Долгая дорога к Аллах-Юню

Долгая дорога к Аллах-Юню

Как в годы Великой Отечественной войны добывалось якутское золото
Читайте нас на

Читая, сколько золота дала Якутия стране в годы Великой Отечественной войны, мы не задумываемся о том, что за этим стояло. Кандидат исторических наук, ветеран труда РФ Николай Степанович Николаев расскажет газете «Якутия» об одной из составляющих (важнейших составляющих!) золотодобычи.

Через перевалы и наледи

– Золото на Аллах-Юньских приисках начали добывать в 1932 году, и сразу же встал вопрос с доставкой грузов. Самолёты туда не летали, по горной реке пароход с баржей не пустишь, и рельеф местности там такой, что грузовые машины, которых, кстати, тогда было мало, не пройдут.

В навигацию грузы доставлялись лишь до Охотского Перевоза, откуда до Аллах-Юня – 250 км, причем в гору, через труднопроходимые перевалы, не замерзающие и самой суровой зимой ручьи, наледи, где запросто можно переломать себе ноги, да еще опасность обвалов и камнепадов. Но стране нужно было золото.

Обязанность доставлять грузы на Аллах-Юньские прииски была возложена на якутские колхозы.

Совнарком ЯАССР давал разнарядку, а возчиков назначали на местах.

Кони, люди

– В дальний путь обычно отправлялась бригада из нескольких человек, на одного человека – четыре лошади, на каждую из которых приходилось в среднем по 300 кг груза, то есть на четырёх лошадях возчик вез больше тонны. Помимо этого, с собой брали свою еду и сено для лошадей. Сено особым образом скручивали, чтобы занимало меньше места.

Готовились заранее: отбирали лучших лошадей, откармливали. Людям тоже давали отдых перед дорогой, освобождая от колхозных работ, но большинство, как правило, тратило это время на то, чтобы помочь семье с запасами на зиму – например, заготовить дрова.

Мастера изготавливали сбрую и сани особой прочности – «аллахские сани».

Вопрос жизни и смерти

– Лучшие швеи шили одежду. На каждого возчика нужно было как минимум два комплекта зимней одежды и торбасов: при риске провалиться под лёд это вопрос жизни и смерти. Шкуры пропитывали костным мозгом, чтобы повысить влагостойкость.

Были ещё набедренники из собачьих шкур, которые натягивали поверх штанов, привязывая к поясу. Из собачьих шкур их шили по двум причинам: во-первых, это очень тепло, во-вторых, в них легче двигаться.

Ещё нужны были рукавицы – двумя парами не обойтись. К большим рукавицам прилагались так называемые «тарбах ютюлюк», похожие на перчатки, – на случай, если придется что-то чинить в дороге.

Подготовившись таким образом, возчики уходили после октябрьских праздников, чтобы вернуться лишь в начале апреля.

Бесперебойное снабжение

– К началу войны население Аллах-Юньских приисков доходило до 20-22 тысяч, и первое время призыва оттуда не было (добыча золота для воюющей страны – вопрос стратегический), так что снабжение должно было идти бесперебойно.

Пароходы «Лензолотофлота» доставляли грузы до Охотского Перевоза, где их принимал «Джугджурзолотопродснаб».

Там же находились представители районов, чаще всего – сотрудники земельных (по-нынешнему – сельскохозяйственных) отделов или райфо – районного финансового отдела. Они вели учёт грузов, на них же были и все рабочие контакты с «Джугджурзолотопродснабом». Колхозники-то просто перевозили груз и в таких тонкостях не разбирались.

Партийное руководство и контроль осуществляли представитель Якутского обкома ВКП(б) и Совнаркома ЯАССР, а также непосредственно Аллах-Юньский райком, поэтому за всю войну серьезных эксцессов там не было.

Крестный путь

– На пути от Охотского Перевоза до Аллах-Юня было расположено 10 зимовий, где ночевали возчики. От одного до другого – километров 25-30. Они представляли из себя длинный барак, заставленный двухъярусными кроватями и железными печками, которые топили смотрители этих зимовий. Также им вменялось в обязанность следить за порядком. Обычно это были два или три старика, либо же муж с женой.

Пройдя семь или восемь зимовий, достигали пика. Это место называлось Силлиэмэн и было очень опасным. Там нельзя было не то что разговаривать, а даже случайно кашлянуть из-за угрозы обвала. Свирепые ветры валили с ног и людей, и лошадей, а из-за снежных вихрей вперёд порой приходилось пробиваться на ощупь.

Лошади не могли затащить сани с грузом на такую высоту, их приходилось разгружать и делать две-три ходки.

Дальше, когда оставалось пройти три-четыре зимовья, дорога шла под уклон, и было уже легче.

Пешком в зимнюю стужу

– Весь путь в среднем проходили за восемь-десять дней. Именно проходили – пешком в зимнюю стужу.

В самом Аллах-Юне могли обязать отвезти груз дальше – непосредственно до приисков.

В среднем же за зиму возчик три раза проходил от Охотского Перевоза до Аллах-Юня.

Вот какой паек он при этом получал (на месяц): 18 кг муки, 1 кг 200 г крупы, 750 г сахара, 250 г чая, 1 кг 800 г мяса/рыбы, 800 г комбижира, 400 г соли, 200 г махорки, 5 коробков спичек.

За перевозку грузов колхозникам начислялись трудодни, а за выполнение внехозяйственной работы счёт колхоза в Госбанке пополнялся некоторой суммой.

Из тех, кто остался

– Если в предвоенные годы возчиками назначались самые выносливые и сильные мужчины, то с началом войны выбирать приходилось из тех, кто остался. Не всякий мог без последствий пережить тяготы такого долгого и трудного пути, сопряженного с постоянным переохлаждением и травмами. Кто-то умирал от туберкулёза, кто-то становился инвалидом. Конечно, точных цифр вам никто не назовет, но то, что перевозка грузов на Аллах-Юнь (особенно в военные годы) могла сильно сократить продолжительность жизни возчиков, – это факт.

В опубликованных на сегодня воспоминаниях упомянуты 545 человек, прошедших этот крестный путь. На самом же деле их было больше, так как в этих книгах не упомянуты возчики из колхозов Намского, Орджоникидзевского и Олекминского районов.

Помним, гордимся, благодарим

– Сохранились данные зимы 1943–1944 года. Чурапчинский район отправил тогда на Аллах-Юнь 60 человек и 242 лошади, Алексеевский – 54 человека и 136 лошадей, Мегино-Кангаласский – 166 человек и 521 лошадь, Намский – 100 человек и 375 лошадей, Амгинский – 105 человек, Усть-Алданский – 120 человек и 384 лошади, Олекминский – 65 человек и 250 лошадей, Усть-Майский – 24 человека, Орджоникидзевский – 90-94 человека (такое могло быть, если кто-то, например, возвращался с полпути домой по причине тяжёлой травмы или болезни) и 329 лошадей.

В среднем же за год на прииски доставлялось 1300-1400 тонн грузов.

В войну Аллах-Юнь давал до 10 тонн золота в год, как и Алдан, и на это золото закупалась по ленд-лизу военная техника.

Только вот подвиг возчиков не оценен по достоинству до сих пор. До сих пор у нас нет ни одного памятника этим людям. И Книги памяти нет.

P.S. Перевозка грузов на Аллах-Юнь осуществлялась с 1932 по 1954 (иногда упоминается 1956) годы, пока там не истощились золотоносные месторождения.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
17 августа
  • 14°
  • Ощущается: 13°Влажность: 82% Скорость ветра: 3 м/с