР синтетический каучук в промышленных масштабах стали производить в 1930-х годах благодаря открытию Сергея Лебедева, получившего бутадиеновый каучук в 1910 году. «Однако исследования последнего… были бы невозможны без достижений Кондакова», — указывал исследователь истории естествознания в Прибалтике Ю.Мусабеков.

Ныне имя профессора Кондакова носят улица в Вилюйске и Вилюйская гимназия, и первая стела на местной Аллее учителей — его.

В октябре 2022 года исполнится 165 лет со дня рождения нашего великого земляка. К этой дате в издательстве «Алаас» тиражом всего 400 экземпляров выпущена книга «Первооткрыватель синтетического каучука Иван Лаврентьевич Кондаков» — плод объединенных усилий Института проблем нефти и газа СО РАН, Национальной библиотеки РС(Я), Национального архива РС(Я), администрации Вилюйского района и Вилюйской улусной гимназии.

Из уникальных документов и фотографий, факсимиле научных работ профессора дизайнер Мария Колодезникова создала фотоальбом, который «затягивает» с первых страниц.

— Первые 16 работ Ивана Лаврентьевича я нашла в Московской государственной библиотеке, — рассказывает одна из ее авторов-составителей, ведущий библиограф НБ РС(Я) Тамара Семёнова, вынашивавшая идею создания этой книги много лет. — А в музее Тартуского университета обнаружились 150 его научных работ, из них к настоящему времени оцифрована половина.

Очень помогло, что я четыре года изучала английский, потому что на сайте все на английском, немецком и эстонском.
Помог и Эстонский национальный архив, причем совершенно бесплатно.

Доминирующим источником для этой книги стали статьи упоминавшегося уже Туллио Илометса, а хранитель музейных фондов Тартуского университета Вирги Лелль предоставила в наше распоряжение архивные источники, пролившие свет на неизвестные страницы жизни Ивана Лаврентьевича.

И конечно, я благодарна нашему научному руководителю — директору Института проблем нефти и газа СО РАН, доктору технических наук Марине Дмитриевне Соколовой, изучающей научное наследие Кондакова, и моему сосоставителю — младшему научному сотруднику института Валерии Павловой.

В октябре в ИПНиГ СО РАН пройдет научно-практическая конференция памяти Ивана Кондакова. А в КФЕНе, я считаю, должна быть установлена мемориальная доска, чтобы каждый студент СВФУ знал имя своего земляка, сделавшего научное открытие мирового значения.
Тем более что полноценное возвращение из забвения имени одного из светил отечественной химической науки, создание его научной биографии — это дело будущего, дело молодых исследователей.
Фото предоставлено Тамарой Семёновой.

+1
2
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
25 мая
  • Ощущается: 4°Влажность: 44% Скорость ветра: 7 м/с