Исполнительница роли Ньырбачаан о съёмках «Тыгына Дархана», четвероногом «учителе» и восприятии фильма

Исполнительница роли Ньырбачаан о съёмках «Тыгына Дархана», четвероногом «учителе» и восприятии фильма

Для Василисы Мыреевой роль стала дебютом на большом экране
11:11
07 ноября 2020

Кроме Ньургуна Бэчигэна, сыгравшего главную роль в фильме Никиты Аржакова «Тыгын Дархан», у которого мы взяли интервью в прошлый раз, открытием стала и представшая в образе Ньырбачаан Василиса Мыреева — для нее это тоже дебют на большом экране.

Вспомнить все

— В кастинге я не участвовала. Никита Иннокентьевич пригласил меня в павильон «Сахафильма», где уже шли съёмки, и просто сказал: «Попробуй». Меня одели, загримировали, я сыграла сцену и получила роль.

— Так просто!

— На самом деле, в жизни ничего просто не бывает. Первые два дня я не спала. Вообще. Опыта-то никакого. Да, конечно, я закончила колледж культуры и сейчас сама в нем преподаю, в том числе и актерское мастерство, но преподавать — одно, а когда ты на съёмочной площадке, и на тебя «смотрит» камера, смотрит режиссер и все, кто там в данный момент находится — это совсем другое.

К тому же в кино — своя специфика. Одну сцену могут снимать зимой в павильоне и летом — на натуре. И спустя столько времени надо вспомнить свое состояние, «вернуться» в него, снова все прочувствовать… А рядом гримеры и костюмеры припоминают, во что ты была одета полгода назад, какие на тебе были серьги, как лежали волосы и как на них была нанесена седина.

Единое дыхание природы и людей

— Главная же сложность в том, что съёмки идут совсем не последовательно.

— Анна Каренина сначала бросается под поезд, а потом знакомится с Вронским?

— Именно! А актеру при этом надо показать развитие своего героя. Но Никита Иннокентьевич очень грамотно управляет творческим процессом и чувствует своих артистов, как никто. С полувзгляда определяет, кто уже вошёл в нужное состояние, кто ещё нет.

Но хочу сказать — нам много что помогало.

На натурных съёмках — особенно съёмках ысыаха Туймаады — я ощущала единое дыхание природы и собравшихся на празднике людей.

Декорации Петра Бояркина — настоящие урасы, холомо, юрты — тоже помогали вжиться в роль.

Костюмы Дарии Дмитриевой — уникальные, ручной работы — прямо-таки «переносили» в то время. В них было удивительно легко двигаться, ездить верхом.

По коням!

— Кстати, во время съемок я впервые села на коня.

— Не может быть! В кадре — явно опытная наездница.

— Учитель был хороший. Точнее, два учителя — табунщик Петр Николаевич Саввин и конь Элэккэй, что в переводе означает «весёлый, лёгкий, добродушный». Однако, несмотря на все его добродушие, надо было чувствовать его, договариваться с ним, находить общий язык — без этого не научишься держаться в седле.

Для закрепления пройденного мы объездили все окрестности Соморсуна.

А так мы в стольких улусах снимали! Жизнь в походных условиях накладывает свой отпечаток, оставляет след в душе, ты уже становишься другим человеком, тем более если это длится два с лишним года.

И это были во всех смыслах замечательные годы: мы были вместе, нас вела вперёд единая цель.

— Это чувствуется, когда видишь результат на экране.

«Из зала выходишь другим человеком»

— Каковы были ваши собственные ощущения после просмотра?

— Честно? Я будто на другого человека смотрела. Но что касается самого фильма — два с половиной часа экранного времени пролетают незаметно, из зала ты выходишь другим человеком — проникаешься древней культурой и верой своих предков, преисполняешься гордости за народ, к которому принадлежишь, который обладает столь могучей волей и выдержкой, что выжил и пустил корни на этой суровой земле.

— Особенно если вспомнить судьбу Ньырбачаан: потеряв всех своих родных, она, маленькая, спасается в утлой лодчонке, пускаясь в плавание по великой реке.

Режиссер говорил в интервью, что уже начал работу над фильмом о Ньырбачаан.

— Это история о ее детстве. Моя Ньырбачаан — взрослая женщина, мать, душу которой раздирает тревога за судьбу сыновей.

— Кстати, а кто их сыграл?

— Быркынаа — Иннокентий Николаев — закончил наш колледж, Босхо — Ефрем Татаринов — тоже, но сейчас он продолжает учебу в Щепкинском училище.

Этно и фольклор

— После премьеры этого фильма в Нюрбе, на родине Ньырбачаан, вас будут носить на руках. А сами вы, кстати, откуда?

— Я ленская, из Беченчи. Там закончила фольклорный класс музыкальной школы, пела в самодеятельности, танцевала, а надо было что-то изобразить — и рисовала.

В колледж поступила на отделение «этнохудожественное творчество», где в 2007 году в первый и пока единственный раз был открыт курс по углубленному изучению якутского эпоса — после того, как ЮНЕСКО признало олонхо Шедевром устного и нематериального культурного наследия человечества, и у нас была принята программа по его сохранению. Этот курс я и закончила.

Во время учёбы в 2009 году получила гран-при Республиканского молодёжного конкурса «Мунха олонхото».

— Вот это все и пригодилось на съёмках исторического фильма. А если предложат роль в современном фильме — согласитесь?

— Я так далеко не загадываю. Предложат — тогда и подумаю.

Фото предоставлено героиней материала.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
25 мая
  • Ощущается: 1°Влажность: 45% Скорость ветра: 7 м/с