yakutia-daily.ru

Как Якутия встретила войну

В 2012 году Департамент по архивному делу РС(Я) и Национальный архив республики выпустили сборник документов «Трудный путь к Победе». Охвачено было целое десятилетие – с 1940-го по 1950-й, чтобы показать, как мы встретили войну и как восстанавливали хозяйство после нее.

«От колхоза трудодней не получают»

О положении дел в колхозе «Кысыл хардыы» I Курбусахского наслега Усть-Алданского района в 1939–1940 годах сообщает референт информационно-статистической группы секретариата Президиума Верховного Совета ЯАССР Вешников: «Находящийся в личном пользовании скот колхозников не имеет сена, так как они от колхоза трудодней не получают и со стороны негде покупать…

А денежные доходы у некоторых колхозов не распределяли, у некоторых распределяли, и то совершенно незначительно.

Колхозники в прошлом году не получали достаточно доходов, но все же с трудностями жили доходами своего личного хозяйства, а нынче стало трудно жить доходом личного хозяйства, не получая доходов на выработанные трудодни от колхоза.

Этого, в частности, в Усть-Алданском районе, райисполком не учитывал, наоборот, тех колхозников и руководителей колхозов, попытавшихся заявить о трудностях, ругали и ругают за попытки проявления мелкобуржуазной антиколхозной кулацкой тенденции.

Райисполком не изучал причины неурожая в отдельных колхозах в 1939 г. и не вел решительной борьбы в 1940 г. для повышения урожая в этих колхозах». Информация была направлена заместителю председателя Президиума ВС ЯАССР Павлову.

«Заморозки и засуха погубили урожай»

В Горном районе было такое же положение.

18 февраля 1941 года председатель Октябрьского наслежного совета Иванов писал председателю Президиума Верховного Совета ЯАССР Сидоровой: «В нашем наслеге четыре колхоза, 140 хозяйств. В 1939-1940 годах заморозки и засуха погубили почти весь урожай зерновых. Засеяв 93 га, с каждого гектара мы получили 3,40 центнера урожая, в 1939 г. показатели были ещё ниже. Таким образом колхозники на протяжении двух лет не имели ни одного грамма семян за свои трудодни, еле хватает на посевной фонд.

Сена также мало: удалось заготовить лишь 14-17 центнеров с гектара…

В данное время у нас остановилось строительство двух типовых хотонов, двух свинарников и 19 домов, так как колхозники вместо участия в общественных работах заняты тем, что добывают себе пропитание: охотятся на зайцев и ловят рыбу.

Имеются случаи отсева школьников: не имея хлеба, родители не могут отправить их на учебу.

В 1940 году все масло, молоко, мясо, шкуры и т.д., полученные от общественного скота, было сдано в счёт децзаготовок, план выполнен на 93,3%, но на свои трудодни колхозники никаких продуктов не получили, прошу это учесть.

В наше время колхозы по стране достигли благосостояния выше среднего, но на окраинах с суровым климатом из-за двух подряд неурожайных лет район и наслег могут оказаться в числе отстающих, и мы обращаемся в верховный орган нашей республики, Верховный Совет, с просьбой о помощи: изыщите возможность выделить нам через «Холбос» или райпо Горного района пять тонн муки.

В урожайные годы колхозники получали на трудодни сотни пудов муки, а сейчас мы оказались в бедственном положении, и вся надежда только на помощь от государства».

«Просьба командировать фельдшера»

В Сунтарском районе – другая беда. Председатель нассовета II Бордонского наслега Иванов 27 февраля 1941 года пишет секретарю Сунтарского райкома Константинову о возникновении эпидемии: «В нашем наслеге от неизвестной болезни слегло 80% населения. 26 февраля шесть человек умерли, сколько ещё умрет – неизвестно. 25-30 человек в тяжёлом состоянии.

Все работы, за исключением колхозной фермы, остановлены. На занятиях в школе присутствует 75% учащихся.

Просьба командировать фельдшера. Со своей стороны обязуемся предоставить ему для оказания помощи населению помещение роддома».

Письмо Сталину

А вот заявление на имя Сталина жительницы Чокурдаха Токкинского района Милосердовой, написанное 24 мая 1941 года: «Дорогой Иосиф Виссарионович! Я мать четырех детей, инвалидка II группы.

Вполне верю, что нашей страной Ваша задача выполнена. Страна имеет семь миллиардов девятьсот миллионов пудов зерна. Я не понимаю, почему наших детей, нас морят голодом, выдают триста грамм в сутки. Мне кажется, что постановление нашего правительства о свободной продаже хлеба не отменено. В далёкой Якутии данное постановление нарушают уже второй год. В данное время снабжение хлебом распределено на категории: рабочие, строители получают 1 кг, члены их семей 300 гр, учителя 800 гр, остальные служащие 300 гр. Крупы, мясо, масло давно забыты, какие цветом, тогда как на складах имеются. Я не понимаю, почему так обостряют публику против нашего единого в мире социалистического государства, но считаю, что у нас в ЯАССР в СНК или Наркомторге сидит волк в овечьей шкуре или даже в нашем районе, тогда как при таком обстоятельстве жизни сознательно сделать какое-либо преступление, и то будешь в заключении получать 600 гр хлеба. В нашем районе колхозы охотничьи, сельхозпродуктов дают государству лишь незначительное количество, плодоносная почва закреплена за колхозами. Центр района расположен в тайге, пески и тундра, подсобное хозяйство, т.е. огород, посадить нет возможности, нет удобрений…
Райруководители пытались установить норму 1 кг хлеба в руки в порядке живой очереди, при такой установке 75% оставались совершенно голодные. Ввиду низких спускаемых лимитов (нарядов), на контингент 1500 человек лимит 15 тонн. Из этого числа выделяют колхозникам, за счёт чего мы и наши дети ложимся без ужина, а поужинаем, то завтракать не приходится. Вернее всего, кушаем два раза в сутки, и то не досыта, лишь бы не протянуть ноги. Я вполне уверена, что такое безобразие творится только у нас в Якутии. Прошу Вас, Иосиф Виссарионович, прошу поинтересоваться нашей далёкой Якутией, а в особенности Токкинским районом».

Ответ на это письмо пришел 26 августа, когда уже шла война. Заведующий приемной председателя Президиума Верховного Совета ЯАССР Литвинова писал Милосердовой: «В связи с создавшимся положением, т.е. военной обстановкой, по всей Якутской республике установлена норма выдачи хлеба на рабочего 800 грамм, на служащего 500 грамм и на членов семьи 400 грамм. Остальные продукты выдаются исходя из наличия таковых на месте, при учёте обеспечения в первую очередь закрытых учреждений, как то больниц, интернатов и т.д.».

Впереди было четыре года самой страшной в истории человечества войны.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top Яндекс.Метрика