yakutia-daily.ru

Из Тикси в Якутск. На своих двоих

Участники лыжного перехода из арктического поселка Тикси в Якутск в среднем за время пути теряют по 25 килограммов собственного веса, каждый несет за спиной 50-килограммовую поклажу. Каким надо быть человеком, чтобы решиться на такой изнуряющий поход, кем надо быть, чтобы повести за собой за две тысячи километров в якутскую зиму целую группу сподвижников?

Об этом мы поговорили с гостем нашей редакции, простым тиксинским учителем физкультуры Валерием Самойловым, который организовал четыре лыжных перехода из Булунского района в Якутск. 

Встречали как космонавтов

— Валерий Васильевич, почему вы решились на столь экстремальные походы?

— Начну с того, что я родом из села Кюсюр, расположенном за Северным Полярным кругом. С детства с отцом оленеводом прошел на оленях и на своих двоих многие километры родного края. Это я к тому, что сызмальства имел четкое представление о том, в каких сложных климатических условиях мы живем.

А мысли о дальних лыжных переходах появились еще, когда учился в школе. Однажды в 1973 году в Тикси из Кюсюра (это 180 километров через горный перевал!) на лыжах пошла группа под руководством Дмитрия Николаевича Горохова (депутат Госсобрания РС(Я) (Ил Тумэн) III, IV созывов – прим. авт.). Он тогда работал учителем рисования, черчения и физкультуры в Кюсюре. В Тикси их встретили как настоящих героев. Наверное, в те годы только космонавты удостаивались таких почестей и всенародной любви. Я был под огромным впечатлением! Как можно из такого далека прийти на лыжах?! В моем представлении это было как обойти всю планету. И тогда задумался: а смогу ли я повторить?

В 1981 году под руководством Дмитрия Горохова состоялся дальний лыжный переход от Якутска до Тикси. Они тогда преодолели 2000 километров. Движение, которое начали много лет назад молодые кюсюрцы, живет до сих пор. А я считаю Дмитрия Николаевича своим учителем.

Сам впервые организовал лыжный переход на дальнюю дистанцию в 1988 году, когда с ребятами из нашей школы пошли по маршруту Тикси-Найба-Тикси протяженностью 240 километров.

— Это как из Якутска до села Орто-Сурт Горного района!

— Да! Но наш маршрут пролегал по побережью самого сурового арктического моря. А это, сами понимаете, сильные ветра, пурга и отсутствие каких-либо населенных пунктов по дороге. Но мы одолели этот путь и поняли, на что способны. Потом были еще пять переходов на разные расстояния так же внутри улуса.

Школа выживания

— И родители доверяли вам своих детей?

— Да. Причем, зная условия нашего сурового края. Но люди доверяли нам, учителям, самое ценное – своих детей. Некоторые даже уговаривали взять их ребенка в поход. Потому что были уверены: это настоящая школа жизни. И человек, прошедший через все это, приобретает колоссальный опыт выживания в экстремальных условиях Севера.

— Наверное, не каждый школьник способен на такое?

— На этапе подготовки всегда обращаю внимание на психологию ребенка, даже на то, в какой семье он воспитывается. Обязателен медосмотр. А после одного случая я перестал брать на дальние переходы ребят без операции на аппендиксе.

Однажды мы со школьниками вышли на лыжах из Хара Улаха в Борогон. Маршрут протяженностью 120 километров. В команде было три девушки. На третий день смотрю, одна начала держаться за живот, вид нездоровый. Осмотрел ее, язык весь обложенный. Приняли решение возвращаться в оленеводческое стадо. А там как раз собирались отправляться за нами, потому что пришло сообщение о том, что в речку, через которую мы должны были переправляться, поступила вода. Больную переправили на вертолете в Тикси, где ее прооперировали. Чуть перитонит не случился. Вот с тех пор всегда и спрашиваю об аппендиците.

Еще один момент: во время похода у каждого обязательно должно быть задание. Ты не просто идешь на лыжах со своими товарищами, но также ответственен за что-то. Кто-то медик, он отвечает за аптечку, должен уметь оказать первую помощь, у техника обязательно наготове инструменты, назначали фотографа, летописца, командира, его заместителя.  

— Были случаи, когда во время походов стоял вопрос жизни и смерти?

— Как у нас в Арктике? Утром светит солнце, ничто не предвещает плохой погоды, а после обеда сильнейшая буря. И тогда держись! Мы с ребятами несколько раз попадали в пургу, пережидали, закапываясь в снег.

Один раз, когда шли по морю из Хара Улах в охотничий дом, начался сильный ветер. За несколько минут он выдул весь снег, и море превратилось в огромный каток. А мы на лыжах беспомощные барахтаемся. Одна девочка, ее Шура звали, отстала, я вернулся за ней. Смотрим, а наши ребята выбрали единственное верное решение – начали выбираться на берег ползком. Ну, и мы с Шурой за ними по-пластунски.

Выбрались на пригорок, решили подкрепиться. И вдруг оказия — одному из парней попались испорченные консервы, у него сильно разболелся живот, терпеть уже невмоготу. А пурга продолжается. Я тогда крикнул ребят, сказал всем встать на колени и образовать круг для бедолаги. Так, все, и девочки, и мальчики создали импровизированный туалет. А как иначе? Ветер же страшный, ты даже штаны не сможешь подтянуть, так будет парусить, не то, что до каких-то дел.

Дальше идем. Вдруг вижу, одна из девочек начала отклоняться от маршрута и уходить в сторону. Догнал ее, и вижу, что она уснула на ходу. Аж похрапывает. До того уставали…

Сейчас, думаю, меня как минимум уволили бы из школы за такие мероприятия, а тогда, в советские времена, нас дома встречали как героев.

— Сохранили связь со своими ребятами?

— Конечно. Постоянно созваниваемся, они часто приходят ко мне в гости, советуются, разговариваем, рассматриваем старые фотографии. У всех остались только самые лучшие воспоминания об этом времени.

Многие, кстати, сами стали организаторами лыжных переходов, экстремальных походов. Даже движение создали.

Маршрут мужества

— Расскажите о первом дальнем лыжном переходе.

— Мы в 2003 году решились пойти до Якутска по маршруту: Тикси — Жиганск — Сангар – Якутск. 2000 километров мы прошли за 46 дней. Вышли в марте, а в Якутск зашли аккурат к майским праздникам.

— Как долго готовились к этому шагу?

— Несколько лет, то есть все наши внутриулусные лыжные переходы и были подготовкой. Если же говорить о подготовке к самому переходу, то мы готовимся за год. Выходим на короткие расстояния внутри улуса,  приобретаем снаряжение, экипировку, подбираем  участников.

Одно из самых сложных: получить «добро» МЧС на экспедицию. Заполняешь массу документов. Скрупулезно составляем маршрут-схему. Точно подсчитываем, через сколько дней мы должны быть в том или ином населенном пункте, ведь в те годы не было навигаторов, спутниковой связи у нас тоже не было.

— А есть какой-то особый подход к подбору команды?

— Конечно! Как я уже сказал, человек должен быть здоровым и психически, и физически. Я так и говорил: «Слабых не берем! Если уверен в себе, то иди, но, знай, ждать тебя в пути мы не будем! Равняемся на сильных»

В 2003 году мы вышли из Тикси вчетвером. Все молодые крепкие опытные парни: рыбак, учитель, оленевод. А из Кюсюра к нам присоединился десятиклассник. Его родители просто умоляли взять с собой сына. Его отец – один первых переходчиков до Якутска. Я согласился на свой страх и риск с условием, что, если он выдержит путь до Сиктяха (это в 189 км от Кюсюра), то и дальше пойдет с нами. Парень не только выдержал, но и все время бежал впереди. Мы даже специально дополнительную поклажу подкидывали, а ему все нипочем.   

Единственный косяк у него был: очки солнезащитные, которые отец ему вручил, раздавил, сел на них. А в тундре без очков нельзя, через полдня можно потерять зрение. Я ему отдал свои запасные. Смотрю, он часто снимает очки. Я кричу: «Не смей!», а он все равно время от времени на лоб их поднимает. Оказалось, что я оставил линзы на минус пять. В общем взяли парня до города.

В поселке Кыстатыам нас догнали дальнобойщики из Намцев. Они, оказывается, следили за нами аж из Жиганска, видели, как мы в палатке без печки ночуем. Из сострадания предложили нам переночевать в машине. Мы отказались и привычно развернули свой лагерь, зашли в палатку, припорошили ее снегом и улеглись спать.

Жаркий путь

— Вы без печки что ли ночевали?

— Да. Ведь это же дополнительный груз. Ведь у нас у каждого за спиной рюкзак по 50 кг весом, а кроме этого еще запасные лыжи, шкуры. Однажды парни оленеводы на спор пытались их поднять. Не смогли.

Мы стелим на дно палатки шкуры, заворачиваемся в спальники, в пургу вообще в снег закапываемся. Так гораздо теплее.

— А как согреваетесь в пути? 100 грамм?

— Ни в коем случае!

В таких походах быть нетрезвым – смерти подобно. Да, мы берем медицинский спирт, но используем его именно по прямому предназначению, для растираний.

А так в пути не мерзнем, все время в движении же. Вот на ночевку, да, утепляемся, надеваем жилеты из овчины, а носки и лыжные ботинки засовываем за пазуху. К утру они уже абсолютно сухие.

Также жены нам шьют специальные бахилы из брезента, чтобы снег в ноги не попал. В начале похода они длинные, почти до паха, а в конце еле как закрывают лыжные ботинки. Так истираются в пути.

Ну и, конечно, согреваемся в населенных пунктах. В селах нас всегда очень тепло встречают, обязательно баня, вкусный стол, встречи с населением. Люди живо интересуются тем, как мы выдерживаем такие нагрузки.

— Как выдерживаете?

— Самое главное – дисциплина, не сбиться с маршрута и графика. У нас правило: на ночлег останавливаемся ровно в 19 часов. Ни часом раньше, если даже по пути встретили жилье. Иначе можем отстать от графика.

— Сколько километров проходили без единого населенного пункта?

— Однажды шли 400 километров, это две недели в пути.

— Чем кормились?

— Ели свои запасы. Мы до похода по три мешка сухарей сушим. Так, на каждый прием пищи раздавал по столовой ложке сухарей, а одну шоколадку (не плитку) делили на семерых. Парни его подкладывали под язык и растягивали удовольствие. Также у нас всегда с собой ружья, можем по дороге подстрелить дичь, где водоемы — рыбачим.

Случай в горах

— Рассказывали, что в один из переходов вас спасли на вертолете МЧС…

— Это случилось, когда мы решили пойти из Якутска до Тикси через Верхоянские хребты. Хочу сказать, что тогда все с самого начала пошло не так. В одном из ведомств нам обещали выделить финансирование на экипировку, снаряжение, но обещание так и осталось пустыми словами. Мы своим силами снарядились и вышли на маршрут. Дошли до границы Тукулан Усть-Алданского улуса и гор Верхоянья, и оказалось, что в МЧС нам передали неполную карту. Что делать? Не пойдем же наугад. Решили остановиться и ждать, пока за нами не пришлют подмогу. Связи не было.

Неделю мы, можно сказать, отдыхали, рыбачили и в общем-то не голодали. Правда, съели все остатки провизии. Потом в сюжете на телевидении рассказали, что МЧС спасли экстремалов, которые чуть было не погибли от истощения в горах.

О каком истощении речь могла идти, если мы подбежали к вертолету коньковым ходом, да еще и ребят из МЧС угостили свежей рыбой? 

К чести ребят, никто не запаниковал, все были спокойны и даже высказывали желание продолжить путь до Тикси.

— Кстати, об истощении. Действительно ли во время переходов теряете большую массу тела и как восстанавливаетесь после похода?

— Я терял по 25 килограмм веса. Однажды с нами пошел учитель физкультуры весом почти в центнер, рюкзак ему по два человека застегивали. А потом в пути вдруг видим, что он уже сам легко застегивается. По прибытии оказалось, что он похудел на 30 килограмм.

С возрастом восстанавливаешься дольше. После последнего перехода в 2010 году (мы шли по маршруту Чурапча — Нижний Бестях — Соттинцы — Намцы — Сангар — Жиганск — Тикси (2185 км)) я приходил в норму года два. А молодые парни переночуют дома в тепле, покушают маминых пирожков и уже готовы к следующим свершениям.

— Валерий Васильевич, а своих сыновей брали с собой на лыжные переходы?

— У нас с супругой Викторией пятеро общих детей, из них трое сыновей. Старший в девятом классе ходил со мной на маршрут протяженностью 400 километров. Понравилось, хотел и в дальний пойти, но не взял, потому что уже надо было ЕГЭ сдавать. А так все трое увлекаются лыжами. 

Лыжные переходы – это хорошая возможность для проверки своих сил, характера, такие маршруты воспитывают мужество, умение преодолевать трудности, тяготы походной жизни, чувство взаимовыручки и товарищества. И это прекрасный пример подрастающей молодежи.

— Когда в следующий поход?

— Думаю. В следующем году у меня юбилей – 60 лет, может, к этой дате и решусь на еще один поход длиной в две тысячи километров.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top