Историк Пантелеймон Петров: о бурном прошлом городской Думы и будущих исследованиях

Историк Пантелеймон Петров: о бурном прошлом городской Думы и будущих исследованиях

16:13
06 февраля 2022
Читайте нас

2022 год – вдвойне юбилейный, ведь отмечаем мы не только 100-летие автономии республики, но и 200-летие городской Думы.

Об этом расскажет наш сегодняшний гость – старший научный сотрудник Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, кандидат исторических наук, заслуженный ветеран Сибирского отделения Российской Академии наук, заслуженный работник культуры республики Пантелеймон Петров.

О роли личности в истории

– Жизнь на окраинах империи никогда лёгкой не была. «До бога высоко, до царя далеко». К Якутии это относится в полной мере. Всё же до самодержцев кое-что доходило: донесения о разного рода злоупотреблениях, беззастенчивом мздоимстве и прочая, прочая, прочая – всё это на фоне засух и шедшего за ними по пятам голода, косившего и так немногочисленное население.

Но верховной власти было не до этого: то очередная война, то смута, то дворцовый переворот. Ситуация стала со скрипом меняться лишь в правление Александра I. В 1819 году он назначил на пост генерал-губернатора Восточной Сибири Михаила Михайловича Сперанского, которого знал к тому времени больше десяти лет. Именно Сперанский занимался вопросами государственного преобразования самодержавия в конституционную монархию. «Расстрельная должность», – как бы сказали мы с вами. Собственно, в конце концов он и оказался в опале. Но Александр о нём не забыл, и когда чашу его терпения переполнил, наконец, очередной поток донесений о «перегибах на местах», он вновь приблизил к себе Михаила Михайловича, назначив его генерал-губернатором Сибири.

Первым делом Сперанский провел ревизию, по результатам которой иркутский губернатор Иван Пестель и его правая рука – помощник Трескин оказались под судом. Ниточки потянулись и в Якутскую область, начальником которой был родственник Трескина Миницкий. Лишился своей должности и он.
Но самое главное – эта ревизия дала богатый материал, ставший опорой для дальнейших преобразований в управлении Сибирью.

Тише едешь – дальше будешь

– Преобразование это было столь же кардинальным, сколь и неспешным. Сперанский был твёрдо убеждён, что до поры до времени необходимо сохранять старые институты управления, пока не «вызреют» новые.
Названия новых законов говорят сами за себя: «Учреждение для управления сибирских губерний», «Устав об управлении инородцев», «Устав о ссыльных», «Устав о содержании сухопутных сообщений в Сибири». Закон, упомянутый первым, стал для Якутска таковым и по степени значимости, а день его принятия – 22 июля 1822 года – стал точкой отсчёта для местного самоуправления.

В соответствии с ним Сибирь была разделена на Западное генерал-губернаторство и Восточное, куда наряду с Иркутской и Енисейской губерниями, Охотской и Камчатской областями вошла и Якутская область. Центром Восточного генерал-губернаторства стал Иркутск.
А Якутск был отнесён к группе «средних городов». Для сравнения: Олёкминск, Вилюйск, Верхоянск, Среднеколымск числились «малолюдными».

До реформы всеми вопросами городских сословий ведала городская ратуша. Но к городским сословиям в то время относились торговые и посадские люди, ремесленники и купечество. За «бортом» оставались дворяне, чиновники, духовенство, казаки, крестьяне – то есть податей в городскую казну они не платили. Такое положение сохранялось ещё очень долго.

В 1856 году в соответствии с предписанием Главного управления Восточной Сибири ратушу переименовали в Городскую Думу. Но и она распространяла свои полномочия только на купечество и мещан, а дворянам, чиновникам, казакам, духовенству, ссыльным крестьянам и представителям всех нерусских народов, в том числе якутам, была, как говорится, не указ, и ни копейки от них город не видел. Каково было работать в таких условиях!

Здесь надо обязательно упомянуть городского голову Ивана Платоновича Колесова: этот оборотистый и хваткий купец 1-й гильдии запомнился даже не тем, что пожертвовал 20 тысяч рублей (огромные по тем временам средства) на учреждение городского общественного банка, а тем, что, будучи головой, убедил губернатора в возможности и необходимости благоустройства улиц путём пожертвований. А когда тот подписал соответствующий указ, провел через Городскую Думу постановление, которое отныне обязывало горожан принимать участие в благоустройстве своих домов и прилегающей территории. Слово с делом у него не расходилось: именно при нём в Якутске начали выравнивать улицы и дворы, засыпать ямы – такого город не знал, пожалуй, со времён своего основания.

«В ущерб развитию его»

– Хотя с благоустройством дело и в более поздние годы обстояло, прямо скажем, далеко не образцово – как отпускались средства, так и обстояло. К примеру, в 1881 году доходы Якутска составили 26454 рубля 55 копеек. Практически треть этой суммы, 8352 рубля, шла на содержание городского общественного управления. Помимо этого, город содержал одно приходское училище, оплачивал учебу 10 учащихся Якутской прогимназии и одного – в Иркутской гимназии, на что уходило 1578 рублей 27 копеек.

Ещё одна статья расходов – квартирное довольствие повивальной бабки, 85 рублей – на этом расходы на медицину заканчивались. А вот на содержание пожарной команды из городской казны было отпущено 3516 рублей 57 копеек, хотя это объяснимо – город деревянный, а якутские юрты к тому же отапливались камельками, крайне небезопасными в пожарном отношении. На управление, отопление и освещение тюрьмы тоже приходилось выделять внушительные суммы, равно как и на отправление воинского постоя и повинности.

А на благоустройство города выделялось 394 рубля – квартирное довольствие четырёх повивальных бабок. Немудрено, что при таком раскладе визит любого высокопоставленного гостя вызывал нечто вроде светопреставления. Особенно лихорадочно пришлось «прихорашиваться», когда в 1886 году Якутскую область посетил генерал-губернатор Восточной Сибири граф Алексей Игнатьев, известный своей требовательностью по части чистоты и порядка. Кстати, странный для Якутии топоним «Графский Берег» в Намском улусе – это долгое «эхо» того визита. Именно там причалил к пристани пароход, везший генерал-губернатора по местам запланированных ревизий.

Но вернёмся к городской казне, а точнее, латанию в ней дыр. Сохранился протокол Якутской городской управы от 27 ноября 1887 года, где говорится, что для покрытия расходов, достигших дефицита астрономической по тем временам суммы в 19715 рублей 39 копеек (и ещё 3/4 копейки сверху!), надо бы изыскать дополнительный источник доходов, и лучше не один. Тут-то гласный Городской Думы Кондаков и внёс предложение о взимании повозного сбора с припасов, вывозимых на прииски. Предполагалось взимать по 40 копеек за воз с грузом не более 20 пудов. Но в феврале 1890 года (подсчитайте, сколько времени пришлось ждать) из Петербурга пришёл ответ, что это будет налог на приисковое дело – «в ущерб развитию его».

Кто больше?

– Размеры же местных сборов были в компетенции Якутской городской думы. Поэтому, к примеру, новый сбор – за прогон скота через городские земли – установили, не поморщившись.
Также городская Дума сдавала в аренду желающим… право сбора некоторых налогов. Даже торги проводились. Кто больше предложит, тот и пойдёт налоги собирать – к примеру, сбор «с пространства земли, занимаемого одною штукою скота, приводимого на Базарную площадь» или сбор «пошлинных денег с переправляемых на городской берег дров и круглого леса (кроме жердей)».

Конечно, в таких условиях городским головой избирался, как правило, очень состоятельный человек, от которого, конечно, ожидали пожертвований. О Колесове я уже упоминал, теперь хочу упомянуть другого голову – тоже купца, Василия Астраханцева. Он внёс большую сумму на строительство здания пожарной команды, а в 1913 году «отписал» банковские проценты с 1300 рублей городу – с условием учреждения ремесленного училища. Ну и, будучи городским головой, организовал сбор пожертвований для строительства ночлежного дома для бездомных.

А ещё, говоря о Городской думе, нельзя не упомянуть духовенство. Хотя изначально оно не считалось городским сословием, со временем его представители стали более чем активно участвовать в работе Городской думы – они ведь были грамотными, что в дореволюционной Якутии было на вес золота.

Духовенство сыграло большую роль в развитии области в целом. Якутск в силу своего местоположения был, что называется, опорным пунктом православия северо-восточной Азии, ни один миссионер и архипастырь не миновали его, а архиепископ Камчатский, Курильский и Алеутский Иннокентий (Вениаминов) даже перенес сюда свою кафедру. И не только кафедру: в 1858 году в Якутск «перебазировалась» с Аляски и духовная семинария, а в 1859-м наш город стал резиденцией викарного епископа. В 1870-м – центром Якутской епархии. И вообще, первая школа, первые книги на якутском языке, первая газета появились у нас благодаря им, православным священникам.

ХХ век начинается

– Однако в истории есть примеры не только прогресса, но и регресса. В 1892 году правительствующий Сенат утвердил «Городовое положение», в соответствии с которым в губернских и областных городах налоговый ценз избирателей заменялся имущественным, иначе говоря, избирательное право получали лишь те, у кого имелось недвижимое имущество на сумму 1000-1500 рублей. Таковых набралось 106 человек. До первой русской революции оставалось всего ничего.

А 9 января 1906 года, в годовщину Кровавого воскресенья, более двухсот человек ворвались в здание городской Думы, где на повестке дня стоял вопрос о требованиях недавно организованного союза мелких базарных торговцев и рыночных поденщиков по снижению налогов.

Гласные при виде толпы попытались спешно покинуть помещение, но их силой водворили на место. Итогом этого «заседания» стала резолюция о сложении гласными своих полномочий.

Излишне говорить, что уже 1 февраля эта резолюция была отменена, но вскоре прошли выборы новых гласных, и с каждым годом состав думы все больше демократизировался. Обсуждали они уже не сборы по 20 копеек с воза, а строительство водокачки, электрической, телеграфной и телефонных станций, общественных каменных зданий.

…Если говорить о моём интересе к этой теме, то история города Якутска занимала меня ещё со студенческих лет. Со второго курса я ходил в государственный архив, как на работу.
В те годы архив размещался в древнем храме мужского монастыря, и я с интересом разглядывал интерьер алтаря и трапезной, заваленных кипами архивных документов.
Что же касается конкретно Якутской городской думы – это первая ласточка органа самоуправления, возникшего ещё по реформам Петра I, история которого до сих пор не исследована, что для меня является задачей дальнейших исследовательских поисков.
Фото предоставлено героем материала.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
9 декабря
  • -35°
  • Ощущается: -42°Влажность: 68% Скорость ветра: 2 м/с