yakutia-daily.ru

Из рода Сюльских

В кругу семьи

Когда в начале 1930-х в Сюлинском наслеге Нюрбинского района хотели раскулачить владельца единственной в округе мельницы, земляки вступились за него: «Мы только благодаря ему до сих пор живы». И старика не тронули. Но, отправляя сына на учебу, он из предосторожности изменил ему родовую фамилию Алексеев на «Сюльский», которую тот впоследствии и прославил. Интервью с Сергеем Сюльским опубликовано в газете «Якутия».

Семен Семенович Сюльский – нарком (позже – министр) просвещения республики, начальник Управления по делам искусств и кинофикации Совнаркома ЯАССР. Его внук Сергей Августович Сюльский тоже немало сделал для сфер образования и культуры. Но не только.

 

Поющие гитары

— Родился я в момском поселке Хонуу. После трагической гибели деда семья оказалась рассеяна: моего отца исключили из пединститута, и он был вынужден уехать на север, его брата, аспиранта МГУ, посадили, а сестра сочла за лучшее вообще покинуть республику и всю жизнь прожила в Норильске. Бабушка осталась совсем одна. Кстати, отец меня, двухлетнего, свозил в Якутск, так что я единственный из пятерых братьев и сестер успел получить ее благословение.

А отец привил нам любовь к чтению, интерес к знаниям. У меня было еще одно увлечение: мы с одноклассниками играли в ВИА – вокально-инструментальном ансамбле при районном Доме культуры, и когда я после армии поступил на географическое отделение БГФ ЯГУ, декан Владимир Николаевич Винокуров поручил мне возглавить ВИА факультета. Первые дискотеки – наших рук дело. Про победы на смотрах художественной самодеятельности и фестивалях (даже на одном международном в Казахстане) я уже не говорю – переходящее Красное знамя мы из рук не выпускали, его потом на вечное хранение на БГФ оставили.

У студентов БГФ ЯГУ Марии и Сергея Сюльских было три комсомольских безалкогольных свадьбы – в Якутске, Моме и Сегян-Кюеле.

«Жили на сцене»

— После защиты дипломной под руководством выдающегося лимнолога Иннокентия Иннокентьевича Жиркова мне предложили остаться в аспирантуре (председатель комиссии, один из руководителей Якутского научного центра Дмитрий Дмитриевич Саввинов сказал: «Это же готовая кандидатская»), но я к тому времени женился, родился сын, жилья в городе не было, а в Моме меня ждали по распределению.

Три года проработал в родной Момской средней школе учителем географии, а потом меня вызвала 1-й секретарь райкома Варвара Андреевна Петрова: «В Тебюляхскую неполную среднюю школу нужен директор».

А это 200 км от Хонуу, родина моей матери. Правда, она меня с семьёй (к тому времени уже второй ребенок родился) туда отпускать не хотела, но мы все же поехали. Поселили нас и молодых учительниц в отремонтированном клубе. Одна из девушек, помнится, в кинобудке жила. А мы на сцене.

Тогда я и задался целью создать нормальные условия для работы. Но главным своим достижением считаю переход на односменное обучение и преобразование неполной средней школы (8 классов) в полную среднюю. Никто в это не верил, надо мной на всех собраниях смеялись: «Коммунистическая партия этого сделать не смогла, думаешь, ты сможешь?» Недолго, правда, смеялись: 1992-1993 учебный год мы начали уже в статусе полной средней школы.

Когда сейчас случается там побывать – душа радуется: в школе, администрации, ФАПе – везде свои специалисты. Приезжих туда не заманишь, только свои могут работать. Так что наличие полной средней школы в наслеге – благо для всех.

«Поднимали с нуля»

— Вскоре после этого руководство района назначило меня директором Момской СОШ. Задачи я себе ставил те же: создание условий. Когда на строительство средств в принципе не выделяли, добился возведения двухэтажного пристроя – спасибо заместителю министра образования Анастасии Кирилловне Павловой. Дети начали учиться в одну смену. Это был 1995-1996 учебный год.
Параллельно начал работу над открытием гимназических классов, но тут вызывает меня глава улуса Семен Павлович Сукуев: «Национальный природный парк у нас открывают. Как смотришь на то, чтобы стать директором?». «Нет, — говорю. – В школе работы много, только начал свои планы реализовывать». «В школу мы человека найдем», — сказал он.

Сейчас этот природный парк принимает в том числе и зарубежных туристов. Потухший вулкан Балаган Таас, самая большая наледь в мире – Улахан Тарын, незамерзающее при минус 60-ти озеро Улахан-Кюель, гора Победа – высшая точка Восточной Сибири… А поднимать его пришлось с нуля. Ничего же не было. Людей принимал на работу и по полгода не мог им зарплату выплатить. Предложил руководителю Департамента особо охраняемых территорий Егору Егоровичу Антонову провести благотворительный концерт в фонд парка. Он, кстати, в Театре оперы и балета прошел, за что я искренне признателен его тогдашнему директору Гавриилу Гаврильевичу Местникову. Выручка – 200 тысяч рублей, со всеми долгами смогли расплатиться.

А через два года меня пригласили в администрацию улуса заместителем главы. Избрали депутатом, в райсовете я был еще и заместителем председателя. Но тут у нас ребенок заболел, и мы переехали в Якутск.

К 100-летию Сюлинской школы в декабре 2019 г. возле нее установлен бюст Семена Сюльского, имя которого она носит.

Персональная ответственность

— Работать начал старшим референтом Департамента по местному самоуправлению. Республику в то время постоянно шпыняли: «Муниципальная реформа по всей России уже проведена, одни вы в хвосте плететесь». Но через короткое время мы были среди передовых регионов.

А в 2002-м мне сказали: «Ты огонь и воду прошел, созрел для главы. Будешь в выборах участвовать». И в январе 2003-го я возглавил свой родной улус.

В то время Арктике уделялось очень мало внимания, особенно в части строительства. Улахан-Чистайскую СОШ с 1970-х годов достроить не могли. За это время долгострой, сами понимаете, во что превратился. Пришлось все по-новой возводить. А в самых отдаленных наслегах, Чибагалахском и Тебюляхском, удалось построить дизельные электростанции. Потом – аэровокзал и 12-квартирный дом для ветеранов. Осуществил я и давнюю мечту администрации улуса о заправочной станции в райцентре – по сей день единственной в улусе. Еще мы одними из первых в республике перешли на цифровую связь.

А главное – сохранили поголовье коров и лошадей, когда по республике шел спад, поголовье же оленей увеличили с 9 до 16,5 тысяч. Кстати, по документам их было не девять, а 11 тысяч. Откуда такая разница? Подсчет оленей до меня велся по рации: какую цифру скажут, такую и запишут. Чем больше поголовье, тем больше финансирование, зарплата.

Я в каждое стадо стал отправлять специалиста администрации: «Персональную ответственность несете. Обнаружу приписки – сразу в прокуратуру». И сам лично ездил. Приеду, бывало, а мне говорят: «Здесь у нас триста голов, а вон за той сопкой – еще 50, за другой — 30, пригнать не успели». «Вот пригоните – посчитаем», — отвечал я.
Момский улус в те годы стабильно занимал 1-2 места во всех социально-экономических соревнованиях.

Дорогу мас-рестлингу!

— По истечении срока полномочий главы я был назначен руководителем аппарата Ил Тумэна, потом избран народным депутатом IV созыва. В числе прочего удалось добиться строительства в Моме новой школы.

А в 2011 г. стал председателем постоянного Комитета по делам семьи, детства, физической культуры и спорта.

Нынешний триумф мас-рестлинга «родом» оттуда. Мы провели в Госдуме РФ выездное заседание нашего комитета, где достигли договоренности о проведении в Якутске выездного заседания Комитета Государственной Думы по физической культуре, спорту и делам молодежи, и уже в июне 2013 г. встречали трехкратного олимпийского чемпиона Владислава Третьяка, боксера-тяжеловеса Николая Валуева, председателя комитета Игоря Ананских.

Когда инициировали законопроект о включении национальных видов спорта – мас-рестлинга, хапсагая, прыжков — во всероссийский классификатор, Третьяк был не в восторге: «Да кто ими заниматься будет?» Я говорю: «Вот съездим сейчас в «Триумф», посмотрим соревнования».

После «Триумфа» его настрой кардинально изменился. «Осенью, — говорит, — мы ваш законопроект в первом чтении рассмотрим». А зимой его в окончательном чтении приняли. Слово Третьяка, думаю, имело решающее значение.

Еще мы смогли добиться оплаты проездных для школьников арктических улусов, выезжающих на республиканские соревнования в Якутск. К сожалению, сейчас это на нет сошло, а у глав администраций бюджет ограничен, и чтобы отправить ребят на чемпионат или турнир, надо другие статьи «резать». Необходимо это возобновить, тем более Арктике сейчас столько внимания уделяется.

Переговоры о сотрудничестве с директором Большого театра Владимиром Уриным.

Неожиданное назначение

— Назначение директором Театра оперы и балета стало для меня неожиданностью. Но сейчас с полным основанием могу сказать: я сделал на этом посту все, что мог. Несмотря на скудное финансирование, удалось укрепить материально-техническую базу. А в 2015 г. мы выиграли грант Президента РФ (16 млн рублей) на постановку оперы «Князь Игорь», в 2019 г. — федеральный грант на 11 млн – на оперу «Трубадур». Ни один театр пока такого не добился.

Балетные фестивали вывели на международный уровень, нас включили в Ассоциацию международных фестивалей. В прошлом году меня пригласили возглавить жюри международного балетного конкурса в Нагое (Япония), — я считаю это признанием заслуг Государственного театра оперы и балета РС(Я). В планах было проведение международного балетного конкурса.

Какие кадры мы вырастили? Хореограф Екатерина Тайшина, режиссер Татьяна Саввинова, Максим Ноговицын учится на дирижера. А с какими мэтрами работали! Юрий Николаевич Григорович поставил у нас своего легендарного «Спартака». Велись переговоры о постановках «Раймонды», «Легенды о любви».

Мы планомерно расширяли репертуар – «Аида», «Севильский цирюльник», «Баядерка», «Сильфида». А какой интерес вызвала премьера оперы «Трубадур» в постановке Сергея Потапова! Когда же я только пришел, на иных спектаклях по 10-20 зрителей сидело. В целом показатели по посещаемости, по доходам повысились в 2-3 раза.

Большие гастроли

— Наши большие юбилейные гастроли уже стали легендой. Мы выступали в Мариинском театре (его худрук Валерий Гергиев оплатил еще и двухдневное проживание труппы в лучшем отеле северной столицы «Амбассадор»).

В Большом генеральный директор Владимир Урин сначала сказал, что у него все расписано, потом согласился дать день на новой сцене. А я ему: «Нет, надо на исторической». И уговорил.

Но аппетит приходит во время еды! Вышел на директора Большого театра Беларуси Владимира Гридюшко. Он тоже сначала давал один день, потом выделил и второй.

Из Белоруссии поехали в Литву. Конечно, были некоторые опасения, но принимали нас очень душевно: в Вильнюсе и Каунасе залы полные, овации по десять минут. Когда наш хор пел, люди плакали. То же было в Калининграде, и в Светлогорске, Великом Новгороде, Смоленске.

В 2018 г. я участвовал во Всемирном форуме по оперному искусству в Мадриде. Его организатор — президент ассоциации «Опера Европа» Николас Пейн (Великобритания) той же осенью приехал в Якутск, мы показали ему «Нюргуна Боотура». В итоге он пригласил наш театр вступить в ассоциацию.
В ноябре 2019 г. должны были по федеральной программе «Русские сезоны» поехать в Германию, организаторы предложили также гастроли на родине Моцарта, в Зальцбурге. А под Новый год нас приглашали в Южную Корею с балетом «Щелкунчик», после чего должны были проработать дальнейшие гастроли в Японию. Нас рекомендовали и к участию в «Русских сезонах» в 2020-м во Франции, Бельгии, Люксембурге. Да, я сделал все, что мог, и пусть, кто может, сделает лучше.

С внучками

Яблоко от яблони

— Сейчас я работаю в Государственном Собрании (Ил Тумэн) РС(Я). Недавно ездил на родину деда, в Сюлинский наслег Нюрбинского улуса. В сквере при школе, которая носит его имя, установили бюст. Издали книгу. Каждые два года проводят научно-практическую конференцию «Сюльские чтения».
Потомкам есть на кого равняться. У нас с супругой трое детей: старший, Станислав, юрист, Сардана — финансист, Нюргуяна – землеустроитель по образованию.

Сейчас подрастают шесть внучек. Кем станут, какую стезю выберут – загадывать рано. Главное, чтобы выросли достойными людьми.

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top