Как составить генеалогическое древо на документах Национального архива Якутии

Как составить генеалогическое древо на документах Национального архива Якутии

Фото: Национальный архив РС(Я).
Читайте нас

9 июня – Международный день архивов, и в преддверии этого праздника «Якутия» публикует лекцию «Как использовать документы Национального архива при составлении генеалогического древа», которую заместитель директора НА РС(Я), заслуженный работник культуры Якутии Наталия Степанова прочла в Якутском государственном объединенном музее истории и культуры народов Севера имени Ярославского.

Отправная точка

Фото: Национальный архив РС(Я).

— Начинать нужно с изучения одной линии — то есть, желая уточнить родословную отца, придерживайтесь либо его отцовской линии, либо материнской. Иначе можно увязнуть в информации. Определившись с линией, первым делом нужно уточнить имя и обязательно прозвище человека, которого вы решили взять за «отправную точку» в своем исследовании. Кроме имени, важно знать, где он жил, где работал, изучить весь имеющийся в семье материал.

Потом обзаведитесь толстой тетрадью и отправляйтесь сначала в библиотеку: в последние годы и даже десятилетия краеведы выпустили множество книг по истории улусов и наслегов, в том числе и на материалах нашего архива. В этих изданиях можно найти даже готовые генеалогические таблицы.

Где эта улица, где этот дом?

— Первая сложность, с которой вы столкнетесь — административно-территориальное деление, которое в старину, как известно, отличалось от современного. В 1796-1805 годах наш край числился Якутским уездом Иркутской губернии, который подразделялся на улусы — Амгинский, Верхне-Вилюйский, Жиганский, Зашиверский, Олекминский, Среднеколымский, Удский (нынешняя территория Охотского района, переданного позже Магаданской области).

В 1805-1851 годах было деление на округа: Верхоянский, Вилюйский, Олекминский, Среднеколымский и Якутский. Например, Вилюйский округ состоял из Верхне-Вилюйского, Мархинского, Мастахского, Нюрбинского, Средне-Вилюйского, Сунтарского, Удюгейского, Хочинского улусов и Кочайской волости близ Сунтарского селения, где жили русские переселенцы.

В советское время административно-территориальные единицы тоже перекраивались. К примеру, Кобяйского района до 1937 года не существовало, он был создан из части Намского, Горного и Вилюйского. Горный район, в свою очередь, был образован в 1931-м из части Западно-Кангаласского и Намского улусов. А из истории вы наверняка знаете о существовании Ботурусского улуса, из которого потом «нарезали» сразу несколько районов – Таттинский, Амгинский, Чурапчинский. Восточно-Кангаласский улус ныне называется Мегино-Кангаласским, а Западно-Кангаласский – Хангаласским. Поэтому перед тем, как идти в архив, обязательно нужно выяснить, как раньше назывался улус, где жили ваши предки, к тому же ныне существующие наслеги — 1-й, 2-й и так далее – могли раньше относиться к другим улусам.

Все эти сведения можно найти в книге Федота Гавриловича Сафронова «Мирское управление Якутии», где все подробнейшим образом расписано, а без этих знаний идти в архив не имеет смысла.

Посемейные списки

— В архиве же надо начинать с изучения Посемейных списков по наслегам, сделанных во время сельскохозяйственной переписи 1927-1928 годов. Запомните обозначение фонда: Р-70, опись 38 («Р» — «революционный», 70 – цифровое обозначение фонда Статуправления ЯАССР). Там можно найти информацию сразу о нескольких поколениях вашей семьи: есть сведения даже о совсем маленьких на тот момент детях, об их родителях, о стариках. Записи такого рода: «Якутский округ, Восточно-Кангаласский улус, 2-й Нахарский наслег», затем дата составления списка и далее под номерами идут сведения о жителях: «66. Матвеев Дмитрий Семенович, 24 года, одинокий», в графе «занятие» указано «сельхоз». Под номером «67» идет Корякин Гаврил Сп., служащий, 38 лет, проживающий с 14-летним братом и дочерями 11 и 10 лет Ниной и Анисией. Возраст указывался примерно, со слов самих переписываемых. Наиболее точно он указан у детей, особенно самых младших – годовалому явно лишнего приписать не могли.

Интересная деталь: вплоть до 1928 года записывали и прозвища. Но нужно быть готовым к разным его вариантам. Например, своего деда я долго и безуспешно искала под именем «Куттубуой» (со слов матери), пока не наткнулась в документе 1917 года на запись «Платон Култусой».

Все Посемейные списки оцифрованы, и с ними можно ознакомиться, не выходя из дома, о чем чуть позже.

Родные аласы

— Дальше идут документы сельскохозяйственной переписи 1917 года (фонд И-343, где 343 – цифровое обозначение Статкомитета Якутской области). Здесь указаны сведения о домохозяине, без упоминания имен домочадцев (указывался лишь их пол и возраст), но зато упомянуты аласы, где они жили, и имевшееся у них имущество: «Вилюйский округ, волость Средне-Вилюйская, наслег Тенюргестях, населенный пункт Келтегей, деревня (местность) Алысынгда», занятие — рыбак, из скотины — две коровы, годовалый теленок и лошадь. Если была земля – указывалась площадь надела с уточнением, занимается ли хозяин хлебопашеством и владеет ли какой-нибудь техникой – скажем, плугом.

Помимо этого, в 1917 году проводилась Народная перепись. Но записей от нее сохранилось мало. Я, например, обнаружила лишь «Перепись граждан 2-го Бордонского наслега Хочинского улуса Вилюйского округа» за август 1917 года. Она интересна тем, что там указывалась принадлежность к роду – скажем, «Чамча».

Зато в документах Инородных управ сохранились списки 1900-х годов — своеобразная «компенсация» за отсутствующие у нас большей частью материалы Первой Всероссийской всеобщей переписи 1896 года. По каким причинам документы этой переписи к нам не попали, сейчас сказать невозможно. Одно из исключений – подробнейшие списки, сделанные Ботурусским переписным участком, и таттинцы, амгинцы, чурапчинцы могут иметь это в виду.

«Ревизии Российской империи»

Фото: Национальный архив РС(Я).

— Далее идут «Ревизии Российской империи» (фонд И-349 — фонд Якутского областного казначейства, описи 1-я и 4-я). Всего ревизий было десять, в Якутии провели восемь. Первая из них относится к 1761-1767 годам, но материалов почти не сохранилось. Мы располагаем лишь «Ревизской сказкой вилюйских тунгусов» и записями Алданской воеводской канцелярии.

А вот если изучить «Ревизские сказки» 1794-1795 годов, можно установить своих предков до девятого колена. Хорошо то, что в ревизских сказках приводились также сведения предыдущей ревизии: тогда-то такому-то было столько-то лет, а нынче – столько-то (либо он умер в таком-то году). Например, человек по имени Догордур в одной ревизии указан как 15-летний, в другой — как 28-летний. Есть упоминание о том, что его 13-летняя сестра «отдана замуж в Мегинский улус, наслег князца Тустука Абрамова, родника Бончука Дуякова, за калым».

Но должна предупредить: читать скоропись XVII-XVIII века трудно, это не современная кириллица, но, что особенно интересно, здесь указаны якутские имена наших предков, хотя русские переписчики записывали их на свой лад, как расслышали, и это очень усложняет дело – говорю это на своем опыте, так как занималась расшифровкой этих записей во время работы над своей книгой «История вилюйских якутов XVII века».

Надо отметить, что якутские имена дольше всего продержались у женщин. Мужчин же к перемене имени на русское, православное, подталкивало то, что принявший крещение на три года освобождался от уплаты ясака. А женщины ясак, как известно, не платили.

Среди женских имен того времени встречаются и необычные, на наш взгляд, имена: Дьэдьэн (земляника), Отон (ягодка), Сугун (голубика). А такое имя, как Хотун (госпожа), родители явно дали в надежде, что дочке удастся занять в обществе более высокое место. Но позже, в 1810-х годах, последовал запрет указывать якутские имена в официальных документах.

Метрические книги

Фото: Кюннэй Еремеева.

— Затем ревизия проводилась в 1811 году (материалы до нас практически не дошли), в 1815 году (в Якутии – на год позже, в 1816-м), и эти документы, к счастью, сохранились довольно полно. Материалов же ревизии 1833 года почти нет, а 1850-го (у нас ее опять провели годом позже, в 1851-м) – есть. Они хранятся в фондах И-349 и И-12 (фонд Якутского областного управления). Последнюю ревизию провели в 1857-1858 годах (у нас – в 1858-м). А потом – обрыв, лакуна. 40 лет как бы «выпали».

И тут приходят на помощь метрические книги. Допустим, в ревизской сказке 1858 года вы нашли своих предков, а дальнейшие сведения – когда их венчали, когда крестили их детей, когда отпевали – вы найдете именно в церковных метриках. Там указывалась даже причина смерти: «от расслабления», «от чахотки», «от поноса», «от лихорадки», «от головной боли».

Старейшие из метрических книг относятся к началу XIX века, но более полным материалом мы располагаем лишь с его середины. Хранятся они в фонде И-226, а кроме этого, они все оцифрованы и выложены на сайте нашего архива.

В помощь посетителям наши специалисты составили методический указатель «Метрические книги Якутской духовной консистории». Допустим, вас интересует человек 1912 года рождения, вы находите по этому указателю номер дела – 174, и по этому номеру находите его на нашем сайте через информационную систему АИС-ЭЛАР. В своем читальном зале, кстати, мы метрические книги уже не выдаем, посетители смотрят их с монитора компьютера.

Например, среди родившихся в 1893 году находим «Платон Алексеев». Родители: «3-го Жохсогонского наслега родник Алексей Слепцов, законная жена его Евдокия Иванова, оба православные». Крестили священник Лука Винокуров, псаломщик Иван Будницкий. Крестный – «родной брат младенца Трофим Алексеев Слепцов». Родился 29 октября, запись сделана 18 ноября. Речь идет о Платоне Алексеевиче Ойунском. Здесь с крещением затягивать не стали, но нередко детей крестили через два-три года после рождения, а то и через четыре.

Конечно, для работы с метрическими книгами надо знать, в какой церкви крестили, венчали и отпевали вашего предка. Здесь могу посоветовать книгу нашей прежней сотрудницы, доктора исторических наук Инны Игоревны Юргановой «Церкви Якутии».

Послужные списки и личные дела

— Наш архив располагает метрическими книгами только до 1921 года. Начиная с 1922 года записи о рождениях и смертях делали отделы ЗАГСа. Свой архив за 1922 год они сдали нам лишь недавно, сейчас мы занимаемся его оцифровкой, а все, что позже этого года, хранится в их архиве. Причем, насколько я знаю, очень многие документы утрачены во время потопов, пожаров…

Из других дореволюционных документов могу назвать Исповедную роспись: священник записывал со слов приходящих на исповедь кто они, откуда, с упоминанием всех чад и домочадцев. Информация довольно полная, однако до наших дней сохранилось лишь несколько таких документов.

Имеются и Послужные списки голов улусов и наслегов, купцов, где указаны, помимо должностей, их награды.

В советское же время на всех членов КПСС заводили личные дела, где указывалось место получения образования, жена, дети, места работы и так далее. В 2006 году, когда к Национальному архиву присоединили бывший Партийный архив, эти документы оказались у нас, но здесь есть нюанс: право ознакомиться с этими личными делами есть лишь у родственников.

Отдельная тема – ссылка. Постатейные списки административных, уголовных или политических ссыльных хранятся в фонде И-15. Также наши сотрудники подготовили Именной указатель всех ссыльных от А до Я, где легко можно найти номер дела.

На сайте Национального архива

— Приходя в наши читальные залы на Дзержинского, 41, и Кирова, 14, будьте готовы к работе на компьютере через информационную систему АИС-ЭЛАР. Работать с ней можно и не приходя к нам, и сейчас я расскажу, как это сделать самостоятельно.

Зайдя на сайт Национального архива РС(Я) archivesakha.ru, нажимаете на «АИС-ЭЛАР». Регистрируетесь через гостевой вход. Заполняете все поля, придумываете пароль, и заходите в Путеводитель по фондам. Тут и пригодятся названия фондов, которые я назвала выше. При указании фондов, описей и дел не забудьте отметить галочкой графу «с электронной копией». Появится текст «Выдача дел на традиционных носителях запрещена в связи с наличием электронных копий». Заходим в раздел «Требования дел», после чего наши сотрудники откроют вам искомые дела. Каждое утро проверяют сайт: если заявка подана вечером, с утра вы уже сможете с ней работать. Доступ открыт 20 дней, и на одно требование доступны будут не более 12 дел.

На нашем сайте есть обучающее видео и памятка на эту тему. Кстати, после оцифровки самых востребованных документов наш архив перестал оказывать платные услуги по составлению генеалогического древа.

Но есть исключения. Например, материалы Приполярной переписи, которая проводилась в северных улусах в 1928 году, изучать пока можно только в читальном зале на Дзержинского, 41. Также в читальных залах вы найдете методические пособия, подготовленные нашими сотрудниками – к примеру, с указанием, в каких делах, фондах хранятся сведения о том или ином наслеге. Плюс работы в зале – он в том, что наши специалисты в случае каких-либо затруднений сразу придут на помощь, пояснят, подскажут.

Часы работы читальных залов: на Дзержинского, 41, — с 9.00 до 16.00 (летний режим, обычный – с 9.00 до 17.00); на Кирова, 14 — с 10.00 до 17.00. Выходные — суббота, воскресенье.

+1
2
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
Поделись новостью:
19 июля
  • 14°
  • Ощущается: 14°Влажность: 94% Скорость ветра: 2 м/с

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: