Долгосрочное планирование — ключ к устойчивому продолжительному росту Китая

Долгосрочное планирование — ключ к устойчивому продолжительному росту Китая

Выступая за несколько дней до апрельского саммита, посвящённого Дню Земли, госсекретарь США Энтони Блинкен признал, что Соединённые Штаты отстали от Китая в разработке технологий, необходимых для контроля и сдерживания изменений климата.

Он обратил внимание на тот факт, что Китай владеет почти 1/3 мировых патентов на технологии и решения, так или иначе связанные с возобновляемыми источниками энергии и является крупнейшим в мире производителем и экспортёром солнечных панелей, ветряных турбин, аккумуляторов, электромобилей на новых источниках энергии (NEV) и т. д.

Глобальное лидерство Китая в сфере возобновляемых источников энергии — это не случайность и не чудо, а закономерный результат того типа долгосрочного планирования, который стал ключевой узнаваемой характеристикой системы государственного управления КНР.

Национальные цели правительства в области возобновляемых источников энергии, рассчитанные на более чем 15 лет, были впервые представлены в 2005 году в документе «Среднесрочный и долгосрочный планы развития в сфере возобновляемых источников энергии». Соответствующий важный «Закон о возобновляемых источниках энергии», принятый в том же году, создал условия для роста генерации и потребления экологически чистой энергии и нахождения эффективных решений проблем загрязнения воды и воздуха.

Каков реальный результат? «Китай на данный момент выигрывает глобальную гонку изобретений и производства технологий, которые позволят создать новый низкоуглеродный «зелёный» мир», — говорится в статье Foreign Policy.

В основе экономического планирования Китая лежат его пятилетние планы, реализация которых началась в 1953 году. Данный подход изначально была построен по образцу централизованной системы, действовавшей в СССР.

«Уже через два года после основания Китайской Народной Республики, КПК направила в Москву делегацию, в которую вошёл тогдашний премьер Чжоу Эньлай — для проведения консультаций по составлению плана первой пятилетки».

В первые годы экономические и производственные цели не всегда соответствовали плану, чиновники, ответственные лица и исполнители допускали ошибки, поскольку были новичками в данной системе.

Так, например, во время «Большого скачка вперёд», запущенной в конце 1950-х гг. экономической кампании по преобразованию экономики КНР из аграрной в индустриальную, многие цели не были достигнуты, поскольку они были чрезвычайно амбициозными. В результате даная кампания завершилась провалом.

Страна извлекла полезные уроки из этого негативного опыта, в дальнейшем разрабатывая и ставя достижимые цели, и проводя в последующие годы широкие консультации.

Лишь в 1970-х гг. — когда началась политика «реформ и открытости» — мир опомнился и обратил на этот процесс пристальное внимание. С тех пор пятилетнему стратегическому дальновидному планированию КПК повсеместно приписывают содействие непрерывному экономическому росту Китая и его превращение из неразвитой экономики во вторую по величине экономику мира.

По сообщению информационного агентства Синьхуа, составление проектов современных пятилетних планов обычно занимает три года. В их формировании участвуют самые различные органы, организации и специалисты, включая правительственные министерства, государственные предприятия, администрации провинций, учёные и аналитические центры, представители КПК на низовом уровне, политические партии, не входящие в КПК, а также частный сектор.

Жёсткой централизации прошлого на смену пришла широкая поддержка общенациональных целей развития. Следовательно, появилось больше шансов и возможностей для достижения успеха.

В 2014 году профессора Анна Алерс и Гюнтер Шуберт в своей совместной статье «Эффективное внедрение политики в Китае на местах» подчеркнули, что «эффективная реализация политики, которая наблюдается по всему Китаю, объясняется треугольником, состоящим из центральной разработки политики, институциональных ограничений и местных исполнителей стратегических задач».

Такой долгосрочный подход был подкреплён планами отраслевого развития.

В результате экономика Китая выросла с 493 млрд. юаней (76 млрд. долл. США) в 1981 году до почти 100 трлн. юаней (16 трлн. долл. США) в 2020 году. ВВП на душу населения в стране был сопоставим с ВВП Индии в 1978 году и составлял около 1280 юаней (около 200 долл. США). Сегодня он в 5 раз больше, чем у соседней Индии, и составляет около 64 тыс. юаней (около 10 тыс. долл. США).

Успех Китая в переходе от командной экономики советского типа к рыночной экономике способствовал появлению и развитию таких влиятельных глобальных высокотехнологических компаний, как Huawei (телекоммуникационное оборудование), ByteDance (социальная сеть TikTok), Tencent (социальная сеть WeChat), Alibaba (торговые Интернет-площадки Taobao, Tmall, Aliexpress и др.) и BYD (автопроизводитель).

Руководители страны неоднократно подчёркивали, что рынку следует позволить играть решающую роль в распределении ресурсов, и что Китай никогда не сможет вернуться к жёстко централизованно планируемой и регулируемой экономике, которая часто подавляет инновации, препятствует предпринимательству и гораздо менее эффективно распределяет ресурсы.

Согласно нынешнему плану Китай стремится «в основном осуществить социалистическую модернизацию» в течение 15 лет — к 2035 году и, в результате, стать «великой современной социалистической державой» к 2050 году. Конечная цель КПК — это создание «прекрасного Китая», характеризующегося верховенством закона, инновационными компаниями, чистой окружающей средой, растущим средним классом, высокоэффективным общественным транспортом и уменьшением неравенства и разрыва между городскими и сельскими сообществами.

Это вполне естественно кажется крайне сложной задачей, требующей серьёзной борьбы, однако, если оглядываться на опыт прошлого и использовать его в качестве ориентира, ставки на то, что КПК не сможет достичь поставленных целей, кажутся весьма неразумными.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
24 мая
  • Ощущается: 2°Влажность: 80% Скорость ветра: 0 м/с